18+
18+
Город, Деревянная архитектура, Краеведение, деревянное зодчество томск мастера Мастера старого Томска. Чьими руками создано деревянное кружево?

Мастера старого Томска. Чьими руками создано деревянное кружево?

Сергей Мальцев
Обозреватель

«Кто это всё построил?» — спрашивают, глядя на памятники деревянного зодчества Томска, и восхищенные приезжие, и привыкшие томичи. И получают в ответ фамилии: «Крячков, Хомич, Федоровский, Оржешко, Голованов, Горохов, Желябо, Громов»… Авторов или владельцев этих шедевров.

Но были еще и те, кто напрямую приложил свои руки к этим стенам: плотники, каменщики, резчики по дереву. И здания, которые воплощают замысел архитектора, хранят следы работы рук мастеров. Вот о них и пойдет разговор.

Плотники

Ул. Кузнецова, 30
Фото: Фаткулина Елена

Изначально Томск — деревянный. А значит, главной строительной профессией были плотники. Первый список томских плотников, дошедший до нас, был составлен в 1800 году, чтобы построить «перевозное судно-самолет на летучую переправу». Там были фамилии, издавна известные в томской истории: Алексей Хромов, Николай Кафтанчиков, Афанасий Вахрушев.

Но строительство в тот год не состоялось, так как приготовленный на берегу материал смыло половодьем. Снова собрали деньги, закупили материал, и составили новый список лучших плотников. В нем уже фигурируют имена, зафиксированные в последующей истории города. В частности, Семен Глазов и Дмитрий Беляев, потомки каждого станут купцами. Глазовы будут жить в пер. Хомяковском, ныне пер. 1905 года, а Беляевы — в двухэтажном доме на углу улиц Александровской и Торговой, сейчас это Герцена, 21/Вершинина, 14.

Ул. Герцена, 21
Фото: Сергей Медведчиков

Также «лучшие плотники» в 1802 году построили Думский мост через Ушайку. В качестве проверки моста «Мещанин Федор Степанов прогнал по Ушайскому мосту стадо рогатого скота в числе 35 голов без всякой опасности». Через пятнадцать лет Гавриил Батеньков займется перестройкой этого моста.

Думский мост. Набор фотографий «Виды города Томска». 1897 г. Фотограф В.А. Петкевич
Из фондов ТОКМ

Ну, и конечно же, плотницкие топоры приложились к каждому деревянному, и не только, дому в городе.
Плотники в начале XIX века были не отдельными рабочими единицами, они объединялись в артели, главой артели был плотничий подрядчик. Один из таковых, Александр Лопухов, имел собственную пилораму, мебельную фабрику и торговую баню. Проживал на углу улиц Мухинской (Сибирской) и Тверской. Другой подрядчик, по фамилии Большанин, жил в роще по улице Преображенской, 29, позднее, в 1868 году, на этом месте была построена Преображенская (Ерлыковская) церковь. Сейчас это квартал двухэтажных сталинок.

В принципе, плотничать умел каждый крестьянин или городской обыватель. Весь быт был связан с деревом. Постройки, транспорт и утварь в значительной части были деревянные, создавать и ремонтировать различные конструкции приходилось постоянно. Поэтому на плотничий промысел мог податься любой мужчина невысокого звания.

На строительстве публичной библиотеки Макушина. Томск, 1880-е гг.
Фото из фондов ТОКМ

А вот «лучшим» плотником мог стать не каждый. Глубины мастерства требовали очень серьезных, и я бы сказал, тонких знаний. Прежде всего о древесине, ее структуре, поведении в разных условиях температуры и влажности. Также нужен был точный глазомер. Хороший мастер никогда не портил ни бревна, ни заготовки. А самым загадочным является инженерное чутье у этих, в большинстве необразованных, людей. Их конструкционные решения порой требуют не только точных расчетов, но и таланта.

При строительстве мастера обходились небольшим количеством инструментов, основным из которых был топор. Топором плотник мог сделать практически все, недаром говорилось: «Дай крестьянину топор, и он починит даже часы».

Резчики

Ул. Красноармейская, 71
Фото: Лев Мучник

У всего есть изначальные корни. В качестве прародителей томского стиля резьбы определили поволжских мастеров. Оно и правда, владимирские и нижегородские узоры четко узнаваемы на многих томских домах. Но, тем не менее, томское деревянное зодчество уникально. В его памятниках можно встретить и характерных для Сибири соболя и елку, и экзотические пальмы, и мифических драконов, и сказочных жар-птиц, и Сирина с билибинских иллюстраций.

Животные и растительные мотивы в деревянном зодчестве Томска
Фото: Елена Фаткулина, Лев Мучник

Стилевое разнообразие декора томских деревянных домов вобрало в себя классический стиль, сибирское барокко и модерн. Основные носители декора у деревянных домов — это наличники, по ним можно определить архитектурный стиль здания.

Если линии ровные, симметричные, углы четкие, из украшений лишь «занавеси» на фронтоне, да строгие колонны на боковых досках — перед вами классицизм.

Если линии волнисты, декор обилен и витиеват, в нем читаются растительные мотивы, а за резьбой иногда не видно стен — это сибирское барокко.

Если вы видите асимметричный деревянный дом с необычной крышей и формой окон, декор плоский и не очень обильный, больше состоящий из геометрических фигур, соединенных с плавными растительными линиями или без них — то это модерн.

Но кто же вывел своей рукой всю эту красоту? Лучшие резчики по дереву так и назывались — «мастера первой руки». Первые сведения о таком мастере встречаются в архивах в 1846 году, упоминается резчик «приличных фигур» Федор Ищенский из Уртама. О работах его нет никаких сведений, да и вряд ли они дошли до нашего времени.

Также в документах говорится, что в 1864 году на улице Акимовской, ныне Шишкова, 20, проживала целая артель резчиков. Головой в артели был Александр Голышев, московский мещанин. А еще в артели трудились два крестьянина Орловской губернии Дмитрий Сидоров и Григорий Саамов, также Македон Ингодов из Пермской губернии, и томичи Василий Пестов и Максим Климарев. Примечательно, что вплоть до конца прошлого века по адресу Шишкова, 20 располагались столярные мастерские, и в наши дни там же находится фирма по производству дверей. Такая вот преемственность места.

Ул. Шишкова, 20. Здесь жила артель резчиков
Фото: Сергей Медведчиков

В конце XIX века в России стала формироваться новая система учета населения, связанная, во многом, с отменой крепостного права, — ведь определенная часть освобожденных крестьян снялась со своих мест и отправилась на поиск лучшей жизни. Поэтому, начиная с 80-х годов XIX века, мы имеем значительно больше данных о жителях Томска.

Вот в 1881 году в начале Воскресенского, сейчас Октябрьского, взвоза была мастерская резчика Нила Степанова. А соседом ему, только с выходом на Кузнечный взвоз, был другой столяр Егор Бурков. В то же время из своей мастерской, на углу нынешних улиц Яковлева и Ново-Ачинской, столяр Иван Першин обслуживал всю Новую деревню (район от Яковлева до Ново-Киевской, с севера ограниченный переулком Мариинским, с юга — переулком Красного Пожарника), Кирпичи (улицы Октябрьская, Средне-Кирпичная и переулок Песочный) и Болото (улицы Загорная, Шишкова, Лермонтова и Обруб).

Были среди резчиков и особо уважаемые люди. На Большой Подгорной, рядом с каретной мастерской Патрушева, располагалась усадьба знатного резчика, потомственного почетного гражданина Томска Порфирия Дмитриевича Лаврентьева. К сожалению, трехэтажный дом Лаврентьевых не сохранился. И каретник Патрушева приготовлен под снос.

О каретнике Патрушеве и его мастерской можно прочитать в статье о лошадиных промыслах Томска.

С начала XX века уже точно известно в каком районе какие мастера отметились. Так Воскресенскую гору обслуживала артель мастера Фатеева, располагавшаяся по адресу Средне-Кирпичная, 15. А в Татарской слободе творили свои шедевры мастера-резчики артели Богомякова, обитавшей в усадьбе Павла Майгова, Беленца, 5 и 7.

На ул. Беленца жили мастера артели Богомякова
Фото: Сергей Медведчиков

Были мастера, работавшие и в Профессорской слободе, и в Елани, и по всему старом Томску оставляли они след своих рук. И по тому, какой это след, мы можем судить, что относились они к своему делу всерьез. Их работу не нужно было переделывать через сезон. Они закладывали дома, в которых могли бы жить многие поколения, жить хорошо, жить красиво. Помните о них.

Тэги/темы:

Комментарии для сайта Cackle