18+
18+
Интервью, Книги, Книги в Томске, Краеведение, ТГУ, Томск ТГУ Андрей Шпанский мамонты книга издательство динозавры циклоп сайгак история изучения палеог Что любили и чем болели мамонты.Андрей Шпанский: о своей новой книге, древних животных и палеогенетике

Что любили и чем болели мамонты.
Андрей Шпанский: о своей новой книге, древних животных и палеогенетике

В каких условиях жили и почему умерли мамонты, как складывалась история их изучения и причем тут легенда о циклопах?

Об этом и многом другом можно узнать из книги «О мамонтах и их спутниках», которая вышла этой зимой. Ее автор — профессор кафедры палеонтологии и исторической геологии геолого-географического факультета ТГУ Андрей Шпанский.

Что интересного для себя найдет в книге любой читатель, и почему мамонты могут составить серьезную конкуренцию динозаврам, Андрей Шпанский рассказал «Томскому Обзору».

Книга для всех

Фото: Серафима Кузина

— Андрей Валерьевич, ваша книга «О мамонтах и их спутниках» — не для узкого круга специалистов?

— Она для широкого круга, но все-таки не для «детского сада», а для продвинутых читателей. Если написать «профессиональную» книгу, она будет называться научной монографией. Этим многие занимаются.

Что касается научно-популярной литературы, то я в свое время, когда был в конце 1980-х юношей-студентом, прочитал очень много подобных книг. Они в советское время издавались в огромных количествах — и по палеонтологии, и по геологии, и по астрономии, которая меня в свое время интересовала. Научно-популярная литература затрагивала широкой круг вопросов. В основном ее писали профессионалы и не для детей, а для интересующихся людей. Мне захотелось создать по новым современным данным и накопленным материалам книжку в таком же ключе. Да, в магазинах есть литература, посвященная палеонтологии. Но, как правило, это переводные книги, в основном они базируются на иностранных данных. Такая огромная территория, как Россия, в этих материалах почти не фигурирует. Иностранцы о нас катастрофически мало знают. Либо есть совсем детская литература (часто тоже переводная), где сплошные картинки и мизер фактов, иногда искаженных или неграмотно сформулированных. Из-за такой ситуации я задумал сделать книгу, где информация была бы максимально доступно и в то же время качественно подана. Книгу, которая могла бы заинтересовать многих людей.

— Издательство удалось найти не сразу?

— Сначала те издательства, куда я обращался, в том числе и томские, хотели, чтобы я сам оплачивал печать. Они не думали прикладывать усилия для дальнейшего распространения рукописи. А потом мне помог коллега из Омска. Сказал, что у него есть знакомые редакторы в столичных издательствах, предложил показать им мою рукопись — вдруг кто-то заинтересуется. И году в 2018-м мне действительно написали из московского издательства «Фитон ХХI», предложили познакомиться и поработать над книгой. Так что и случай помог, и я прочувствовал на себе особенность периферии, где опубликовать книгу очень сложно.

Фото: Серафима Кузина

— Сколько рукопись ждала своего часа?

— К тому моменту она пролежала уже не меньше трех лет. Когда ко мне обратилось издательство, я доделывал диссертацию. Занялся книгой по-настоящему уже после защиты докторской, в 2019 году. Меня попросили обновить материал — он был на уровне 2015 года. Редактор предложил свои правки: это надо выбросить, поскольку заумно, это раскрыть, это убрать, столько таблиц не надо, максимум одна-две в приложении… Забраковал некоторые рисунки: надо максимально цветные. Выходу книги предшествовало много плотной подготовительной работы.

— Как продумывалось визуальное решение?

— Часть иллюстраций подбирала редакция, обложку тоже сделала она. Некоторые фотографии выбирал я, либо брал у коллег (естественно, получив разрешение на публикацию). Есть в книге и работы моей дочери — она окончила художественную школу, рисовать умеет. По моей просьбе она нарисовала голову циклопа.

— Как циклопы оказались связаны с мамонтами?

— Циклоп — это легендарное существо, непонятно откуда взявшееся. А в основе этой легенды вполне могут лежать... слоны! Дело в том, что циклопов всегда изображают одноглазыми, причем этот глаз во лбу. Легенда об этих существах пришла со Средиземноморских островов. Палеонтологи находили и на Крите, и на Сицилии скелеты слонов, которые жили во времена мамонтов, около 40 тысяч лет назад. Но по размерам эти слоны были карликовыми, высотой примерно в 1,5 метра. Если такое животное поставить вертикально, на задние ноги, то по строению скелета оно очень похоже на человека. Это и пятипалые задние и передние конечности, и плотная короткая шея. Только голова у слонов и людей заметно отличается. У слонов она круглая, носовое отверстие большое. У мамонта в черепе большая дырка — это носовое отверстие, сбоку от нее глаза. В отличие от человека, у которого глаза спереди, рядом с носом, у слонов глаза по бокам. Глазницы не закрытые, не оформлены как ямки, только специалисты знают, где они находятся. Зато отверстие во лбу есть. Чем это вам не глазница циклопа?

Скелет мамонта в Палеонтологическом музее имени В.А. Хахлова, ТГУ
Фото: Серафима Кузина

Другой момент — бивни у этих слонов были маленькие, короткие, тонкие. Островная изоляция привела к деградации зубного аппарата животного, в том числе и бивней. Они стали больше похожими на торчащие клыки. Вот вам и циклоп с клыками и глазом во лбу! Вполне возможно, что скелет карликового слона был прототипом циклопа, которого якобы убил Одиссей.

Их предки видели мамонтов

Фото: Серафима Кузина

— Когда вы начали работу над рукописью и какие факты, исследования вас к этому подтолкнули?

— Книжка задумывалась очень давно, к 100-летию Николая Кузьмича Верещагина (это было в 2008 году) — зоолога, палеонтолога, специалиста в области мамонтологии, которому посвящена книга. Материал, в целом довольно разнообразный и большой, накапливался по мере роста моих знаний и появления интересных литературных источников, которых в 2000-х годах вышло немало. Осваивались новые подходы, методики, виды анализов. Например, стал широко применяться радиоуглеродный анализ, в котором используется очень маленькое количество вещества. К сожалению, он до сих пор делается только за границей. Анализ позволяет точнее определить, когда животное погибло, датировать даже очень маленькие образцы. Это был прорыв.

— Другое важное новое научное направление — палеогенетика?

— Да, благодаря находкам мягких тканей древних животных, сохранившимся в вечной мерзлоте, у генетиков появилась возможность проводить генетические анализы, а затем определять генетические связи между древними и современными группами животных. Палеогенетика позволяет дать оценку, как один вид животных перемещался в пространстве и времени. Это новые достижения науки, они могут быть не очень понятны по терминам, по методическим вещам. Их популяризация — дело будущего, для нее скорее нужны специалисты по биологии, генетике, а не геологии. Поэтому эти моменты только упомянуты в моей книжке, значительно больше представлены данные о морфологии и палеоэкологии животных. Это данные об их внешнем виде и строении, о том, в каких условиях они жили. И новые, и хорошо известные вещи позволяют дать оценку, какой была структура древней мамонтовой фауны, в состав которой входило много животных. Надо сказать, что мы сейчас живем в окружении мамонтовой фауны. Прошло 10-15 тысяч лет, а нас окружают те же самые виды животных — бурый медведь, лось, волк, песец, северный олень и другие… Их предки видели мамонтов!

Экспонаты Палеонтологического музея имени В.А. Хахлова, ТГУ
Фото: Серафима Кузина

— Неужели никто не вымер?

— Есть, конечно, и такие виды, которых сейчас уже нет. Например, гигантский олень с огромными рогами. Их размах у самцов был 3,5 метра, каждый рог весил 15-20 кг. Причем, представьте себе, они отрастали каждый год заново! Вымерли полностью мамонты, носороги, пещерные хищники — гиена, лев, медведь. К вымершим можно отнести и овцебыка — он жив, но сохранился только в Канаде. А тот, который сейчас появился в Азии, это так называемая реинтродукция — переселение животных на историческую родину, искусственно организованное в ХХ веке человеком. Есть ряд других животных, кто вымер, к примеру, лошадь. Те лошади, которых мы знаем сейчас, были распространены человеком либо из центральной Азии, либо с Ближнего Востока. В Северной Европе лошадь — только домашний вариант. Есть много интересных моментов, которые люди часто не оценивают с точки зрения палеонтологии. Привычные нам животные, кажется, всегда были здесь. Но на самом деле некоторых можно считать вымершими.

Интересная ситуация с сайгаком и северным оленем. Сегодня олень соответствует названию, живет на севере. А во времена мамонтов жил даже в северном Казахстане, по всей Западной Сибири, в Восточной продвигался далеко на юг в пределах Хакасии. Северный олень был обычным животным для Прибайкалья. Потом из-за развития большой лесной зоны его южная граница распространения стала сильно смещаться на север, и в итоге теперь его можно встретить только в северной части Евразии.

Фото: Серафима Кузина

С сайгаком ситуация другая. Это наша северная антилопа, он совсем небольших размеров, но очень скоростной и специфический. Выглядит тоже необычно — у него очень большой нос с огромными ноздрями, поскольку сайгак живет в пыльных условиях летом и в холодных зимой. И для тех, и для других условий обитания нужен большой нос для обогрева или очищения большого объема воздуха. Поэтому он такой специфический и антилопа некрасивая, горбоносая с большой мордой. Антилопа Томпсона выглядит гораздо лучше. Но зато у нас специфический специализированный вид. Когда-то он встречался еще севернее, жил даже на Чукотке и на Аляске. Сайгак интересен с точки зрения оценки условий для жизни. Он не переносит снег, живет в условиях, когда зимой покров не больше 10 см. Иначе он погибнет — у него маленькие ножки, ему нужна открытая растительность, он не может «копытить» (разгребать копытами) снег. Сайгак — очень хороший показатель отсутствия снега, открытых плотных ландшафтов с бесснежными зимами. После изменений ландшафтов, которые произошли в последние 10 тысяч лет, появления лесной зоны, пространство обитания этого животного сильно сократилось. Он уменьшил свой ареал с севера на юг, живет в Казахстане, Узбекистане, в Калмыкии, где много открытых пространств и почти нет снега.

Если опираться на бизона, сайгака, лошадей и других копытных животных, то видно: основные условия существования мамонтовой фауны — довольно холодные открытые пространства с малоснежными, возможно с ветреными зимами. Изучение геологических пород показывает, что промерзание верхней части горных пород было глубоким и сильным. Такое происходит не только при низких температурах. Ветер «опускает» температуру градусов на 20. Мамонтовая фауна страдала от этого. А у мамонтов была шерсть, мощный подкожный жир, до 10 см на зиму, толстая шкура. В целом они были хорошо приспособлены к этим условиям.

Конкуренты динозавров

Фото: Серафима Кузина

— Расскажите подробнее, что читатель узнает из вашей книги?

— Многое. Историю изучения и мамонтов, и мамонтовой фауны. Этим вопросам посвящена большая глава. Рассматривается история от самых ранних этапов, с XVIII века, до недавних открытий в области палеонтологии и мамонтоведения. В другой главе подробно описываются все представители мамонтовой фауны — как они выглядели, в чем их особенности. Есть глава, которая описывает общие условия существования этой фауны — как они жили, какие у них были взаимоотношения, чего они боялись, к чему были расположены, что они любили…

— И что же любили мамонты?

— Хорошо поесть! И безопасные условия.

Найдет читатель в книге и рассуждения о болезнях мамонтов, об их патологиях. Поднимается вопрос и о взаимоотношениях древнего человека эпохи палеолита с фауной, какова была его роль, его место в этой природе. По моему мнению, человек был одним из элементов этой фауны, и не более того. И воздействовал на нее минимально. По крайней мере, в Западной и Восточной Сибири, так показывают те материалы, которые нам доступны.

Фото: Серафима Кузина

— Чем не исследователю, а обычному человеку сегодня могут быть интересны мамонты?

— Для обывателя эта тема интересна с позиции ощущения себя в мире природы и ощущения исторической связи со своими предками. Всем известно, что человек жил в эпоху мамонтов. Можно получить информацию, что это была за жизнь, насколько необычными были условия, чем отличались от современных. Еще мамонты — это конкуренты динозавров, которых раскручивают американцы. С этой позиции может возникнуть ощущение определенной гордости, самобытности. Мамонты у нас есть, это с динозаврами плохо. Хотя с ними уже тоже лучше, просто вопрос плохо исследован, им почти никто не занимается, а находки есть и даже уникальные.

А мамонты раскручены — полно картинок с ними, в их честь называют магазины. Их кости могут встретиться людям в обычной жизни. На рыбалку поехал — и вот она лежит, кость! Многим людям интересно узнать, что собой эти мамонты представляют. У американцев в этом плане проблема, заселение Америки произошло совсем недавно, 13,5 тысяч лет назад. Предки тех же индейцев с мамонтами почти не жили, совместной общей истории у них мало, не говоря уж о южных американцах. Они совсем молодые по сравнению с этой фауной, а динозавров в Америках много, поэтому им динозавры интереснее и ближе мамонтов. А в России наоборот.

Фото: Серафима Кузина

Подробнее о своей книге «О мамонтах и их спутниках» Андрей Шпанский расскажет на паблик-токе «Как издавать книги о науке», который пройдет в рамках фестиваля интеллектуальной книги и книжного дизайна «Книжная дюжина. Лирика и физика» в субботу, 28 мая с 12:00 до 13:00.

Подробная программа фестиваля — здесь.

Текст: Мария Симонова

Подписывайтесь на наш телеграм-канал «Томский Обзор».

Комментарии для сайта Cackle