18+
18+
Образование и наука, Рассказано, ТПУ, ТПУ Политех преподаватель школа уроки ЦУП студенты обучение университет Преподаватели Томского политеха.Андрей Коломейцев о движении к вершине, «ковидном» образовании, самостоятельных школьниках и работе в «космосе»

Преподаватели Томского политеха.
Андрей Коломейцев о движении к вершине, «ковидном» образовании, самостоятельных школьниках и работе в «космосе»

Какими качествами должен обладать современный преподаватель? Почему учить студентов интереснее и чем уникальны нынешние школьники? Как увлечься космической тематикой и что значит хорошая команда для научного работника?

Поговорили об этом Андреем Коломейцевым, старшим преподавателем отделения электронной инженерии Инженерной школы неразрушающего контроля и безопасности Томского политеха.

Фото: Серафима Кузина

— Я из Семипалатинска — так сложилось исторически, что оттуда много ребят поступают в ТПУ. Здесь работает выездная комиссия, плюс рассказы тех, кто учился в Томске, тоже оказывают свое положительное влияние. Поэтому я изначально настраивался на Томск. Был вариант поступить в алматинский вуз, но в конечном итоге я выбрал ТПУ.

Уже на первом курсе меня стала привлекать наука. Мой научный руководитель — заведующий Кафедрой точного приборостроения, где я учился, Валерий Николаевич Бориков устроил меня на 0,2 ставки лаборантом. В основном моя работа заключалась в том, чтобы переносить разные предметы с одного места на другое. Но еще мы ремонтировали лабораторные установки, я все ближе знакомился с различным оборудованием. Так понемногу копился стаж.

На втором курсе я пошел учителем физики в школу. Мне дали седьмой класс, это был мой первый преподавательский опыт. Было интересно, но тяжело. Через месяц работы я потерял голос. Приходил после своих пар, потом вел подряд четыре урока. А дети — они же шумные, активные, я к этому был не готов. Хотя стоять у доски и рассказывать не боялся — у меня со школы хороший опыт КВНовских выступлений. Правда, было страшно, что меня поймают на каком-нибудь незнании. Твои знания — это твой авторитет, его надо постоянно поддерживать. Тебе могут задать самые неожиданные вопросы, которые ты, скорее всего, сам себе никогда не задавал. Этот страх и дальше продолжился в моей преподавательской деятельности, но я научился с этим справляться. Если я чего-то не знаю, могу об этом сказать: «Вопрос меня заинтересовал, почитаю по этой теме, обсудим на следующем занятии».

Фото: Серафима Кузина

В общем, работая в школе, я испытал некоторый шок, но процесс подготовки к урокам, когда надо было придумывать, как рассказать, чтобы все было понятно, — это мне понравилось. Смотрел на своих преподавателей в университете, что-то брал на вооружение. Можно сказать, семиклассники получили подготовку в вузовском формате — у них было много сжатых пар, поэтому теорию я им давал как лекции, практические занятия мы проводили отдельно. Процесс был увлекательный, отдельно от учебы в вузе было весело. И в финансовом плане меня тогда это очень поддержало.

Но нужно понимать, что в школе все относительно типовое, там дают базовые знания. А в университете сразу появляются свои нюансы. Наверное, это одно из важнейших качеств преподавателя — искать эти подводные камни. Именно так можно повышать свою квалификацию, углубляться в тему. Этим и отличается хороший преподаватель от плохого, или опытный от молодого. Когда ты только начинаешь сам вести пары в университете, тебе выдают методичку, объясняют, что нужно делать, и вроде по итогу все выходит, как надо. Но у студентов порой получается делать такие ошибки, создавать совершенно уникальные ситуации — вот такие нюансы надо постоянно исследовать.

Фото: Серафима Кузина

Когда я учился на третьем курсе, мы выиграли большой грант по проектированию малого космического аппарата. В него была заложена просветительская активность для детей в области космической техники. Мы открыли платформу, которая называлась «Виртуальное конструкторское бюро». На третьем-четвертом курсе мы преподавали в Томском физико-техническом лицее 3D-моделирование, параллельно делали проект со спутником. Закупили 3D-принтеры, научились на них изготавливать интересные модели. Это было уже не школьное образование, а что-то сверх. В конечном итоге все это вылилось в то, что ТПУ запустил первый в России университетский спутник напечатанный на 3D-принтере. И мы открыли студенческий Центр управления полетами.

В середине бакалавриата я решил, что останусь в университете в любом качестве. У меня не было четкого понимания научной тематики, которой я буду заниматься, но я легко входил в любую тему. Думал, что сориентируюсь, главное — найти хорошую команду. В магистратуре меня перевели на полставки инженера, и я уже меньше таскал ящики, больше занимался установками. Еще подрабатывал в университетских лабораториях, в студенческом Центре управления полетами, работаю там и сейчас. Каждый год у нас проходят какие-то мероприятия, связанные с космосом, мастер-классы. Я курирую темы по космической радиосвязи, проекты по спутникам. Правда, сейчас мы занимаемся этим чуть меньше, потому открыли дополнительную специализацию «Проектирование малых космических аппаратов», учим этому студентов.

Студенческий центр управления полетами в ТПУ
Фото: Серафима Кузина

Я работаю преподавателем пятый год, и мы уже переделали несколько лабораторных установок, закупили много оборудования для лабораторий, придумали несколько новых предметов. Сейчас я — старший преподаватель, и уже слишком сильно увяз в этом деле, чтобы сказать, что я что-то сделал не так. Это увлекает, если этим увлекаться.

Если говорить про преподавание — большой ученый никогда не работает один, у него есть команда. И я работаю со студентами, присматриваюсь к ним. Если кто-то интересуется наукой, стараюсь подкидывать им разные задания, чтобы они писали и публиковали свои статьи. Возможно, так же, как когда-то меня поддержал мой руководитель. Не жалел своего времени на мои статьи, искал возможность отправлять меня на конференции, помогал во всем. Я хотел бы быть таким же руководителем для своих студентов. Чтобы у меня собралась хорошая команда, которая бы прошла весь путь до вершин вместе со мной.

Фото: Серафима Кузина

Самое большое удовольствие для меня — это когда студенты что-то делают, а потом говорят «Ааааа, вот оно что!». Это лучший момент, когда ты смог донести какую-то важную информацию таким образом, чтобы они все поняли. Ну и, конечно, когда выпускники защищают дипломы на пятерки.

Занятия, если ничего с ними не придумывать, быстро становятся рутиной, к которой можно привыкнуть. Я всеми силами стараюсь этого избегать, что-то меняю, переделываю, чтобы каждый год было что-то новое. В конце каждого учебного года спрашиваю у ребят, что было не так, где было неправильно организовано, не так сделано. Все это пытаюсь записывать, аккумулировать, и когда снова возвращаюсь к какой-то дисциплине, стараюсь как-то переделать. Когда получается, когда новая обратная связь оказывается лучше предыдущей, это тоже очень приятный момент. Он мотивирует продолжать совершенствоваться в своем деле.

А еще на нас оказало огромное влияние интересное глобальное событие: мы все — ковидные преподаватели. Мы работаем в ситуации, в которой до этого никто не работал. Уже полтора года мы на гибридном образовании, когда большинство пар проходят в дистанционном формате. Это тоже уникальный кейс. Первое время было даже весело: нужно было придумывать, как подать материал так, чтобы и на дистанте было понятно. Получалось неплохо. Я брал вебкамеру, крепил ее на ободок от очков. У меня были компоненты и макетная плата. Я все это собирал, рассказывал, что и как делаю. Мы проводили эксперименты, потом студенты делали лабораторные в дистанционном формате. Это были интересные полтора года. Но сейчас я сильно подустал от дистанционного образования. Стараюсь, если есть возможность, хоть небольшими группами вытаскивать студентов в корпус и работать на оборудовании.

Фото: Серафима Кузина

Студентов учить интереснее, чем школьников. Школа — она больше про социализацию, чем обучение. Там очень строгие иерархические системы. Значительную часть школьников образование интересует постольку-поскольку. Но когда люди приходят в вуз, они радикально меняются. Все сразу понимают, что университет место суровое и надо много работать, иначе тебя отчислят. И эта жесткость мотивирует начинать учиться. Студенты более интересные в плане обучения, потому что они начинают мыслить уже как взрослые люди. Помимо того, что им нужно все выучить, надо же еще приспособиться к каждому преподавателю, предмету. Студенты — они уже с искринкой, хитринкой, учатся достигать целей, что в конечном итоге делает их профессионалами. Когда они пойдут работать, им нужно будет достигать поставленных задач, этому их в университете и учат.

Фото: Серафима Кузина

Студенты меняются очень быстро, я даже удивлен, насколько. Выборка у меня, может быть, не совсем правильная, потому что я учился на приборостроении, а преподаю электронику и наноэлектронику. Но когда мы поступали в ТПУ, было немного ребят, кто бы занимался чем-то тематическим до вуза. Сейчас совсем другая картинка. Современные школьники могут делают такие серьезные инженерные вещи, до которых в наше время студенты в выпускных работах не дотягивали. Занимаются этим в свободное время, почти без руководителей, используя интернет, видеоуроки. Эти ребята более самостоятельные и требовательные к процессу обучения. Когда рассказываешь им что-то из базовой программы, они говорят, что уже все это знают. Конечно, не хочется, чтобы им было скучно, приходиться подстраиваться, подкидывать сверхзадачи. Иначе есть риск, что они просто разочаруются в учебном процессе, а этого нельзя допускать.

Но есть нюанс — они хороши в практике, а теории их надо учить. Необходимо все систематизировать, чтобы они понимали термические, химические процессы, с которым они работают. Если практические навыки — это дом, то теория — это фундамент. Его надо построить так, чтобы у них все было хорошо.

Фото: Серафима Кузина

По статистике из 40 человек поступивших в университет двое уходят потому, что пошли не туда. Еще человека по три-четыре теряем каждый семестр. Они либо не справляются, либо тоже постепенно понимают, что хотели бы учиться на другом направлении. Это происходит потому, что когда они готовятся к поступлению в вуз, не совсем понимают, на кого будут учиться. Смотрят на название, которое не всегда отражает суть происходящего. Поэтому школьникам я бы посоветовал по возможности общаться с теми, кто учится или работает по выбранной ими специальности.

Я, как преподаватель, заинтересован в том, чтобы ребята, которым интересно, поступили именно ко мне. И я работал бы с теми, кто хочет учиться именно у меня. Абсолютно уверен, что все остальные коллеги с других вузов хотят того же самого. И если бы школьники меньше стеснялись и старались находить знающих людей, им было бы проще разобраться с вопросом, куда поступить. Рано или поздно вы найдете тех, кто очень интересно вам все расскажет, и вы примете обдуманное и взвешенное решение.

Текст: Егор Хворенков

Подписывайтесь на наш телеграм-канал «Томский Обзор».

Тэги/темы:
Бизнес

«Цветочница Агнесса»: королевские протеи, лапник, свечи и творчество

28 декабря 2021
Томские новости

Томские школьники смогут «погулять» по парку роботов и попробовать себя в роли веб-дизайнера в ТПУ

20 января 2022
Томские новости

Томские ученые предложили новый способ утилизации изношенной авторезины

18 января 2022
Люди

Хобби для влюбленных в небо: как сотрудник «Томскнефти» собирает модели самолетов и вертолетов

21 января 2022
Интервью

«Нужно понять, что именно мы хотим рассказывать о Томске». Интервью с томским гидом и директором музея «Профессорская квартира» Екатериной Кирсановой

18 января 2022
Томские новости

Томичи могут научиться отличать здоровый город от нездорового

13 января 2022
Томские новости

Томская школа «Интеграция» должна пройти аккредитацию до начала апреля — власти

13 января 2022
Томские новости

Томские фитолампы отпугивают с овощей и цветов белокрылку — ученые

14 января 2022
Образование и наука

Ускоряем развитие, сохраняя детские мечты: Областной центр дополнительного образования Томской области празднует свое 20-летие

30 декабря 2021
Комментарии для сайта Cackle