18+
18+
Краеведение, Люди, Рассказано, Семейные реликвии, Сибирь, томск история краеведение родословная известные люди Тот самый Петр Аршаулов. Как правнук известного томича Игорь Туник нашел его портрет

Тот самый Петр Аршаулов. Как правнук известного томича Игорь Туник нашел его портрет

Петр Аршаулов — один из ярких персонажей томской истории конца ХIX века. Сыщик, литератор, картежник — он становился героем художественных текстов и научных исследований. Но никто не знал, как этот человек выглядел — казалось, снимков Аршаулова не сохранилось вовсе.

Теперь портрет томича найден — с ним нас познакомил правнук Петра Аршаулова, Игорь Туник, недавно побывавший в Томске. Благодаря ему, мы теперь знаем гораздо больше о семье Петра Петровича и судьбе, которая ждала его потомков.

Предполагаемый портрет Петра Аршаулова, хранившийся у его дочери Марии — бабушки Игоря
Фото: из семейного архива Игоря Туника

В Томск Игорь Туник приехал впервые — изучал документы о родных в архиве, порадовался, что его встретили доброжелательно. Говорит, что остались только положительные впечатления, и теперь всем друзьям и знакомым советует съездить в Сибирь:

— Здесь люди вообще очень доброжелательные, не сравнить с Москвой, — полагает Игорь Туник. — Я очень рад, что побывал в Томске. Мы, действительно, Иваны, не помнящие родства, это очень печально. Моя бабушка не говорила мне, чья она дочь. Впрочем, мне сложно было выяснять что-то о предках — мама умерла, когда мне было 8 лет, папу я потерял в 14. Дальше пошел по жизни сам, и спросить было некого. Моя бабушка жила в Новокузнецке с больным после долгих лет в лагерях дедушкой, ко мне в Москву приезжала ненадолго. О своем отце она мне ничего не говорила — по понятным для советских времен причинам.

Правнук Аршаулова Игорь Туник рассказывает историю своей семьи
Фото: Серафима Кузина

Семейную историю запутывали отношения Петра Аршаулова с прабабушкой Игоря Александрой Яковлевной. Дело в том, что она была замужем за коллежским регистратором Боровиковым, их брак по каким-то причинам не удавалось расторгнуть, и полицейский сочинитель жил с ней, не регистрируя отношений. При этом он не оставлял попыток решить этот вопрос мирным путем, чтобы в последующем официально зарегистрировать брак с Александрой Яковлевной. К сожалению, это так и не удалось сделать.

Когда у них родилось трое детей: в 1891 году Петр, в 1892 — Николай, а в 1895 году Мария, бабушка нашего героя, своих детей им пришлось усыновлять из-за того, что бывший муж Александры Яковлевны не давал развода. Мать Аршаулова Елизавета Михайловна (она пережила сына, ушедшего из жизни после гриппа сравнительно молодым, не дожившим до 50 лет, в 1904 году) внуков признала. Все они жили в доме Петра Петровича с матерью на Большой Подгорной, 83.

Ходатайство Томскому губернатору от Петра Аршаулова об усыновлении трех его несовершеннолетних детей
Фото: Игоря Туника из ГАТО

Игорь Туник выяснил любопытные подробности той романтической истории:

— В 19 лет Александра Яковлевна вдруг уезжает в Томск. В 1891 году, как я теперь узнал, появляется Петр. Она больше не возвращается к мужу, а он пишет письма, прошения: «Верните мне жену, у нее нет разрешения на выезд, нет никаких документов». Дело передают Петру Аршаулову с приказом разобраться. Он пишет: «Все нормально, я разобрался, она живет у моей матери как квартирантка». Александра Яковлевна пыталась оформить развод, но не получилось. В итоге ей пришлось усыновлять собственных троих детей от Аршаулова, по документам она была их опекуншей (мне удалось найти эту запись в томском архиве). Аршаулову тоже разрешили их усыновить, так они получили его фамилию и отчество. Но после его смерти пенсии им не полагалось — официально он был холост.

Книжку «Петр Аршаулов» Игорь Туник нашел в интернете, начал читать и вдруг обнаружил: всё сходится! Он видел у себя дома метрическую запись на официальной бумаге — Мария, дочь Александра Боровикова и Александры Яковлевны Боровиковой со стороны свидетелей Елизавета Михайловна Аршаулова и дядька Александры Яковлевны. В томском архиве он подтвердил эти факты.

Дочь Петра Аршаулова Мария (слева) и его жена Александра Яковлевна Боровикова
Фото: из семейного архива Игоря Туника
Прошение матери Петра Елизаветы Михайловны Аршауловой после его смерти о предоставлении пенсии его усыновленным детям, так как уже на тот момент она находилась в преклонных годах и не могла ухаживать за внуками. К сожалению, в прошении ей было отказано в виду того, что дети Петра были усыновленными
Фото: Игоря Туника из ГАТО

О жизни в Томске бабушка рассказывала немногое, но отдельные вещи все-таки звучали:

— Когда я был подростком, бабушке вдруг ни с того ни с сего прочитала молитву «Отче наш». Объяснила, что знает ее, поскольку училась в гимназии. После смерти Аршаулова его семья жила не очень хорошо, но, тем не менее, бабушка поступила в гимназию, — рассказывает правнук Аршаулова. — Я не знаю, атеистка она была или нет, но запомнил, как говорила: «У нас в Воскресенской церкви если пел дьякон, то свечи тухли». В Томске я с огромным удовольствием посмотрел на эту красивую церковь.

После смерти Аршаулова Александра Яковлевна снова вышла замуж, у Марии родились сестры Надежда и Ирина, которых она очень любила. Какое-то время они жили в Риге. В юности Мария, несмотря на то, что ее дед был антисемитом, влюбилась в человека с еврейскими корнями, Аркадия Борисовича Туника.

Семья Туник. Аркадий во втором ряду, крайний слева
Фото: из семейного архива Игоря Туника
В молодости Аркадий Туник учился в Технологическом институте, был революционером, твердым ленинцем. Являлся членом партии КПСС с 1920 года
Фото: из семейного архива Игоря Туника

Он был из Томска, окончил Технологический институт, потом стал революционером, участвовал в продовольственных отрядах. В 1937 году его арестовали, он отсидел 17 лет, вернулся тяжело больным человеком с погасшими глазами.

В 1937 году Аркадий Туник был арестован, отсидел 17 лет, домой вернулся тяжело больным человеком. Фото сделано уже после его освобождения в 1955 году
Фото: из семейного архива Игоря Туника

Семья Туник — Аркадий, Мария и их сын Борис — отец Игоря
Фото: из семейного архива Игоря Туника

Борис вместе с отцом
Фото: из семейного архива Игоря Туника

Борис в юношеском возрасте за книгой. В последствии любовь к чтению он привил и своему сыну — Игорю
Фото: из семейного архива Игоря Туника

— Прадед был бесшабашный картежник, и от генов никуда не денешься, я люблю играть в преферанс. Еврейская кровь, которая со стороны деда, во мне тоже иногда кипит, — признается Игорь Туник. — Бабушке выпала тяжелая жизнь, но она не озлобилась, я не помню у нее потухшего взора, она умела радоваться. У Марии Петровны была присказка — Бог даст день, Бог даст и пищу. Она действительно любила деда, не из соображений долга ждала его 17 лет.

Заявление Генеральному секретарю ЦК КПСС Хрущеву от Аркадия Борисовича Туник с просьбой восстановить его в партии
Фото: из семейного архива Игоря Туника

Аркадий Борисович тоже был очень интересным человеком. Его осудили и приговорили к смертной казни. У Игоря есть копия письма, которое дед отправлял Никите Сергеевичу Хрущеву. Никаких признаний Аркадий Борисович не подписывал, хотя следователь настаивал. В итоге казнь ему заменили на 20 лет заключения, но 90 дней он пробыл в камере смертника. Отсидел 17 лет, вернулся совсем больным.

Вспоминая «полярку»

Фото: Серафима Кузина

Внук Аршаулова, Борис, отец нашего героя, был полярником. Однажды он чуть не потерял грудного ребенка на севере — вез его на санях, вдруг оглянулся и заметил, что сына нет. Дальше он в панике подумал даже не о том, что младенец пропал, а что ему скажет жена Тамара. К счастью, маленького Игоря нашли. Эта история была редкой случайностью, не в характере Бориса Туника. Игорь Борисович до сих благодарен отцу за многие важные вещи:

— Не представляю, как он смог остаться один с мальчишкой 8 лет после смерти жены. Я знаю, он вложил в меня моральные устои, он со мной часто беседовал, — вспоминает Игорь. — Научил меня читать — я приходил из школы и 2 часа проводил с книжками. Мне сейчас многие окружающие люди говорят: «Ах, какой вы, Игорь Борисович!». Да я «тьфу» по сравнению с отцом! Он рисовал, хотя дальтоник. Никогда не был нытиком. Я читал дневник отца. Это тоже надо пережить — момент, когда родителя арестовали, и знакомые люди стали переходить на другую сторону улицы, чтобы не здороваться. Сохранились письма его бабушки, в свойственной ей манере она писала внуку: «Отец арестован, теперь ты в семье главный». Мой отец был педагог по натуре. Я запомнил его фразу — «дающий получает больше берущего». Теперь понимаю, отец был прав. В моей жизни случались периоды, когда я осознавал, не деньги решают, а совсем что-то другое. Я его спрашивал, рассматривая северные фотографии: «Что ты все время про эту „полярку“ говоришь с таким восторгом? 4-5 домов, ночь длится полгода, одни и те же лица перед глазами…» Он отвечал: «Во-первых, мы были молодыми, во-вторых — сказали бы мне встать и пойти — я бы прямо сейчас встал и пошел туда, так мы притерлись друг к другу».

Борис Аркадьевич Туник — отец Игоря — был полярником
Фото: из семейного архива Игоря Туника

Игорь Туник со своими родителями
Фото: из семейного архива Игоря Туника

Игорь Туник. Фотография сделана в 1950 году
Фото: из семейного архива Игоря Туника

Фотография с Севера, где работал Борис Туник
Фото: из семейного архива Игоря Туника

Письмо Игоря отцу
Фото: из семейного архива Игоря Туника

Недавно Игорь нашел документальное видео с участием отца — тот попал в короткометражку «От Москвы до Диксона», которую показывали в кинотеатрах перед кино. Получить запись удалось в архиве документалистики. Там мы можем увидеть живого, молодого отца Игоря. Впрочем, до старости Борис не дожил — умер рано, в 45 лет.

— Бабушка приехала ненадолго, было понятно, она сейчас уедет домой к деду, меня грозились по знакомству устроить в Нахимовское училище, что, как я теперь понимаю, было бы совсем не мое, я внутренне очень свободный человек, — поясняет Игорь. — Бабушка сумела найти мне у папы на работе опекуншу, документы оформили, и я жил свободно один, жилплощадь в Москве у меня была. Потом окончил Губкинский университет и уехал в Казахстан, где работал 15 лет.

Бабушка Игоря Мария Петровна Туник, дочь Петра Аршаулова.
Именно она сохранила предполагаемый портрет известного томича
Фото: из семейного архива Игоря Туника

Мария в молодости (по центру). Фото 1935 года
Фото: из семейного архива Игоря Туника

Мария вместе со своим мужем Аркадием. 1935 год
Фото: из семейного архива Игоря Туника

С внуком Игорем
Фото: из семейного архива Игоря Туника

Сестра Марии — Надя
Фото: из семейного архива Игоря Туника

Мария Петровна прожила 89 лет, а о судьбе прабабушки Игорь пока ничего толком не знает. Вопросов о предках много. Как удалось выяснить, Николай Аршаулов и бабушка Мария проживали в доме 83 на Большой Подгорной. Также есть запись о том, что прабабушка Боровикова закладывала этот дом.

Крыльцо дома 83 на Большой Подгорной
Фото: из семейного архива Игоря Туника

В семье об Аршаулове не упоминали. Снимки некоторых родственников в домашнем архиве есть, хотя известно о них немного. На одном можно узнать Александру Боровикову с выросшей дочкой Марией. На другой — Мария Петровна еще гимназистка.

Александра Яковлевна Боровикова (слева) с дочерью Марией
Фото: из семейного архива Игоря Туника

Есть снимок женщины, которую Игорь не знает. А еще сохранилась фотография мужчины, сделанная в конце 19 века. Его бабушка Мария бережно хранила всю жизнь. С внуком они портрет не обсуждали, но Игорь абсолютно уверен:

— Это Петр Аршаулов, хотя официального подтверждения нет. Но какого черта ей еще кого-то хранить. Конечно, это ее отец.

Игорь Туник уверен, что в Томске живут прекрасные и отзывчивые люди — это то, чем город точно может гордиться. За помощь и доброжелательность в поисках своих корней он хотел бы поблагодарить историка и краеведа Ирину Чернову, сотрудницу ГАТО Валентину Пискову, экскурсовода Александра Власенко, а также председателя еврейской общины Бориса Ромацкого.

Текст: Мария Симонова

Редакция Томского Обзора благодарит Центр иммерсивного искусства «Особняк» за возможность провести съемку интервью с И.Б.Туником.

Подписывайтесь на наш телеграм-канал «Томский Обзор».