18+
18+
Деревянная архитектура, Интервью, Краеведение, Люди, Профессорская квартира, Путешествия, Рассказано, ТГУ, ТПУ, Туризм в Томске, Томск Екатерина Кирсанова гид экскурсовод туризм прогула музей Профессорская квартира туристы инфрас «Нужно понять, что именно мы хотим рассказывать о Томске».Интервью с томским гидом и директором музея «Профессорская квартира» Екатериной Кирсановой

«Нужно понять, что именно мы хотим рассказывать о Томске».
Интервью с томским гидом и директором музея «Профессорская квартира» Екатериной Кирсановой

Екатерина Кирсанова давно известна в Томске как историк искусства, специалист по культурологии. Неудивительно, что, когда она решила стать экскурсоводом, ее прогулки сразу увлекли горожан. А два года назад Катя стала директором необычного музея «Профессорская квартира».

Как рождаются экскурсии, какую публику обычно можно увидеть во время прогулок, какими качествами должен обладать хороший гид, и чего не хватает современному Томску, чтобы стать по-настоящему популярным туристическим городом? Обо всем этом поговорили с Екатериной.

Разные экскурсии для разных людей

Фото: Владимир Дударев, из архива издания

— Катя, ты приехала сюда из Кемерова. Как у тебя складывались отношения с Томском? Какое впечатление он поначалу на тебя произвел?

— У меня было двоякое восприятие города. Одно — когда я приехала сюда впервые, как туристка, муж Никита привез меня показать свой родной город. Я ходила и восклицала: «Вау, какое классное здание в стиле модерн!». Гуляла по Томску, как историк искусства. До этого я подобные дома видела только в Петербурге и Москве, а тут всего 200 км от Кемерова — и вот оно! Конечно, это был удивительный приезд. Но когда муж заманил меня сюда жить, коварно сначала показав чудесный город, первые пару месяцев меня здесь так ломало... Я привыкла к совершенно другому — советскому, индустриальному городу, где иначе складывалось пространство. В Кемерове можно свободно строить маршруты — здесь срежешь, сюда пройдешь... А в Томске абсолютная предзаданность, ландшафты сложные. То обрыв, то что-то непонятное, и еще деревянные дома с заборами. Идешь — здесь усадьба, там усадьба, ты не можешь варьировать свой путь, как в Кемерове.

Помню, как я после двух месяцев проживания в Томске поехала в командировку в Новокузнецк. Был конец сентября, золотая осень. Я ходила, и восторгалась: «Боже, широкий проспект!». Там советское потрясающее наследие, такие перспективы открываются на улицах… Думала: все, я не вернусь в Томск! Потом поработала в Новокузнецке, поняла: нет, все-таки я хочу жить в университетском, а не индустриальном городе. И начала обживать Томск.

В итоге, много-много лет спустя, когда я уже его обжила, родилась экскурсия «Томские дворики». В ее основе — именно мои «проходки», поиск, как можно еще придумать путь, даже не срезать, а разнообразить. Я не сокращала, а, наоборот, увеличивала маршрут до работы. Дом, где мы живем, на Ленина, политехнический университет, где я преподавала, тоже на Ленина. Мне надоедала проходка вперед-назад по проспекту. Я начала ходить через университет, искала другие тропы, параллельные маршруты. Как оказалось, далеко не все томичи их знают.

— Как вообще в твоей жизни появились экскурсии?

— Я была не только преподавателем, но и корпоративным экскурсоводом ТПУ для гостей Томска. Потом, в 2015 году, ТПУ внезапно решил, что им не нужна кафедра культурологии, где я работала. Это случилось настолько неожиданно, что я написала пост-удивление на Фейсбуке. И замечательная Оля Дворцова, тогда работавшая в Музее истории Томска, предложила мне: «Катерина, а не хотите ли вы к нам в экскурсионный марафон? Пора выходить к людям и показывать город не только приезжим гостям, но и томичам. Давайте сделаем не обзорную, а тематическую экскурсию. Что вы хотите рассказать вкусненького для томичей?». В итоге получилась программа, больше ориентированная на горожан, чем на гостей, хотя Томский информационный центр рекламировал эти прогулки всем. В группе могло быть 50 на 50 и тех, и других, но больше все же приходило местных. Для меня было так необычно — томичи откликнулись на приглашение и стали гулять по родному городу! Спасибо за тот марафон его команде. Я увидела, что людям интересно уходить в глубину истории, узнавать нюансы.

Получился такой «ностальгический туризм». К примеру, на прогулке «Хлеба и зрелищ» я рассказывала, где был какой ресторан, чем там кормили, а люди вспоминали: «А я ходил в кафе „Белочка“, у меня тут был любимый коктейль!». Это так трогательно! Я сама — человек приезжий, у меня нет этого бэкграунда. И вдруг как снежный ком начинают нарастать впечатления, где какой был ресторан, где как танцевали… Спасибо марафону! Он меня спас — я ощутила, что могу заниматься чем-то другим, кроме обычной для себя педагогическо-преподавательской деятельности, и на этом зарабатывать. А не просто раз в месяц водить по Томску корпоративных клиентов.

Фото: Владимир Дударев, из архива издания

— Как рождаются экскурсии: поступает запрос, или ты сама выбираешь интересные для себя темы?

— Бывает, что поступает неожиданный заказ, но думаешь: почему бы и нет, интересно! С «Криминальным Томском» сложилось любопытно — был локальный запрос, я понимала, что тема может выстрелить. Параллельно свой «Криминальный Томск» сделало «Первое экскурсионное бюро», у них была прогулка с театрализацией. Причем я как педагог экскурсоведения могла оценить: у них все было правильно подобрано, безо всяких придуманных «левой пяткой» легенд. Вымышленный персонаж, крестьянка, которую обокрали, и она пошла в ломбард закладывать последнее… Это было так красиво, хорошо сделано. И вдруг «Первое экскурсионное бюро» мне звонит и говорит: «Катерина, у нас очень любопытный заказ. Судейское сообщество хочет скрестить ваш и наш «Криминальный Томск». Маршруты у нас были разные, но мы придумали, как их совместить.

Прогулки появляются по-разному. «Томские дворики» возникли из моей личной потребности. Но важно — пойдут ли люди. Экскурсия — продукт, за который ты должен получить деньги. У нас много потрясающих экскурсоводов, знающих город. К ним можно прийти, задать любой вопрос, они расскажут историю, но при этом у каждого есть «свои» вещи, которыми они занимаются. К примеру, я никогда не буду погружаться в историю Белого движения, революционные годы так, как это делает Саша Власенко — я тот период знаю, но неглубоко. Я не буду углубляться в историю родников и двигать ее, как Элина Михальцова. Мне дико нравится, как работает Лена Ерофеева. Она говорит: «Хочу уйти в глубину» и прорабатывает методично дорусскую Сибирь, кто здесь жил, мучает ученых. Я понимаю, что хочу на ее прогулку, потому что сама не буду так глубоко погружаться в эту историю.

— Кто чаще всего ходит на твои экскурсии?

— Обычно 50 на 50. Половина — те, кто бывает постоянно, не каждую экскурсию, но ты с ними уже знаком. И, как я заметила, многие ходят ко всем, не только ко мне. У них просто есть потребность гулять по городу и слушать о нем. Половина приходит впервые. По возрасту в основном собираются люди от 30 до 50 лет, в самом расцвете сил. Молодежь приходит, но их обычно приводит кто-то постарше. Бывает, они тоже втягиваются. Но интерес заново открыть, переиначить, узнать город, чаще встречается именно в таком возрасте. Хотя у меня были совершенно феерические экскурсии, например, для участников фестиваля Street Vision. Туда приезжала молодежь, и они поражались: «О, что же мы раньше на такое не ходили?! Интересно, в наших городах есть экскурсии? Тоже пойдем!».

На экскурсии «Неравнодушные, разные, спорные!».

— Как обычно ты находишь людей, и они тебя?

— В первую очередь через социальные сети. Сначала меня продвигал экскурсионный марафон. Есть сайт ТИЦа, где выложена информация про экскурсоводов Томска. Потом часть экскурсантов стала спрашивать: «Когда следующие прогулки? Мы приведем других людей, а давайте заведем группы в соцсетях!».

— Какие экскурсии сегодня особенно интересует людей?

— Лидеры по популярности меняются. У меня был период, когда ко мне активно ходили смотреть «Деревянный Томск», собирались группы по 30-40 человек. В этом году выстрелил «Криминальный Томск», не знаю, с чем это связано. Раньше я водила его один-два раза в год, этим летом экскурсия стала самой продаваемой. Более того, у меня были даже частные заказчики. Они звонили, говорили, что хотят индивидуальную прогулку. Недавно был мужчина, который заказал эту экскурсию для себя и дочки.

В прошлом году у меня лидировали «Томский дворики», по маршруту они похожи на «Хлеба и зрелищ», тоже связаны с проспектом Ленина. Пока перестала водить «Хлеба и зрелищ», хотя ее люблю, она очень интересная, развлекательная, и там совершенно другая информация, чем во «Двориках». Рассказываю про старые театры, про то, как церковь была «аттракционом», зрелищем. Как по одним и тем же маршрутам шли Крестные ходы, а потом советские демонстрации с флагами. Как менялось пространство, как появлялись трибуны, и вокруг храма начали устраивать советские зрелищные мероприятия. Затрагиваю разные пласты, истории, связанные с едой, развлечениями, городом. Сейчас говорю и понимаю, что соскучилась по этой экскурсии! Первый год она была у меня топовой, всегда собирала людей.

— Ты занимаешься экскурсиями для горожан уже шесть лет. Что изменилось за эти годы?

— Сейчас этим занимается больше людей, чем раньше. Было показательно, что организовали первую Школу экскурсоводов на базе Томского индустриального техникума, где читали лекции профессиональные люди, в том числе я. Те, кто знает не только теорию, но и практику. И это хорошее сочетание. Круг экскурсоводов расширился, и это здорово — те, кто дольше в профессии, должны постоянно что-то менять, предлагать новое.

Томск должен быть услышан

Фото: Елена Фаткулина, из архива издания

— Если говорить о главных плюсах Томска, привлекательных для туристов, в чем они?

— Главный козырь — деревянная архитектура. Раньше наравне с ней шли университеты, но теперь они закрыты для посещения. Это было той уникальной фишкой, которая заманивала сюда гостей. Можно было свободно завести группу в университет, сегодня действует сложная схема. Хотя до Революции тоже была пропускная система. Но мы не в начале ХХ века и не в конце XIX. Эта проблема, что приходится договариваться, и люди уже не могут вольготно погулять по первому сибирскому университету. Деревянная архитектура, как бы там не было, сохраняет свою лидирующую позицию.

— А чего сегодня не хватает, чтобы стать действительно популярным туристическим городом?

— Очень многого… Наша главная проблема — нестабильное позиционирование. Мы до сих пор не можем понять, о чем хотим рассказывать. Да, у нас есть деревянная архитектура, но с ней масса проблем. Ты начинаешь «читать» город, но не понимаешь, о чем он тебе хочет сообщить. У нас нет брендовых фишек. Блогеры из других городов приезжают и поражаются — нигде такого нет…. А мы отвечаем: «Вот, дома разрушаются, не знаем, что с этим делать, у нас проблемы…». Но так город не «продать»! Да, у нас есть проблемное наследие. Но, ребята, чем больше вы будете к нам приезжать, тем больше мы сможем сохранить, влить какие-то капиталы. Город без позиции — это очень, очень большая проблема! Раз ее нет, то нет и ее внутреннего ощущения у самих горожан. Ты приезжаешь в Томск и слышишь от таксиста: «Да что тут смотреть, дыра полная…».

И в федеральной повестке Томска нет, его не знают, не слышат. И это вопрос не развитости туристического бизнеса, а позиции властей. Надо проводить больше фестивалей, крупных мероприятий. Можно сто раз сказать, что мы были столицей Сибири, но это давно в прошлом. Сейчас это звание носит Новосибирск — хаб с продуманной логистикой, сильными театрами, большими фестивалями, его все знают. Про наши театры не знаю даже я, не понимаю, какой у них уровень, можно ли советовать их гостям. И это тоже проблемы с позиционированием. Иногда люди случайно приезжают и говорят: «Не могли подумать, что будем в таком восторге!» Почему не продумывают программы для тех, кто любит собирать кедровые шишки? Это пока не запрещено. Многим приезжим такие поездки были бы интересны. Люди поражаются, что у нас есть кедрач. Надо думать, как раскручивать город с его окрестностями.

Фото: Елена Фаткулина, из архива издания

— А если говорить о томской инфраструктуре?

— Это тоже проблема. У тебя прогулка с группой, ты делаешь санитарную остановку, и знаешь, что городской туалет в этом районе есть на новой набережной. Приходишь — а там внезапно все закрыто! А сколько времени не работали туалеты в Лагерном саду?! Действовал один малюсенький, на другой стороне, к нему выстраивалась очередь. Придумать каждый раз, как выкручиваться с инфраструктурой — это кошмар экскурсовода. Татарская слобода разрушается, и даже в таком состоянии производит впечатление. Но там совсем нет инфраструктуры. Ты не можешь погулять там несколько часов, поскольку негде выпить кофе, сесть на лавочку или зайти в туалет. А как воняет на Воскресенской горе?! Этого, наверное, никогда не исправить. Приходится говорить: «Вот, аутентичный запах…»

— А как встречают туристов горожане? Во время «Томских двориков» вы общаетесь с местными жителями, как они реагируют?

— Единственный жилой двор, куда я завожу свою экскурсию — это мой. У меня хорошие соседи! У нас сложился, по сути, советский двор. Дети дружат, все вместе могут пойти купить хлеб, причем булку до дома не доносят, съедают. Еще они заходят друг за другом домой лично, хотя у всех есть гаджеты. Не понимаю, почему у них так, и даже не спрашиваю. Но это очень трогательно. С нашим двориком все нормально, насчет него я уверена. А, например, в Татарской слободе случается по-разному. Бывает, что кто-то бухтит, но редко. Чаще, наоборот, ты заводишь группу, а местные жители начинают советовать: «Что вы гуляете по улицам?! Лето, идите на пляж, он рядом!» Или угощают — к примеру, там есть Виктор Павлович, у него шикарный огород, он нам то горох, то огурчики сорвёт…

— А есть ли сегодня в Томске кафе, готовые сотрудничать с гидами, или все существуют сами по себе?

— Я полагаю, что есть. Мне бы хотелось водить группы в «Чайную» на Белом озере, в здании, восстановленном по программе «Дом за рубль». Хорошо, что они наконец-то открылись. Думаю, главное — было бы желание. Знаю, что в Кемерове активно работает с кафе проект «Внутри и снаружи», они строят большие программы с обязательными гастрономическими фишками.

Экскурсия как приятный энергообмен

В музее «Профессорская квартира»
Фото: Владимир Дударев, из архива издания

— Сейчас ты занимаешься музеем «Профессорская квартира». Это как-то повлияло на тебя, как на гида?

— С точки зрения городского экскурсовода музей — это такое испытание! У тебя ограниченное пространство, всего три комнаты, определенный набор предметов. И тебе надо исхитриться не сойти с ума, проговаривая одно и то же бесконечно. Я стремлюсь каждый раз при всей выстроенной структуре, при наборе историй, приемов, говорить по-другому. Если три группы подряд, то к третьей схожу с ума, начинается такое дежавю. Так сложно держать все в голове, понимать, что ты уже говорила, а что нет. А город — он же безграничен. И ты можешь варьировать бесконечно, что ты хочешь рассказать, где-то иначе свернуть, что-то обойти. Каждый раз дворики приносят свои сюрпризы. Не знаешь, что увидишь, что найдешь. Раньше очень разнообразной получалась проходка вдоль оборотной стороны преподавательского общежития на Ленина. Сейчас там почему-то скучно, а прежде то встречали папу, который с двумя пацанами одновременно играл в бадминтон, то заставали там свадьбу. Они вынесли столы, мебель и праздновали во дворе.

Хотя за два года существования музея экскурсии у нас уже колоссально изменились, мы проделали огромную работу, знаем, где кто жил, какие истории связаны, объем информации стал еще больше, но забавно, что есть люди, которые помнят твои прежние рассказы. У них феноменальная память! Периодически люди приходят через два года и говорят: «О, у вас это появилось! О, пианино, видели в инстаграме!». И спрашивают: «Почему вы не рассказали историю, как Денисов с другом сделали дыру в заборе и через нее ходили в школу?» А у нас уже другие предметы, новые истории. Ты не можешь повторять все из года в год. Экскурсия уже стала другой. Хотя у меня есть три-четыре истории, которые мои личные, персональные. Я их повторяю постоянно, поскольку страшно люблю. Но мне гораздо сложнее в музее, чем в городе. Хотя, казалось бы, отработанный текст, приемы. Но я напрягаюсь больше, чем во время прогулки на улице. Ребята, которые всю жизнь работают в музее — как они это делают?! Не представляю.

— Какие качества, на твой взгляд, нужны, чтобы сегодня быть востребованным гидом?

— Сейчас очень требовательная публика. Это не советское время, когда люди на экскурсиях скучали, но деваться было некуда, слушали экскурсовода, поскольку альтернативных предложений не было. Развитие рынка привело к тому, что клиенты стали другими. Они ждут от экскурсовода игры, эмпатии, эмоций…. Хотя в старой методике, разработанной еще в 1960-х годах, уже все было заложено: методы «вопрос-ответ», и другие взаимодействие с публикой. Но все равно был некий кондовый стиль, манера: «Пожалуйста, друзья, все вопросы после экскурсии». Сегодня людям хочется общения. Не просто одностороннего рассказа, но и возможности высказать свое мнение, поделиться впечатлениями. С одной стороны, у нас энергозатратная работа, с другой, — эта энергия такая благостная! Ты отдал — и ты получил. Редко бывает, когда только «вытянут». В целом современная экскурсия — это приятный энергообмен. Хотя надо понимать, что все люди разные, у всех свои потребности. Каждый может найти для себя интересное. Кому-то нужны мифы, легенды, кому-то погружение более наукообразное, но не скучное, а филигранное. Но при этом помимо энергообмена случается несовпадение жизненных позиций и взглядов. Бывает, человек найдет не своего экскурсовода. С моей экскурсии однажды сбежал анархист-неоязычник. Я буду помнить его всю жизнь, насколько это было ярко и впечатляюще, насколько сильно мы не совпали, хотя я никогда и не навязываю своих взглядов.

В музее «Профессорская квартира»
Фото: Владимир Дударев, из архива издания

— Как по твоим ощущениям, экскурсовод может влиять на город?

— Я могу сказать за девчонок: Даша Павлова и Лена Ерофеева активно ведут инстаграмы, проводят прямые эфиры. Через них узнают Томск в других городах. К примеру, эфир Лены увидела группа «Москва, которой нет». Они уже дважды привозили в Томск туристов. Это мало, но все-таки, и сработал именно Ленин эфир. В ноябре был поток — и Российское географическое общество что-то снимало и публиковало, и НТВ приезжало, снимало про программу «Дом за рубль» и «Мои университеты». Продвижение через экскурсоводов есть.

Еще хочу сказать, мне страшно нравится, как благодаря интернету сформировались общероссийские сообщества, где экскурсоводы друг друга видят, репостят, лайкают. Это красивый большой открытый мир и постоянные флешмобы.

— В Томске немало экскурсоводов. Насколько они востребованы сейчас? — Ты часто упоминаешь других томских экскурсоводов. У вас доброжелательная конкуренция?

— Далеко не у всех экскурсии — основная работа. Для Даши Павловой и Лены Ерофеевой это, действительно, ключевой заработок. Я им завидую, глядя, как они вкладываются в свои инстаграмы. Логично, что именно Лена и Даша становятся амбассадорами Aviasales или лицом РГО. Они делают рекламную компанию Томску через свою активную деятельность в социальных сетях. Не скажу, что экскурсии востребованы настолько, чтобы могли прокормить всех. Надеюсь, мы однажды станем пусть не столицей туризма, но все-таки более туристически продуманным городом, чтобы люди могли полностью жить на доходы от экскурсий.

— Конкуренция есть, но я про них постоянно рассказываю, они мне страшно нравятся. У нас есть свое сообщество, хотя, конечно, экскурсоводов в Томске больше, чем наша небольшая группа, которая собралась стихийно и с кем мы активно общаемся. Я их знаю, если кого-то из них советую, то в них уверена. Они продвигают Томск, ведут себя активно. Недавно пришла Даша Павлова, говорит, надо что-то делать, будет стройка у мечети, она перекроет красивые виды… Они часто репостят «Город не бесит», их активная гражданская позиция понятна. Город, его целостность — это наш хлеб. Если его разрушат, нам придется уезжать. Гиды переживают за Томск. Уже не знаешь, как проводить прогулку, чтобы не показывать острых проблем, насколько их много. Не думаю, что экскурсоводы полностью станут градозащитниками. Это тяжелая доля, человек очень быстро выгорает, я не призываю к такой деятельности. Но сообщество экскурсоводов у нас есть, оно классное и поддерживающее.

Текст: Мария Симонова

Подписывайтесь на наш телеграм-канал «Томский Обзор».

Тэги/темы:
Томские новости

Лучшие книжные издатели и дизайнеры со всей страны соберутся на книжном фестивале в Томске

19 мая 2022
Томские новости

Аспирантка ТГУ создала англо-русский глоссарий по наукам о Земле

18 мая 2022
Город

Прогулки по Томску: Воскресенская гора и улица Бакунина

13 мая 2022
Томские новости

Томский вуз вошел в топ-100 глобального рейтинга университетов RUR

13 мая 2022
Томские новости

В ТПУ наградили победителей Инженерного квиза на кубок ректора

12 мая 2022
Томские новости

В Томске пройдет первый Science Slam Университетской лиги

29 апреля 2022
Томские новости

Томские ученые помогли в разработке технологии получения сверхпрочного нанокомпозита для гибкой электроники

27 апреля 2022
Томские новости

В Томске создали первый российский 3D-принтер для работы в космосе и ПО для него

4 мая 2022
Томские новости

Фестиваль «Том Сойер Фест Томск» приглашает на открытие нового сезона

11 мая 2022
Комментарии для сайта Cackle