18+
18+
Краеведение, Люди Томска, Рассказано, Семейные реликвии, Томск семейные истории фотоальбом прошлое реликвии Альбом, хранящий историю. Как Наталия Почтарева восстанавливает семейное прошлое по фотографиям

Альбом, хранящий историю. Как Наталия Почтарева восстанавливает семейное прошлое по фотографиям

Рассматривать старинные фотоальбомы всегда интересно. Даже когда о людях, ставших много лет назад героями снимков, почти ничего неизвестно.

В семейном архиве Наталии Почтаревой, руководителя Сибирского филиала Государственного музея изобразительных искусств имени А. С. Пушкина (ГМИИ), есть потрепанный временем, внушительный по размеру фолиант.

Это альбом ее дедушки. На нескольких старых фотографиях — лошади. Любовь к ним неслучайна, поскольку прадед Наталии служил на ипподроме. Мы полистали её семейный альбом и поговорили о прошлом.

Семейный альбом Наталии Почтаревой, принадлежавший ее деду, Юрию Васильевичу Поликарпову (на фото)
Фото: Серафима Кузина
Наталия Почтарева показывает фотографии своей семьи
Фото: Серафима Кузина

Об истории своей семьи Наталия Почтарева пока знает немного.

— К сожалению, я почти не расспрашивала ни бабушку, ни деда, пока они были живы. Как мои предки оказались в Томске, точно не известно. Но мы знаем, что Василий Александрович Поликарпов, мой прадед со стороны деда по маминой линии, жил в этом городе. И отец его тоже был в Томске. Как говорила бабушка, когда-то семья приехала сюда из Пскова, — рассказывает Наталия.

Точного года рождения прадеда не сохранилось, но в семье предполагают, что он появился на свет в конце 19 века. Что доподлинно знают сегодня младшие поколения о своем предке, так это то, что Василий очень любил лошадей. У семьи было несколько троек, они занимались извозом, причем возили людей, а не грузы. На тройках тогда ездили, к примеру, в театр.

Василий Александрович Поликарпов, прадед Наталии Почтарёвой, очень любил лошадей. У семьи было несколько троек, они занимались извозом, причем возили людей, например, в театр
Фото: Серафима Кузина

— Василий Александрович был самым младшим ребенком в семье, поэтому ему запрещали заниматься с лошадьми, не пускали его к ним, — рассказывает Наталия. — И тогда он сбежал к купцу Горохову. Сначала, пока позволял вес, служил на ипподроме наездником. Потом, когда стал старше, ездил на колясках. Об этом мне рассказывал его сын, мой дед Юрий Васильевич. До войны прадед работал на ипподроме, а потом его отправили на фронт, где любовь к лошадям спасла ему жизнь.

Ипподром, где работал Василий Александрович Поликарпов, прадед Наталии
Фото: Серафима Кузина

На войне Василий Поликарпов попал в плен, был в нескольких концлагерях на территории Польши. Условия были страшные:

— Жили военнопленные прямо на улице, за колючей проволокой. Многие умирали. Однажды в лагерь приехала богатая женщина — она искала себе рабочую силу, спросила, кто умеет управляться с лошадьми. Прадед откликнулся, и его забрали на эти работы, — рассказывает Наталия.

Пока Василий Александрович находился в плену, его родным сообщили, что он пропал без вести. Эта новость серьезно повлияла на судьбу семьи Поликарповых, где было трое сыновей. Старший брат стал воровать и закончил жизнь в тюрьме, а Юрий, средний брат, совсем юным отправился на фронт.

Братья Поликарповы. На фото в центре — Юрий Поликарпов, дед Наталии
Фото: Серафима Кузина

— Дед почти ничего не рассказывал о войне, не любил вспоминать. Только как-то говорил, что форсировал Днепр два раза и упоминал: «Было море крови». Еще мы знаем историю о его ранениях: попали в грудь и ногу. Никто в военное время не пытался разобраться, что с его ногой. Раз ранена и не действует, значит, надо ампутировать. Но дед не дал. Он сказал «нет», тогда его увезли в холодную палату и просто оставили там одного. Только через несколько дней медсестра услышала стоны. Все это время парень ничего не ел, был истощен настолько, что медработница просто вынесла 18-летнего парня из холодной палаты на руках. Выходила, Юрий поправился. Дружил и переписывался дед со своей спасительницей всю жизнь. После того ранения Юрий Васильевич прихрамывал, ходил с тросточкой, но при этом всегда оставался человеком спортивным. Любил играть в футбол, поэтому потеря ноги для него и была немыслима.

Василий и его сын, Юрий, вернулись с войны живыми, но серьезно испортившие здоровье. Несмотря на это, их семья жила неплохо — опять же, благодаря лошадям. Василий в них разбирался, поэтому в свободное от работы время часто играл (причем успешно) в тотализатор на скачках.

Фотография 1958 года. Вероятно, на оборотной стороне записаны данные о скачках для игры в тотализатор
Фото: Серафима Кузина

О жене Поликарпова-старшего, Антонине Петровне, прабабушке Наталии, известно немного. Ее семью репрессировали: родители попали в заключение или были расстреляны, а ее саму, тогда еще совсем маленькую девочку, отправили в детский дом на Восток, в Петропавловск-Камчатский, из центральной части страны. Тоня выучилась на телефонистку и по распределению попала в Томск. Своей настоящей фамилии девушка не знала, да и было ли имя Антонина дано ей при рождении, тоже неизвестно. Многое из ее трагичной судьбы так и осталось тайной для потомков.

После войны Василий Александрович служил в конной милиции инкассатором. Как и сослуживцы, он получил квартиру в Типографском переулке в центре Томска, где стояли двухэтажные деревянные дома. В квартире на первом этаже одного из этих зданий и поселились Поликарповы. Там они прожили довольно долго:

— Квартиру прадеду дали, как я думаю, в конце 1940-х годов, — говорит Наталия. — Сначала они с женой и сыновьями занимали весь первый этаж. Когда дети выросли, жилье разделили. Старший сын умер, а мой дед Юрий и его младший брат устроили на первом этаже две отдельных квартиры.

На фото справа друзья семьи Поликарповых, их соседи — они дружили всю жизнь. В верхнем правом углу девушка, выглядывающая из окна, — бабушка Наталии, Клавдия Ивановна
Фото: Серафима Кузина
Юрий Поликарпов, сын Василия, любил играть в футбол, несмотря на военную травму, и всегда был человеком спортивным. Его друзья разделяли увлечения Юрия — в альбоме есть фотография футбольной команды. На обороте написаны несколько слов, но, к сожалению, левый полузащитник, приславший снимок, не указал фамилий и название клуба, а лишь перечислил, какое амплуа у того или иного игрока
Фото: Серафима Кузина
Молодая пара на фото в центре — Клавдия и Юрий Поликарповы
Фото: Серафима Кузина

Семья Наталии жила в доме на Типографском переулке, пока в 2005–2006 годах все деревянные дома не снесли. Переулка за главным корпусом ТУСУРа в прежнем виде больше не существует.

Семейный альбом с фотографиями принадлежал деду Наталии, Юрию Васильевичу Поликарпову. Любовь к лошадям ему передалась от отца. Правда, сам он наездником не был, просто ходил с отцом на ипподром.

Юрий есть на некоторых снимках. Правда, подписаны далеко не все фото: можно только гадать, о каком маскараде в 1959 идет речь. Вероятно, это кличка лошади.

На оборотной стороне фотографии, вероятно, написана кличка лошади
Фото: Серафима Кузина
Юрий Поликарпов в разные годы
Фото: Серафима Кузина

— Архивисты не зря говорят — все надо подписывать, — замечает Наталия, — пока живы те, кто хорошо помнит события, иначе потом будет сложно восстановить. Когда мы общались с архивистами музея «Гараж» — а у них большая библиотека, они собирают атрибуты современного искусства (афиши, приглашения) — они советовали: всегда нужно писать год. В том числе, на приглашениях.

Альбом деда сейчас хранится у мамы Наталии. Пока их семья знает о предках не так немного, но постепенно Наталия хочет найти больше информации. Ее вдохновляют примеры знакомых, кому удалось узнать подробности о прошлом своей семьи:

— Я слышу о позитивном опыте работы с архивами: действительно, люди находят по мелким деталям, косвенным вещам новую информацию о прошлом семьи. Мне тоже было бы интересно заняться такими исследованиями. Обратиться в архив, покопать поглубже, — признается Наталия. — Раньше казалось, бабушки будут вечными… Но родственники умирают, и потомки часто не успевают у них ничего расспросить. С темой прошлого мне уже удалось поработать в 2020 году, когда мы делали проект «Памятные вещи». Тогда я брала из альбома фотографии для флетлея*, посвященного теме семейной памяти и войны. Но потом отвлекли обстоятельства — появился маленький ребенок, стало не до архивов. Сейчас, поговорив с вашим изданием о прадеде и деде, хочется возобновить поиски.

«Памятные вещи» — это совместный проект издательства «Макушин медиа» и фотошколы «Академия Фотографии», реализованный в 2020 году и приуроченный к празднованию 75-летию Победы в Великой Отечественной войне в условиях самоизоляции. Суть проекта заключалась в том, чтобы через предметы, связанные с историей как отдельной семьи, так и всей страны, показать свои воспоминания и ассоциации о военном поколении.
Базовой художественной формой проекта как для фотографов, так и для художников и дизайнеров был обозначен тематический натюрморт в различных его вариациях. Каждая работа была дополнена небольшим рассказом, раскрывающим подробности выбранного автором эпизода.
В итоге получилось создать 21 военную историю, все они доступны в каталоге проекта.

*Флетлей (flatlay) — это композиция из предметов, расположенных в одной плоскости и снятых сверху вниз, под углом 90°. Композиция может быть симметричной. Собранные предметы обычно объединены одной темой или историей.

Текст: Мария Симонова

Подписывайтесь на наш телеграм-канал «Томский Обзор».