18+
18+
Границы исторического поселения в Томске, Исторический центр, Краеведение, томск историческое наследия тимяшевская границы поселения бокова советская россия «Сохранить для потомков». Что написала газета «Советская Россия» об историческом Томске 43 года назад

«Сохранить для потомков». Что написала газета «Советская Россия» об историческом Томске 43 года назад

Ровно 43 года назад, 1 августа 1979 года в газете «Советская Россия» вышел материал, посвященный Томску и его историческому наследию.

Мы приводим эту статью Л. Тимяшевской* целиком — она очень показательна в свете развивающегося сюжета с границами исторического поселения, соответствующего статуса Томска, а также проблем, связанных с реставрацией и сохранением исторического наследия города. Много ли изменилось за 40 лет? Что обсуждали тогда и о чем говорят сейчас?

Сравните, это интересно.

Памятники Отечества. Сохранить для потомков

Нынешней осенью Томск отпразднует своё 375-летие. Срубленный в начале семнадцатого века на крутой горе у слияния рек Томь и Ушайка для защиты земель от набегов южных кочевников, город стал и форпостом освоения Сибири, и торговым центром, и центром распространения «русского духа», русской культуры. В Томске появился первый за Уралом университет, первое медицинское училище, первый книжный магазин.

Проблемы охраны начинаются с вопроса: «Что считать памятником?». Ясно, что ответить на него можно, лишь проведя серьезную научно-исследовательскую работу, результатом которой должен стать «Свод памятников области». Без этого документа нельзя по-настоящему эффективно оберегать наше историко-культурное наследие. Важность этого дела состоит еще и в том, что на основе областных в будущем должен сформироваться «Свод памятников РСФСР».

Однако паспортизация памятников в Томской области непомерно затягивается. Управление культуры привлекло на хоздоговорных условиях бригаду архитекторов Министерства культуры РСФСР, и таким образом за два года составлены паспорта и карточки первичного учета почти ста зданий. Меньше повезло историческим и археологическим памятникам. Казалось бы, уж где-где, а в Томске грех жаловаться на нехватку научных кадров, способных дать квалифицированную оценку историко-художественным ценностям своего города. Увы, за такую работу ученые берутся неохотно: третий год в университете не могут подготовить документацию на 50 исторических памятников, не выполняют договорных обязательств. Хотя такой солидный вуз должен был стать организатором всей работы. Да и другим вузам хватило бы дела.

Сегодня в Томской области под охраной государства находится 93 памятника архитектуры, 63 исторических, 512 археологических. Беречь их лучше всего в естественной среде — именно так можно сохранить своеобразие Томска, его историческое лицо. Для города, где, кстати, отчетливо просматриваются этапы застройки, наиболее подходит принцип «заповедного зонирования» в местах наибольшей концентрации памятников. Специалисты выделили четыре основные зоны. Одна из них — на месте закладки города. Здесь на Воскресенской горе, предполагается создать музей под открытым небом «Старый Томск», сохранив все нынешние постройки.

Непреложный закон: в охранных зонах ничего не должно ни строиться, ни сносится, чтобы не исказить исторический облик. Проект таких зон заказан московскому институту «Спецпроектреставрация», но работа ведется крайне медленно, за три с лишним года сделаны лишь некоторые разработки. А ведь без проекта нельзя скорректировать старый генплан города и тем более нельзя подготовить детальную планировку районов.

Дело конечно, не только в охранных зонах. Необходимо сохранить и отдельный, и мост, и даже арку или ворота, если они представляют архитектурную или историческую ценность. И вопрос о том, что считать памятником, что брать или не брать под охрану государства, могут и должны решать только специалисты. Между тем, нередко приходится встречаться с эдаким лихим всезнайством. Вот пример с Алексеевским монастырем. Этот памятник республиканского значения сильно пострадал от времени. Самые авторитетные специалисты рекомендуют немедленно взять его под охрану государства и реставрировать. Но горисполком против. Конечно, у городских властей могут быть возражения по существу. Но в случае с Алексеевским монастырем аргументы сводятся лишь к тому, что памятник находится в плохом состоянии. Горисполком, беря на себя функции архитектурной экспертизы, не знает, что неважное состояние памятника не уменьшает его ценности, а вот проволочки с реставрацией лишь усугубляют его состояние. Можно привести и другие подобные примеры.

Иные товарищи рассуждают так: согласиться на охрану — значит взять на себя серьезную ответственность. И появляется желание уклониться от нее. Так в частности, получается с частью уникальных зданий. Кое-кто считает, что нужно как можно скорее избавиться от «деревянного хлама». И резоны вполне благопристойные: дать людям современное жилье.

Что это, неразрешимое противоречие? Приходится ли действительно выбирать между своеобразием города и комфортом его жителей? Ничего подобного. В Ленинграде, в некоторых прибалтийских городах сначала отселили жильцов из многих старых домов, представляющих архитектурную ценность, потом благоустроили эти здания, перепланировали квартиры, провели реставрацию и снова вселили людей. И своеобразие сохранено, и современный комфорт обеспечен. Такой путь как раз и приемлем для Томска. В охранных зонах будут жить люди. И пусть речь идет о деревянных домах — разве в них нельзя создать современные удобства?

Могут возразить, что реставрация множества деревянных зданий обойдется дорого. Иное, мол, дело восстановить огромный каменный особняк, где разместятся десятки семей. Но, собственно, реставрация нужна большей частью лишь фасадам. Конструктивные же элементы домов требуют обычного капитального ремонта. В Томске есть годовой план реставрации памятников. Есть, разумеется, и обычный план ремонта жилого фонда, и нужно только умело сочетать их. Далеко не каждое уникальное здание будет со временем музеем, оно продолжит свою обычную жизнь как институт или учреждение. Так у памятника будет постоянный хозяин. Вроде все правильно. Но на практике аренда — сегодня одно из самых уязвимых мест в системе охраны памятников.

Далеко не всеми выполняются договоры об аренде. Скажем, купеческий особняк, построенный по проекту архитектора П.П. Федоровского, отличается великолепным дворцовым интерьером. Когда в прошлом году здание брали под охрану, руководство занимавшего его Института химии нефти Сибирского отделения Академии наук СССР отказалось подписать охранное обязательство. Более того, когда недавно институт освобождал особняк, сотрудники варварски обошлись с интерьером., а другой арендатор покинул здание бывшего магистрата без ведома работников производственной группы, что не допустимо, и оставил архитектурный памятник в аварийном состоянии, нарушив охранные обязательства. Закон РСФСР «Об охране памятников истории и культуры» предполагает за такие действия серьезную ответственность. Однако к недобросовестным съемщикам применяются лишь «разговорные» санкции — беседы в рай- и горисполкоме и тому подобное. Поэтому трудно сказать, удастся ли привлечь к ответственности того, кто довел здание магистрата до аварийного состояния. Ведь арендатором была... областная прокуратура.

Улучшению охраны памятников способствовало в должной мере создание мастерской «Томскреставрация». Партийные и советские органы проявляют заботу об укреплении ее производственной базы, комплектовании специалистам. Мастерская эта — единственная на несколько областей Сибири.

Но нельзя не видеть в работе мастерской и определенный перекос. Из всех объектов, где были заняты специалисты мастерской, ни один не подвергся полной реставрации. В одном месте восстановлен фасад, в другом — интерьер, в третьем — еще какая-нибудь деталь. Иные уникальные здания, как скажем, архитектурная жемчужина Томска — церковь Воскресения, построенная в XVIII веке, подолгу находятся в лесах. Думается, просчеты здесь в неверном подходе к реставрационным работам. В мастерской гонятся за дорогим «валом», в частности деревянной резьбой, вместо того чтобы вести комплексную реставрацию уникальных объектов.

К сожалению, это беда не только томских реставраторов. и следовало бы подумать о том, как изменить структуру подобных мастерских. Может быть, это будет обычный ремонтно-строительный трест. Ведь многим памятникам в большей степени требуется ремонт, чем собственно реставрация. А ее мог бы с успехом выполнить реставрационный участок при тресте. Тогда многое бы встало на свои места, и в частности расценки на виды работ. А то сейчас и обычный ремонт идет по реставрационным ценам, что делает дороже восстановление памятников.

Реставрационные работы нужны не только Томску. Вызывает тревогу и состояние памятных мест в тех селах области, где находились ссыльные большевики. Запущен домик-музей в Максимкином Яру — здесь пребывал в ссылке Я.М. Свердлов.

Затянулось благоустройство охранной зоны в Нарыме: часть тротуаров и штакетника поломана, на улице нет освещения... Тут уж не о реставрации приходится говорить, а об элементарном внимании к дорогим для всех нас местам. Вот, например, завершаются крупнейшие стройки. Когда-нибудь и они станут памятными. Разве история сооружения нефтепровода Александровское — Томск — Анжеро-Судженск не героична? Эта артерия, пересекшая всю область с севера на юг, — настоящий памятник трудовой славы. Почему бы не установить мемориальную доску, скажем, на месте сварки последней трубной плети?

Особого внимания заслуживают археологические памятники. Не все они хорошо изучены. С ними не считаются многие хозяйственники, на территориях памятников производятся застройки. таким способом в Верхнекетском районе, например, уничтожено поселение Кедровое. Лесоразработками потревожено Катайгинское городище. Есть случаи любительских, а точнее грабительских, раскопок. Сейчас прорабатывается перспективный план охраны, реставрации памятников Томской области до 1985 года. Предполагается расширить объем работ, привести в порядок многие уникальные объекты — церковь в Коларове, мост через Ушайку, дома. построенные архитектором К.К. Лыгиным в Томске, и другие. Но чтобы выполнение плана стало реальностью, надо серьезно разобраться в сегодняшних успехах и просчетах.

* Вероятнее всего, автором статьи является Лариса Тимяшевская, ставшая в конце 1970-х первой главой только что созданной службы по охране памятников за Уралом — в Новосибирске. Позднее служба превратилась в Научно-производственный центр по сохранению историко-культурного наследия Новосибирской области.

Если вы не в курсе ситуации с границами исторического поселения, можете быстро войти в курс дела, почитав эти материалы:

Редакция благодарит за помощь в подготовке материала заведующего Музеем истории, археологии и этнографии Сибири ТГУ им. В.М. Флоринского Илью Коробейникова.

Подписывайтесь на наш телеграм-канал «Томский Обзор».