18+
18+
Город, Интервью, Как это работает, Книги в Томске, Краеведение, Люди Томска, Рассказано, томск томские фотографы история краеведение владимир манилов книги издания о томске интересное Как краевед Владимир Манилов написал и издал книгу о томских фотографах XIX-XX веков
РЕКЛАМА

Как краевед Владимир Манилов написал и издал книгу о томских фотографах XIX-XX веков

Старинные фотографии — важный источник для изучения прошлого. Но что мы знаем о первых фотографах в Томске? Как они работали и почему занимались этим делом?

Вопросов в фотоистории города много. На некоторые из них ответил краевед и фотограф Владимир Манилов в своей книге «Томские фотографы (1845–1940 гг.). История томской фотографии». Два года назад издание вышло в электронном варианте, а совсем скоро появится и в печатном виде.

Подробнее о том, как готовилась книга, кто стал ее героями и какими интересными находками дополнилось бумажное издание, рассказываем в нашем материале.

С электронной версией книги «Томские фотографы (1845–1940 гг.). История томской фотографии», написанной Владимиром Маниловым, некоторые томичи уже успели познакомиться. Она содержит порядка 80 фамилий томских фотохудожников, работавших в городе на протяжении века. Одни прославились портретными снимками, другие фиксировали жизнь города, а третьи были участниками Томского фотографического общества — и все они сыграли большую роль в развитии местного фотодела.

Паспарту фотографа С. Ф. Николяи — ссыльного поляка, который работал в мастерской Ф. И. Крассовского в 1860-е годы.
Фото: из книги «Томские фотографы (1845–1940 гг.). История томской фотографии»

Второе издание станет еще более ценным для любителей краеведения: во-первых, оно выйдет в бумажной версии уже в середине июля, а, во-вторых, в книге появятся новые фамилии и эксклюзивные находки:

— Добавился Адрианов Александр Васильевич — почему-то в первом варианте, в электронном, я его упустил, хотя я всегда знал, что он известный автор, — рассказывает автор книги Владимир Манилов. — Другая новая фамилия — Лисицин Иван Павлович. Он начинал у Хаймовича, а потом самостоятельно работал всю жизнь как странствующий фотограф, переезжая то в одно место, то в другое. Его сын, художник Николай Иванович Лисицын, умерший несколько лет назад — ему уже было 90 с чем-то лет — показывал мне фотоаппарат отца, который сохранился и на который он всегда в поездках снимал. Сейчас семья фотографа живет в Подмосковье.

Автор книги о томских фотографах Владимир Манилов
Фото: Серафима Кузина

Также новое издание дополнится портретом фотографа Артемия Ароновича Хаймовича. Это значимая фигура в истории томской фотографии. Он делал и портреты, не жалея денег на оформление, и периодически снимал репортажи с городских событий. Одно из таких — похороны почетного гражданина Иннокентия Евграфовича Кухтерина в 1911 году.

— Портрета Хаймовича я нигде не мог найти. Еще в первом экземпляре написал: прямо как по пословице — сапожник без сапог, сам нафотографировал здесь миллион человек, а своего портрета нет. А потом как-то в коллекции краеведческого музея мне попалась его фотография. Там он с сыном Михаилом на руках, — отмечает автор.

Паспарту фотографа А. А. Хаймовича
Фото: из книги «Томские фотографы (1845–1940 гг.). История томской фотографии»

Интересно, что не появись бы электронная версия книги, то мы бы, возможно, никогда не узнали имя владельца фотоателье «Самоцвет», которое работало с 1916 по 1918 гг. Реклама этой мастерской была опубликована в газете «Сибирская Жизнь», благодаря чему Манилову удалось узнать ее адрес и специализацию. А вот имя владельца нигде не попадалось:

— Люди, которые уже прочитали в интернете мою книгу, стали мне писать в социальных сетях. Один такой товарищ, Александр Подойницын из Санкт-Петербурга, тоже коллекционер старинных фотографий и большой историк, владеющий темой, помог мне найти имя владельца фотографии «Самоцвет», — говорит Манилов. — Он мне написал во ВКонтакте, что в Санкт-Петербурге есть книга торгового отделения то ли Kodak, то ли какой-то другой американской фирмы, по которой фотографы по почте выписывали фотографические принадлежности. Там-то как раз я и нашел про фотографию «Самоцвет» — все сошлось: и адрес, и фамилия того, кто покупал что-то для для фотоаппарата. Я с этой фамилией быстренько по газетам пробежался и нашел такого фотографа — Шуралин Иван Степанович. Оказывается, он был владельцем этого самого «Самоцвета». Теперь в печатном виде ещё одна фамилия добавится.

Объявление фотографии «Самоцвет»
Фото: из книги «Томские фотографы (1845–1940 гг.). История томской фотографии»

Также благодаря читателям выяснилась дата смерти томского фотографа Николая Алексеевича Спасского. Ее сообщила Манилову в социальных сетях родственница томича, которая сейчас живет в Москве. С ее слов, Николай Алексеевич уехал из Томска в Петербург и долгое время там работал, а после перебрался в столицу. Во втором издании эти сведения также появятся.

«Книжку я не собирался писать»

Над книгой о томских фотографах прошлого Владимир Манилов начал работать, сам того не подозревая, еще в начале 1990-х годов. Тогда библиотеки и архивы Томска стали для него чуть ли не вторым домом, где он проводил за чтением дореволюционных газет часы в поисках интересной информации. В частности, его интересовали биографии томских художников: он хотел разыскать их работы и узнать, что известно о творцах прошлого. Так совпало, что в тот момент Владимир Васильевич сам осваивал ремесло живописца в вечерней художественной школе, и поэтому учеба только подстегивала его интерес.

Фото: Серафима Кузина

Параллельно с этим Манилову попадалась информация в объявлениях и заметках о работе томских фотоателье. Так как Владимир Васильевич с 15 лет занимался любительской фотографией, эта тема его тоже интересовала. Сначала просто записывал имена томских фотографов, которые попадались в местных газетах, а после создал под каждую фамилию отдельный файл на компьютере и постепенно вносил все найденные факты об этих личностях.

— Я не собирался книжку писать вообще! Когда я учился в школе, у меня по сочинениям всегда были одни двойки и моя учительница, Нелли Ивановна Говоронская, всегда меня приводила в пример: «как не надо писать сочинение», — рассказывает Манилов. — Тем более меня интересовали, когда я начал читать газеты (это было еще в биржевом корпусе) томские художники. А чтобы написать книжку — у меня и мысли такой не было. Но потом мне стало интересно и про фотографов узнавать, посмотрел, уже набралось около 200 страниц текста, и тут мне себя стало жалко, думаю, столько материалов набрал, и что теперь, все это будет лежать в столе? Так никто и не узнает, кроме Манилова, что было столько фотографов, столько людей интересных!

Первые фотографы Томска (слева-направо): С. А. Прушинский и И. В. Ефимов, а также сын томского фотографа С. А. Лейбина, который стал впоследствии в конце XIX века известным фотографом в городе Верный Семиреченской области.
Фото: из книги «Томские фотографы (1845–1940 гг.). История томской фотографии»

Свою рукопись исследователь решил показать директору Пушкинской библиотеки Нине Михайловне Барабанщиковой, с которой был знаком еще со времен работы краеведческого клуба «Старый Томск». Владимир Васильевич думал, что, возможно, получится издать книгу, и она станет доступна для любителей истории. Но, как это часто бывает, денег тогда не нашли:

— Нина Михайловна сказала про книгу: «Ой, да, интересно», — случилось это еще когда губернатором Сергей Анатольевич Жвачкин был, — «Он к нам в библиотеку придёт, я ему покажу эту книжку. Он сам фотограф, должен заинтересоваться». Но потом как-то так получилось, что Жвачкин не пришёл, а кого-то вместо себя послал туда, и, короче говоря, книжку не захотели печатать, — вспоминает краевед.

Снимок американского фотографа Джорджа Фроста. На нем изображён Томск 1885 года. В центре кадра — здание Алексеевского реального училища (белое двухэтажное здание), напротив которого располагалась одна из самых популярных мастерских того времени «Варшавская фотография».
Фото: из книги «Томские фотографы (1845–1940 гг.). История томской фотографии»

После этого случая прошло два года. Но Владимир Васильевич не оставлял мечту обнародовать свои записи о томских фотографах. Он снова пришел в Пушкинскую библиотеку с предложением выпустить электронную версию книги, и его идею поддержали. Макет книги подготовил сам автор, а специалисты библиотеки привели его к книжному стандарту. Так совместными усилиями в 2022 году появилось первое издание о томских фотографах.

Редкий снимок, дело фотографов и первая фотографиня

Обложка книги Владимира Манилова
Фото: из книги «Томские фотографы (1845–1940 гг.). История томской фотографии»

На обложке электронной книги изображено стандартное паспарту — картонка, на которую приклеивалась фотография — подобных много можно найти на просторах интернета. Конечно, больше всего у коллекционеров-фотографов ценятся именные паспарту, где подписывается имя фотографа и его регалии. Известные фотографы второй половины XIX века обращали особенное внимание на их оформление, чтобы показать свой статус и привлечь клиентов. А сегодня именно по паспарту удается найти редкие снимки известных фотографов.

— Два года назад я приезжал в Томск в очередной раз (сейчас Владимир Манилов живет в Феодосии — прим. авт.) и зашел в антикварную лавку, их по городу несколько точек. Там часто можно найти старые фотографии, причем бывает, что в магазине даже не подозревают, какая ценность у них хранится, — рассказывает Манилов. — Вот я пришёл, взял снимки посмотреть и вижу на паспарту написано Зисман. Это был такой мастер из Томского фотографического общества, которого во время черносотенного погрома в 1905 году убили. Он работал на железной дороге и занимался фотографией. И тут мне попалась его именная паспарту с редким снимком. Мне было приятно совершить такую покупку в магазине.

В коллекции Владимира Манилова также есть редкая фотография молодой девушки, наклеенная на фирменное паспарту фотографа Ю. Ф. Ержинского. Он открыл свое фотоателье «Варшавская фотография» в 1889 году. Согласно справочнику «Город Томск в прошлом и настоящем» оно стало первым подобным заведением в городе и имело годовой оборот 4 тысячи рублей.

Редкая фотография молодой девушки, наклеенная на фирменное паспарту фотографа Ю. Ф. Ержинского.
Фото: из книги «Томские фотографы (1845–1940 гг.). История томской фотографии»

Эту фотографию можно уже посмотреть в электронном варианте книги. А еще там же опубликована история расследования в томских фотомастерских, проходившего в 1860-е годы. Тогда генерал-губернатор Западной Сибири Александр Хрущёв получил анонимное письмо, где утверждалось, что в Томске ссыльные поляки-революционеры открыли фотографические заведения (что было запрещено). В ответ на это Хрущёв направил письмо тогдашнему томскому губернатору Родзянко, чтобы тот разобрался в ситуации. Так появилось это расследование, и в четырех работавших на тот момент в городе фотомастерских начались обыски.

— Дело с этой историей можно лично взять в руки в Государственном архиве Томской области. Там хранится целая папка с актами и фотографиями подозреваемых. Искали поляков, которых выслали сюда, в Сибирь, и которые в ссылке не должны были заниматься фотографией. Но, по сути, это были первые фотографы в Томске, фамилии некоторых я сам до этого не знал, — отмечает Манилов.

Из акта об обысках у Ф. И. Крассовского:

«При обыске в фотографии Крассовского найдено было три фотографии ссыльных; одна принадлежала политическому ссыльному Николяи, две карточки, отобранные у него же, принадлежали политическим преступникам Захаржевскому и Александру Фомичу Толочко, которого, кстати, разыскивал Мариинский земский суд».

В этом же деле фигурирует потомственная дворянка Мария Соколовская, которая владела фотографией «в доме купца Шумилова на Большой улице» (или до 1840-х годов — ул. Садовая, сейчас это пр. Ленина — прим. авт.). В своей книге Манилов высказывает предположение, что именно она могла быть первой женщиной в Томске, которая владела фотомастерской.

На снимке Большая улица, ныне пр. Ленина от пер. Плеханова в сторону мэрии. Фото неизвестного автора начала 1860-х годов из собрания ТОКМ.
Фото: из книги «Томские фотографы (1845–1940 гг.). История томской фотографии»

Большое внимание автор уделил изучению дореволюционного периода, когда фотография только зарождалось в Томске, но его интересовал и период после революции. О мастерах этого времени Манилов узнавал из первых уст.


Ретушер Л. Н. Агафонова и фотограф Ф. П. Бурый, работавшие в Томске в послевоенный период. Они помогали Манилову в написании книги и много рассказывали о работе томских фотомастерских. К сожаление, оба не дожили до издания печатной версии книги.
Фото: из книги «Томские фотографы (1845–1940 гг.). История томской фотографии»

— Я застал в живых Агафонову Любовь Николаевну, она тоже есть в моей книге. Мне повезло, что я был с ней лично знаком, мы часто встречались, она очень многое мне рассказала о фотографах 1930–1940 гг. Любовь Николаевна была не фотографом, а ретушером, но крутилась много лет в этой сфере и всех знала, у нее была очень хорошая память. Она в 1932 году поступила в фотографию уже упомянутого Хаймовича, там работала ученицей ретушера. Помню, как в конце 1990 — начале 2000-х она проводила мне экскурсию по городу и рассказывала, где чья фотография после войны находилась. Ей тогда уже было около 90 лет.

Вторая жизнь книги

Фото: Серафима Кузина

Отчасти благодаря тому, что была готова электронная версия книги, удалось найти спонсоров для печати бумажного издания. Ее Владимир Манилов показал своему коллеге и другу Михаилу Дронову, а тот передал ее художнику Сергею Павскому, который согласился на добровольных началах подготовить макет для печати. Так процесс был запущен:

— Как потом оказалось, у Сергея был товарищ, с которым он случайно встретился на улице и разговорился, обмолвившись про мою книжку. А товарищ в данный момент работает в ОАО «Томское пиво». Он ему сказал: «давай я покажу книгу директору, Галине Кляйн, может быть, она заинтересуется». Ей показали и она решила, что вполне можно выделить деньги, чтобы ее напечатали. Тираж 200 экземпляров, по себестоимость одна книжка вышла где-то в 1200 рублей.

Печатает книгу томская типография «Интегральный переплет». Поступит ли она в продажу, Владимир Васильевич скромно умалчивает. Говорит, что торговец из него никудышный, но своим друзьям он обещает подарить по экземпляру.

Сейчас исследовательская деятельность Владимира Манилова приостановилась — он живет не в Томске, доступа к архивным документам нет. Но в собранных им ранее материалах остались записи из метрических книг, где фигурируют известные томские фамилии. Возможно, когда-нибудь и эта коллекция оформится в книгу.

Текст: Алёна Попова

Подписывайтесь на наш телеграм-канал «Томский Обзор».