18+
18+
Деревянная архитектура, Дизайн, Квартира недели, Люди, Том Сойер Фест, памятник томск деревянное зодчество ремонт квартира купить интерьер том сойер фест Уютная жизнь. Как семья томичей отремонтировала столетний дом

Уютная жизнь. Как семья томичей отремонтировала столетний дом

АВТОР
Мария Симонова

На улице — дождливая осень и суета, шумный проспект Ленина. Заходим в старинный деревянный дом в переулке Совпартшкольном, 6а и, наконец, можно выдохнуть. Здесь неожиданно для центра Томска тихо, очень тепло и для полного уюта к гостям ластится красавец-кот.

Это тот самый дом, фасад которого в этом году горожане чистили и красили в рамках фестиваля «Том Соейр Фест». Тогда участники интересовались, какие в этом доме удобства, и даже не продаются ли здесь квартиры. Вот мы и пришли в гости к хозяйке одной из квартир Марине Васильевой расспросить, каково это — жить в деревянном доме, и что понадобилось переделать ради комфорта.

Первый ремонт за 100 лет

Своя часть дома в отличном районе у семьи Васильевых появилась в 1993 году. Квартиру в два этажа дали супругу Марины Васильевны после долгих лет в очереди на жилье. Дети были еще маленькими, не ходили в школу. Первые полгода ушло на восстановительные работы:

— Дому было почти 100 лет, а ремонта в нем, судя по всему, не делали ни разу, — предполагает Марина Васильевна. — Наверху комната находилась еще в более-менее приличном состоянии, а в подвале стояла вода, по квартире ходили крысы. Разруха… Страшно показать фотографии, как дом тогда выглядел. Мы пошли средневековым способом: на 1 этаже закрыли стены гобеленами (ремонтировать их было страшно, еще потом, когда появились материалы, закрыли их панелями), на втором переклеили обои, покрасили полы. Спустя какое-то время ЖЭУ поменяло нам трубы, на этом их участие закончилось. Позже мы заменили полы и засыпали подвал керамзитом, так боролись с влагой.

Пришлось решать проблему с горячей водой — в дом шла техническая, качество было соответственное, мыться в ней было явно не полезно. Тем более, даже и плохую воду каждый год отключали на 4 месяца, с мая по сентябрь. Семья попробовала проточные водонагреватели, а когда в конце 90-х в Томске появились бойлеры, то поспешила его установить. С той поры с ним и живут.

Если целью первых ремонтов было обжить дом, то в 2017 году жилье силами семьи преобразилось всерьез:

— Тогда мама уже жила в доме одна. Ей многое нравилось — расположение в центре Томска, что есть пусть небольшой, но свой двор, что рядом инфраструктура и транспорт. Дом теплый, в нем хорошо. Переезжать не хотелось, — объясняет Максим, сын Марины Васильевны. — Но дому требовался капитальный ремонт. Мы хотели решить проблемы и при этом сохранить историческую атмосферу. Привлекли к работе строителей, разработали проект дизайна. Переделали коммуникации — подачу тепла и воды, поменяли батареи, канализацию. Понадобилась перепланировка помещений. К современным коммуникациям в туалете и ванной свои требования, надо было соблюсти определенные параметры.

Начали переделывать дом со второго этажа, где работ было меньше — там только жилые комнаты. Поменяли перегородки, выбрали обои и мебель. На первом этаже пришлось сложнее — прежде дом постоянно подтоплялся, в этих помещениях было прохладно. Пришлось поменять теплоснабжение, переделать канализацию, убрать все перегородки — остались только несущие конструкции. Повлияли на проект и задумки, с прошлым дома и с восстановлением коммуникации никак не связанные:

— Маме очень хотелось, чтобы в гостиной был камин, — поясняет Максим. — Ради этого поменяли планировку комнаты, расположение мебели. Для стилизации комнаты под старину использовали вагонку — так придумали, еще когда был жив отец. В этом месте гостиной всегда была иллюзия барной стойки, здесь ее и разместили. Когда расширили ванную, кухня превратилась в «варочный цех», ее площадь — около 2 квадратных метров. Из-за несущих конструкций были проблемы с лестницей, в итоге мы еще лет 10 назад сделали винтовую. Теперь с помощью друзей-профессионалов ее улучшили, обшили.

Одним из важных моментов было справиться с полом на первом этаже. Из-за подтоплений на него положили керамическую плитку и предусмотрели насосную систему, чтобы откачивать воду. Еще из материалов на 1 этаже использовали доску-вагонку и влагостойкий гипсокартон, поверх него клеили обои. Материалы старались брать сибирские, многое было от томских производителей. Заказывали из других стран только обои и мебель. Так дом и преобразился.

Легенды дома

Хозяйка Марина Васильевна признается, что одним из главных моментов, когда планировали ремонт, для нее был камин:

— В нашей Сибири в мае после отключения отопления и августе–сентябре, когда его еще не дали, дома очень холодно, а у нас еще была высокая влажность. Камин здорово спасает. Внуки его любят. Кот привык возле него греться. Теперь дали тепло — у него шок: дома жарко, а огонь не горит. В целом я любитель классики — натуральное дерево, стекло, металл — те материалы, которые мне близки. Мы с мужем всегда мечтали (он был из семьи с богатыми традициями), чтобы у нас было тепло, уютно и сохранялась атмосфера старинных домов.

Когда-то в этом помещении стояла голландская печь, но сохранить ее в 1993 году не удалось, пришлось разобрать. Но сделать дом похожим на старый купеческий Васильевы попытались. Подробностей о прошлом своего жилья они не знают. Полагают по расположению этажей, что в нем обитали купцы. Про соседний деревянный дом известно больше — там была людская для Мариинской гимназии (теперь школа №3).

— О нашем доме есть легенда, что в нем жил священник церкви на Октябрьской, — говорит Марина Васильевна. — В советское время здесь располагались фотоуслуги. Когда запретили использовать цокольные этажи для производства, то нижний этаж превратили в подсобное помещение. В одном я уверена — дом энергетически правильно построен. В моей спальне на втором этаже больше 15 минут невозможно находиться, засыпаешь и крепко спишь. Что такое бессонница, здесь никто не знает.

Основной ремонт занял четыре месяца. В 2017 году в начале сентября занялись вторым этажом, в конце декабря работы закончили. В следующем году, когда потеплело, взялись за нижний этаж. В сентябре доделали беседку во дворе — у Марины Васильевой как раз был день рождения, его отмечали уже в обновленном доме.

Глобальное преображение жилья оказалось делом дорогим — говорят, такой суммы хватило бы на новый дом. Если насчет материалов можно было договориться, то самой большой статьей расходов оказалась мебель.

Тепло и тихо

Каково это — жить в построенном больше века назад деревянном доме? Марина Васильевна остро почувствовала разницу во время ремонта, когда переезжала к дочери и к сыну, обитала то в кирпичном, то панельном доме:

— Поняла, что отвыкла от шума. У меня центр города, рядом машины, но в доме ничего не слышно, очень толстые стены. Полы были из натуральной лиственницы, мы сохранили их как основу. Еще большое различие — тепло. Когда дают отопление, то за 2-3 дня дом прогревается, температура наверху обычно около 30 градусов. Батареи выключаешь, а дерево впитывает тепло, поэтому тепло и сухо. Другой плюс — маленький двор. Соседи у нас хорошие, единственное, беспокоимся из-за школьников. Они заходили во двор курить, мы боялись пожара, пришлось закрыть двор.

Своим двором жильцы занимаются сами — дворника здесь нет, крышу тоже приходится чистить своими силами. Управляющая компания пыталась принять участие в жизни дома дважды, и оба неудачно. Один раз чистили крышу и пробили ее ломом, другой раз скинули снег на машину. А потом УК отказалась от деревянных домов, к чему Васильевы относятся философски. Они справляются своими силами и ценят самобытность жилья:

— Атмосфера деревянного дома всегда неповторима, — полагает Максим. — И здесь быстрее высыпаешься. Проблем в эксплуатации дома не возникает. Главное — поддерживать его состояние, следить за ним. У нас специальная вентиляция — деревянное здание надо проветривать, сушить, тогда оно сохранится в достойном состоянии намного дольше. Текущий ремонт для собственников — не проблема.

Интересно, что о любви хозяев дома к деревянным домам может рассказать даже картина на стене. Это работа томской художницы Надежды Кириковой.

— Мы были на открытии ее выставки, и я заметила — картина постоянно притягивает мой взгляд, — объясняет Марина Васильевна. — Надя живет в похожем на наш деревянном доме, только расположенном возле церкви на Октябрьской. Она очень любит такие здания, и написала одно из них. Я смотрю на полотно и думаю, что точно знаю, где этот фонарь находится.

Восстановить здание

В 2019 году, уже после ремонта, семья узнала, что их дом имеет историческую ценность и подлежит сохранению. Они уже думали привлечь к зданию внимание властей — вторая половина дома в муниципальной собственности, и там о реконструкции речи не идет. Получается, состояние двух частей здания очень разное. В мае выяснилось, что дом выбрали для участия в проекте «Том Сойер Фест», летом началось восстановление фасада:

— Большой объем уже сделали, нам повезло, что мы познакомились с людьми, заинтересованными в сохранении культурной среды, — говорит Марина Васильевна.

— Мы сами в реставрации фасада не участвовали, но у нас есть пристройка к дому, веранда, и мы решили, что на следующий год обошьем ее деревом, — добавляет Максим. — Хочется полностью восстановить дом.

Еще проект доказал — Томск город маленький. Среди тех, кто участвуют в проекте оказались знакомые лица:

— Художница Лукия Мурина — одноклассница моего Максима, — рассказывает Марина Васильевна. — Здорово, что много людей заинтересовано в проекте, и что среди них есть знакомые. Им проще высказать пожелания.

Подписывайтесь на наш телеграм-канал «Томский Обзор».

Тэги/темы:
Комментарии для сайта Cackle