18+
18+
Как это работает, Краеведение, Рассказано, Семейные реликвии, томск краеведение архив поиски родословная генеологическое древо Семейная история: на какие источники надеяться — советы от директора областного архива

Семейная история: на какие источники надеяться — советы от директора областного архива

Если мы решаем восстановить семейную историю, то обычно быстро сталкиваемся с многочисленными тайнами и загадками. А документов, которые помогут найти ответы — нет. Что тогда делать?

Сразу возникают мысли про архив. Что в нем реально можно обнаружить и где какую информацию собирать — выясняли у Анастасии Караваевой, директора Государственного архива Томской области.

Семейные легенды в архиве подтвердить или опровергнуть можно далеко не всегда:

— Семейная история — дело и ответственность семьи, взаимопонимание и связь потомков с предками, — объясняет Анастасия Караваева. — Рассказы о прошлом, о том, какой хохотушкой была тетя Валя и как ценили на производстве деда Андрея, передаются из поколения в поколение. Часто они, обрастая подробностями в процессе общения родственников, превращаются в легенду, а иногда и утрачивают связь с реальными фактами. В архивах нет досье на людей, которое охватывало бы все периоды их жизни, нет дубликатов личных документов. Удостоверения, свидетельства о рождении, браке, смерти, образовании, переписка и дневники, мемуары хранятся в семье, редко попадая в общедоступные архивы. Но часто именно там можно подтвердить один уже известный факт, например, о рождении прабабушки, получить какие-то новые сведения и сделать следующий, пусть и небольшой, шаг в распутывании клубка семейных легенд. Гарантировано в архивах можно искать такую информацию — родился, женился, родились дети, умер… Это цепочка, из которой строятся генеалогические древа. Но даже в этих данных есть большие лакуны, не все документы сохранились. Все остальное о людях и их перемещениях по стране сохраняют фрагментарно, во многом — случайно.

Директор Государственного архива Томской области Анастасия Караваева
Фото: Серафима Кузина

Как правило, государственные архивы не хранят историю любого отдельного человека или семьи. По словам Анастасии, архивы вообще не хранят «историю», там накапливаются документы, с помощью которых организации реализовывали свои полномочия в конкретный период времени. К ним относят приказы, постановления, планы, отчеты, переписку. При этом на постоянное хранение в архивы попадают далеко не все документы и далеко не всех организаций. Хранение — дорогая вещь, поэтому проводится сначала экспертиза их ценности. Но благодаря той информации, которая все же передается организациями в архивы, можно, в том числе расширить и обогатить новыми фактами семейную историю.

— С момента всеобщей пенсионной реформы в СССР в 1950-х годах создан и сохраняется большой комплекс документов — личные дела работников. В отдельных отраслях они появились раньше, например, на железных дорогах — еще до революции, у чиновников, священников велись свои формулярные и послужные списки, а у колхозников — позже. Эти документы хранятся для подтверждения пенсионных прав, а не для сохранения истории человека за счет государства, в течение 75 лет (созданные после 1 января 2005 года — 50 лет). Очень небольшая часть из них потом останется на постоянное хранение: некоторые как пример, другие — как свидетельства биографии выдающихся людей, — рассказывает Анастасия. — Тем, кто хочет ознакомиться с делами родственников, нужно уложиться в этот срок, но есть две проблемы: необходимо подтвердить родство, так как именно 75 лет доступ к личной тайне ограничен, и предоставляется либо самому человеку или по его доверенности, либо его наследникам и по их доверенности. Вторая, самая серьезная, — найти место хранения этих документов. Они должны находиться в организациях или их правопреемниках, а в случае ликвидации сдаваться в государственный или муниципальный архив. Таким образом, место хранения личных дел не всегда очевидно, более того, часть информации может быть утрачена организациями.

В ГАТО отложилось сравнительно небольшое количество личных дел советского времени, в настоящее время их сдают в архив Томска и Центр документации новейшей истории Томской области. Также большой массив документов о человеке хранится в федеральных архивах РФ, архивах Министерства обороны, ФСБ и МВД. В основном эти данные связаны с моментами, когда человек непосредственно сталкивался с государством — воевал, подвергался насильственному переселению или даже лишался жизни.

На их основе созданы большие информационные порталы, такие, как «Память народа» и «Великая война». Архивная информация в них обработана, то есть каждый документ о конкретном человеке прочитан, выявлены и занесены в базу ключевые слова. Эти сведения помогают искать не только факты участия в войне или применения репрессий, но и могут являться необходимой ниточкой в распутывании семейных тайн.

Что было раньше?

Фото: Серафима Кузина

Период, который интересует многих, кто начинает поиски — это дореволюционные годы и начало советской власти. До революции какой-то единой архивной системы в Российской империи не существовало. Были архивы организаций, были крупные ведомственные архивы в столицах, были коллекции, создаваемые архивными учеными комиссиями в исторических городах. В Томске, кстати, такая появилась только в 1915 году.

— Понятно, что документы формировались так и хранились столько, сколько было нужно, чтобы был закончен вопрос, по которому они были составлены. Подавляющее большинство из создаваемых документов, впрочем, как и сейчас, не предполагалось хранить долго, — объясняет наша собеседница. — Если с момента завершения заведенного дела проходило 10 лет, вопрос был решен, то документы списывались после проведения экспертизы. Однако, эта процедура стоила дорого, поэтому часто образовывались целые залежи «решенных бумаг». Иногда они хранились в подвалах и на чердаках и в архив уже поступали перепутанными, без сохранения связи с делопроизводством, и главное — в ужасном физическом состоянии. Таким образом, если говорить о дореволюционном периоде, то элемент случайности в сохранении информации о конкретном человеке очень велик. К тому же у ГАТО долгое время не было своего постоянного «дома». Эхо такого отношения к документам влияет на их доступность до сих пор.

В 1918 году вышел Декрет о реорганизации и централизации архивного дела в нашей стране. Его положения предусматривали создание государственных архивов и хранение в них документов организаций «старого режима», прекративших свое существование. Так на постоянное хранение поступили не только основные документы организации, но и те, которые не успели вовремя списать. В ГАТО в фонде Томской казенной палаты, например, сохранились, говоря современным языком, квитанции на выплату крестьянами-переселенцами ссуд, которые они получали от государства. Это просто фиксация очередного платежа, такие документы не подлежат постоянному хранению, но иногда только по ним можно подтвердить факт переселения человека из Европейской России в Сибирь.

— Когда пытаемся составить свою семейную историю, то прежде всего опираемся на источники, которые государство берет обязательство на себя сохранить вечно, — подчеркивает Анастасия. — Это метрические, актовые записи. Часто люди ищут переписи, но, во-первых, они появились в России поздно (Первая всеобщая перепись населения прошла в 1897 году), во-вторых, первичные материалы переписей с информацией о конкретном лице не хранятся, а списываются после обработки. На постоянное хранение остаются лишь небольшие выборки. Однако, как мы уже говорили, часть документов не успели списать. Так сохранились анкеты переписи 1897 г. по Тобольской губернии. В ГАТО документов переписи 1897 г. нет, зато есть очень популярные первичные документы сельскохозяйственной переписи 1916 года, 1917 года и так называемой «переписи 1901» года (в разных губерниях, городах Российской империи имели место свои локальные переписи). Но их объединяет одно — описывалось хозяйство в количественном отношении. Есть только ФИО домохозяина, старожил или переселенец, год переселения и губерния выхода для последнего. Далее — только цифры. Только в 5% карточек переписи 1916 г. и в карточках переписи 1917 г. есть сведения о национальности и о составе семьи по отношению к хозяину, без имен и фамилий, но с возрастом.

Фото: Серафима Кузина

Роль переписи для податного населения выполняли ревизские сказки (так называли документы, отражающие результаты проведения подушных переписей — ревизий — податного населения Российской империи в начале XVIII — 2-й половине XIX веков, проводившихся с целью налогообложения — прим. ред.). Всего было 10 ревизий населения, последняя — в 1858 году. Часть данных по Томской губернии сохранилась в Российском государственном архиве древних актов, небольшая часть — в ГАТО в фонде Р-321, в том числе — уникальная первая ревизия, с которой можно ознакомиться на сайте ГАТО.

Наряду с метрическими книгами, в которых информация считается наиболее достоверной, в православных приходах велись исповедные росписи (ведомости), это очень интересный документ с точки зрения генеалогического исследования. Благодаря ему, можно проследить семейные связи на протяжении столетий, однако, сохранность таких источников не велика. В ГАТО их, к сожалению, немного, в основном — до середины XIX века.

— Следует отметить особенности хранения метрических книг: несмотря на то, что они велись в двух экземплярах, до наших дней чаще всего дошел только один. После революции книги за период второй половины XIX и начала XX были переданы органам ЗАГС для справочной работы, а после окончания срока ведомственного хранения поступили в архивы по современному административно-справочному делению. На практике это означает, что в ГАТО практически нет метрических книг за этот период по приходам Кемеровской, Новосибирской областей, Алтайского края, хоть они и входили в состав Томской епархии. Путаницу внесли и первые годы архивного строительства в СССР, так, часть метрических книг села Тогур за начало XIX века хранится в Новосибирске, где находился центр управления архивным делом Сибири.

В советское время к элементам учета населения в сельской местности относят похозяйственные книги, в городах — домовые, где тоже фиксировалась информация о проживающих семьях, годы рождения, иногда отмечалось, когда человек прибыл и убыл, откуда, место работы, а также его хозяйственное состояние. В селах информация сохранилась лучше, что связано с налогообложением и колхозами. Ознакомиться с ней можно в сельских администрациях, районных архивах за ранние голы (1930–1940 годов). Похозяйственные книги есть и в ГАТО.

— Если разыскивается городской житель, то с домовыми книгами все гораздо хуже. Хорошая сохранность в столицах — Москве и Петербурге, там есть и дореволюционные домовые книги. В остальных местах, в том числе в Томске, с сохранностью домовых книг дело обстояло очень плохо. На постоянное хранение переданы буквально единичные экземпляры. И связано это с особенностями документирования — хранить у собственника, а после сноса дома — в хозяйственных органах города 75 лет до передачи в архив, — констатирует Анастасия.

В целом перемещения человека по стране и тем более мотивы таких переездов по документам гражданских архивов выяснить затруднительно.

— Поиск информации о человеке по документам организаций должен строится на правиле: чем орган власти ближе к человеку, тем больше информации про него туда поступает. К примеру, сегодня в областной администрации про нас зафиксируют минимум данных. Назначение на должность, если мы работаем в системе государственного управления региона, а если нет, то ничего в будущем и не найдется. В мэрии уже можно найти информацию о выделении земельного участка. На районном уровне сохраняется еще больше. До революции были волостные управления, городские управы, сословные управы. Если их документы сохранились — начинать следует с них.

Ошибочка вышла

Фото: Серафима Кузина

Как тогда эффективнее использовать архивы? Когда есть семейное предание, его надо проанализировать и понять, какие факты из него действительно можно найти и зафиксировать, от этого уже и строится дальнейший поиск. Подтверждение фактов, заодно — поиск дополнительной информации, снова проверка…

— Есть общий принцип для результативных поисков — человек, который занимается генеалогией, должен знать историческую обстановку и особенности документирования того времени, что тесно связано с юридической практикой, — уточняет Анастасия. — В какое время люди могли жениться, каковы были их брачные отношения, в каком случае тот или иной документ оформлялся, что он позволял сделать. Впрочем, даже если чего-то по правилам быть не должно, нельзя твердо сказать: «Этого никогда не могло быть!». Архивисты предпочитают говорить: «Как правило, нет...». Жизнь настолько многообразна… Люди и сбегали, и скрывали информацию о себе, и чего только не делали. Возможно, в легенде у события неправильная трактовка, но сам факт верный. Во время поисков мы «женим» нашу легенду с документами, которые удастся обнаружить. Часто можем встретиться с ошибками семейного предания. Иногда бывал целенаправленный обман или умолчание, иногда факты искажались случайно. В период репрессий многие меняли информацию о себе в документах, чтобы остаться живыми.

Надо учитывать и особенности документирования в прежние времена. Если сейчас жестко учитываются все нюансы, и буквы Е и Ё имеют принципиальное значение, то в начале ХХ у многих было 2-3 фамилии — официальная, дворовое прозвище, фамилия приемной семьи. Их могли менять и не фиксировать. Часто возникала и путаница с возрастом, разница могла быть на 10 лет, к этому относились иначе, чем сейчас. Преобразовывались и имена:

— Мелания вполне могла стать Марией, для того времени такие ситуации достаточно типичны, — говорит Анастасия. — И они не должны шокировать человека, который смотрит в прошлое с современной позиции и пытается модернизировать способы документирования жизни. С таким взглядом подходить к прошлому мы не можем.

… В любом случае — каждая история индивидуальна, и редкие поиски обходятся без открытий. Самостоятельно провести исследование можно в читальном зале Государственного архива Томской области, а познакомиться со всем объемом хранимых ГАТО документов в электронном каталоге.

Текст: Мария Симонова

Подписывайтесь на наш телеграм-канал «Томский Обзор».