18+
18+
Архитектура и дизайн, Город, Деревянная архитектура, Дом за рубль, Краеведение, Люди, Люди Томска, Рассказано, Слова, Томск Дом за рубль деревянный дом зодчество работы восстановление реставрация предприниматель Алексей Будников: «Как томичу, мне хотелось бы видеть вокруг больше красивых деревянных домов»

Алексей Будников: «Как томичу, мне хотелось бы видеть вокруг больше красивых деревянных домов»

Здание на Савиных, 10а, попавшее в программу «Дом за рубль», восстанавливает предприниматель Алексей Будников. Следить за процессом можно в Инстаграме проекта — команда подробно рассказывает о каждом этапе работ.

Поговорили с Алексеем о том, как для него началась эта история, с какими трудностями приходится сталкиваться постоянно, что ждет дом на Савиных, 10а и соседнее здание и почему для города важно восстанавливать как можно больше старой деревянной застройки.

«Дом в мешке»

Дом по ул. Савиных, 10а

— Алексей, вы — томич?

— Я родился в Северске, но около двадцати лет назад переехал в Томск, после того как поступил в университет. Окончил на «Связи с общественностью» в ТПУ, куратором нашей группы был Никита Олегович Кирсанов, сегодняшний председатель Комитета по сохранению исторического наследия Томска, тогда он еще преподавал в университете. Именно он позже и вовлек меня в программу «Дом за рубль». Я обратился к нему за консультацией по поводу одного деревянного дома, зная что он специалист в этой сфере, а Никита Олегович заодно рассказал мне про программу. Сначала я отнесся к идее скептически, речь шла об аренде, а это сразу отталкивает. Понимаешь, что дом потребует больших вложений, но при этом не будет тебе принадлежать. Потом открыл список с вариантами для восстановления, и увидел этот адрес — Савиных, 10а. Удивился, что в таком месте стоит деревянный дом, просто до этого не обращал внимания. Это мой любимый район возле Лагерного сада и деревянной застройки, как мне казалось, совсем не много. Стал, проезжая мимо, смотреть и представлять, как бы этот дом мог выглядеть…

— У вас тогда уже была своя компания?

— Да, я предприниматель, наша организация поставляет медицинские расходные материалы по Сибири. Такая сфера деятельности не связана с тем, что я рассчитываю открыть в восстановленном доме. Но это нормально. Хорошо, что программа дает возможность людям, далеким от строительства, превратить дома, находящиеся в аварийном, заброшенном состоянии, в нужные для города пространства. Неважно, какое назначение будет у здания, в любом случае каждый горожанин сможет смотреть на восстановленный и красивый дом. Здорово, что программа дает людям возможность стать причастными к такому полезному для Томска делу.

Деревянных домов я не боюсь — сам живу за городом в деревянном доме. Для меня дерево — это обычный строительный материал. Никакого отторжения я к нему никогда не чувствовал.

— Почему при всех сомнениях все же решились стать участником программы «Дом за рубль»?

— В этом был момент внутреннего авантюризма. Когда что-то покупаешь, не всегда трезво оцениваешь, что ты делаешь. Знал, что дом в удручающем состоянии, но не знал, сколько вложений он потребует, с подобными стройками всегда так. Брал «кота в мешке». Участвовать в аукционе приходится, когда еще непонятно, на что ты реально идешь. Но было внутреннее ощущение — я готов разобраться во всех процессах, считаю, нам все по плечу. Мы с командой видим задачу и стремимся максимально оптимизировать ее решение. Делаем все, чтобы итоговая сумма была не запредельная. Только до сих пор непонятно, какой она будет…

— Когда вы начали работы в доме?

— В 2018-м, первым этапом был разбор. Еще даже до аукциона мы заключили соглашение с Кировской администрацией, что берем дом под свою ответственность и начинаем приводить его в порядок. В здании творился ужас — шприцы, бутылки, вонь, хлама по пояс…

— Говорят, вы вывозили КАМАЗы мусора?

— Это не шутки, было более десятка грузовых машин с хламом.

— Как это было организовано, и как вообще у вас выстроен рабочий процесс?

— У нас собран рабочий коллектив, мы вместе всем занимаемся. Этапы работ разнообразны — от вывоза хлама до сегодняшней финишной отделки стен. Все задачи решаем самостоятельно. К примеру, стены мы штукатурим по тем же аутентичным принципам, которых придерживались в начале ХХ века, используем дранку и известковую штукатурку. Обо всем этом рассказываем в Инстаграме, который завели для проекта. Видим в этом момент популяризации, вовлечения людей, далеких от деревянных зданий, в процесс. Показываем, как можно восстанавливать такие дома.

— Когда задумали завести Инстаграм?

— Сразу решили — надо рассказывать о работах, большинство не имеют никакого представление об этом. Ведем инстаграм с самого начала, с этапа вывоза хлама. Наши подписчики знают, чем мы занимаемся, в курсе всех деталей. Мне кажется, быть открытыми — это правильно.

Хостел и кафе

— Когда вы только приступили к работам, то рассказывали, что про историю дома известно не так уж и много. Затем на связь вышла томичка, чьи родственники жили в этом доме. Удалось ли потом найти какие-то документы, связанные с прошлым здания?

— Подтверждается информация, что дом строил помещик по фамилии Якименко, он жил в соседнем сгоревшем доме. Правда, изучая архивные данные, так и не нашли там доказательств связи исследователя Арктики Николая Урванцева (якобы он здесь жил в начале XX века) с нашим зданием. Хотя, возможно, он и жил здесь какое-то время, исключить это нельзя. Вообщем что узнаем, пишем в своем Инстаграме, но новых историй и фактов пока не появляется.

— Правда, что вы беретесь восстанавливать и второй дом, расположенный по соседству?

— Об этом сразу шла речь. Раз прежде два дома были одной усадьбой, то разумно восстанавливать их вместе. Сейчас мы занимаемся проектной документацией. К сожалению, второй дом сильно разрушен, он около 7-8 лет назад горел и с тех пор стоит без крыши под дождями и снегами, а ведь главный враг для дерева — вода. Так что там требуется, по сути, новое строительство, кардинальные решения. Но в любом случае будем работать по проекту, сейчас к его разработке привлечены специалисты из ТГАСУ и команда опытных проектировщиков. Уверен, что эксперты такого уровня помогут нам восстановить соседний дом с точностью. У здания будет прежний облик, мы учтем все детали. Тем более, что сейчас наладили все производственные моменты. Во время работы с первым домом мы отрабатываем все, вплоть до производства окон, вырезания наличников и других элементов декора.

— Что будет располагаться в здании по Савиных, 10а?

— Как и было задумано в самом начале — здесь будут хостел и кафе.

— Уже представляете себе их формат?

— Пока мы сфокусированы на восстановлении дома. Сейчас это строительная площадка, и все мысли о делах, которые нужно скорее сделать. В ближайшие полгода задумаемся о концепции. В планах — консультироваться с теми, у кого хорошо получаются подобные проекты. В апреле я рассчитываю побывать в питерском хостеле Soul Kitchen, о нем много хороших отзывов, хочется посмотреть его изнутри. Оценим, сможем ли мы реализовать нечто подобное.

— Сколько времени еще потребуется на восстановительные работы?

— Мы ставим себе цели, стремимся к ним, но они от нас потихоньку отодвигаются — строительная классика… У нас основательный подход к работе, не допускаем ускорения в ущерб качеству. А еще сроки сдачи зависят от соседнего здания. Если в этом строительном сезоне будем заниматься им минимально, то доделаем все на Савиных, 10а. Но, возможно, нам придется переместить силы в соседнее сгоревшее здание, чтобы в теплое время года закончить работы с фундаментом, срубом и крышей. Вообще, для нас важен общий результат по двум домам.

Дома по ул. Савиных, 10 и 10а

— Что разместите во втором здании?

— Возможно, там будут апартаменты для хостела на втором этаже и офисы на первом, так же думаем и о других вариантах. Решение примем вместе с проектировщиками.

— Вы были одним из организаторов Flat, очень интересного арт-пространства. А возможно ли делать подобные варианты для арт-проектов в деревянных домах?

— Наверное. Это вопрос финансирования. Я сейчас точно не вижу для себя возможности войти в подобный проект. Но, мне кажется, не стоит бояться деревянных зданий. Они могут быть комфортными и безопасными, современные строительные технологии позволяют это сделать.

Многие боятся пожаров, но это решаемо. Например у нас в здании на каждом этаже стоят гидранты, будет установлена пожарная сигнализация и большое количество огнетушителей. А вообще не стоит забывать, что и в кирпичных зданиях к сожалению тоже случаются пожары.

Для деревянного дома важно обеспечить сухое состояние дерева, избежать протечек. Тогда здание спокойно прослужит и 100, и 200 лет, например в Европе много таких примеров. У нас же во время их эксплуатации возникают проблемы, которые никто не решает. К примеру, течет вода из сломанного сливного желоба крыши, карнизы и стены приходят в негодность и решением этих проблем никто не занимается. Так же бывает порча общего имущества жильцов, например когда мы вскрыли полы в зоне санузлов, то обнаружили выпиленные на половину балки пола. Кто-то поставил себе раковину и для канализационной трубы пропилил основную несущую конструкцию верхнего этажа! Человек не думал, как это скажется на состоянии здания, ему просто захотелось, и он сделал… Из-за такой эксплуатации деревянные дома со временем разрушаются и люди хотят из них куда-то побыстрее переехать. Но мы хотим показать пример, как можно решать эти проблемы. Искренне надеемся, что люди следящие за нашим проектом будут увлечены процессом реставрации, и тоже захотят жить в старом деревянном доме, а возможно и восстанавливать такое жилье. Если речь идет о небольших площадях, то многое реально сделать своими руками.

«Пока топим буржуйку»

— Вы долго решали в доме по Савиных, 10а, вопрос с отоплением. Как дело обстоит сегодня?

— Сейчас занимаемся этим вопросом, но уже для двух домов сразу. В первую зиму нам пришлось совсем тяжко — грелись генератором, подключали к нему электрические обогреватели. Представляете, приходишь утром в -30, а в доме примерно та же температура что и на улице, и надо вести работы… Во вторую зиму уже было легче, спасибо соседней пятиэтажке — мы прокинули от них «времянку» и у нас появилось стабильное электричество, мы уже обходились без генератора. Да и в здании стало меньше дырок, время зря мы не теряли — приводили в порядок тепловой контур. Также во второй отопительный сезон мы поставили буржуйку в цоколе. Бывает конечно, соседи ругаются на дым, но в целом нам с ними повезло, все относятся с пониманием, ведь мы не по своей воле вынуждены топить печку. Надеюсь, уже в следующий отопительный сезон не будем досаждать им дымом.

— В чем сложность подключения центрального отопления?

— Внутренняя разводка у нас уже есть — и батареи, и трубы, но пока отапливаемся только электрическими котлами. Для центрального отопления нужно установить автоматизированный узел ввода. Бюджет порядка 700 тысяч рублей, нам пока не по карману. На следующий год будем думать, как подключить одним автоматизированным узлом два здания и как его оптимизировать. Если честно, никогда не думал, что за подключение к центральному отоплению придется заплатить такую сумму, ведь изначально здесь было только две трубы и две задвижки, такая простая схема часто используется в старых деревянных домах и работает без всяких сбоев. Электричеством отапливаться дорого, но, выбирая между невозможностью выполнения отделочных работ зимой и таким вариантом отопления, предпочли его.

— Специально для дома вы делаете наличники. Опираетесь ли на какие-то исторические данные?

— Да, мы берем оригинальные наличники и делаем свои также, как мастера более ста лет назад. Сейчас у нас в здании уже две столярки: в цоколе делаем окна, а на первом этаже наличники. Нам повезло в том плане, что на окнах в этом доме были не слишком сложные наличники, мы их отлично копируем. Ведь бывают и варианты сложной резьбы, изготовить которые совсем не просто. А вообще, я думаю, такими темпами нам скоро все будет по силам.

Больше красивых домов городу

— Как вы, уже несколько лет поработав над проектом, относитесь к программе «Дом за рубль»?

— Мне очень нравится концепция, в ней заложены все необходимые мотивационные инструменты. При отсутствии бюджетных вложений появляется частный инвестор, который заинтересован не затягивать работы. Продумана ступенчатая система льгот, за один-два года желательно сделать проект, как можно быстрее его реализовать и в итоге получить тот самый «рубль» хоть и после миллионов затрат. Участники понимают, все нужно делать качественно, иначе нормальная эксплуатация будет невозможна. Конечно, я не хочу 49 лет со зданием мучиться, это бессмысленно. Мы работаем так, чтобы дом ни нам, ни администрации города, которой мы его потом передадим, не доставлял проблем. С этой точки зрения программа городу на 100% нужна и она работает.

— Но проблемы все же есть?

— Есть некоторые детали, рабочие моменты, например, связанные с отопительным узлом и его подключением. Но по большому счету это вопрос не к администрации, а к снабжающей организации. Возможно, правильным будет большее вовлечение властей к решению проблем с подключением к коммуникациям. Есть частные проблемы, которые касаются не только нас лично, но и остальных участников программы. Думаю, если мы будем решать их в диалоге с администрацией, то программе это пойдет только на пользу.

А вообще хочу отметить, что, по моему мнению, кроме качества ремонта, в реставрации деревянных домов важен и количественный показатель. В Томске есть список, куда внесли 701 деревянное здание, подлежащее сохранению. Мы прекрасно знаем, что они не смогут жить без капитального ремонта и грамотной эксплуатации. Если не делать серьезных шагов, то лет через десять будет список-601, а потом и 501… Программе необходимы другие скорости. За пять лет в ней всего 35 домов. Она хороша, но мне даже не как инвестору, а просто как жителю Томска хотелось бы, чтобы вокруг было как можно больше добротных деревянных домов. Есть желание гулять по городу и смотреть не на покосившиеся стены зачастую разрушенных зданий, а на красивые отреставрированные деревянные дома. Возможно, если бы речь шла о собственности, а не аренде, то программой заинтересовалось бы гораздо больше инвесторов. Если их будет не 20, а 200-300, и они восстановят все аварийные дома, то для всех жителей города это будет только плюс, город станет лучше!

— Насколько программа «Дом за рубль» изменила вас и вашу жизнь?

— Для меня это в первую очередь хобби, новое интересное увлечение. Я рад быть причастным к важному для города делу, ведь еще несколько лет назад совсем не думал об этом.

Текст: Мария Симонова

Фото: Серафима Кузина

Подписывайтесь на наш телеграм-канал «Томский Обзор».

Тэги/темы:
Томские новости

Томских архитекторов приглашают на бесплатную образовательную программу

12 марта 2021
Предприятие

«Сибэлектромотор»: 10 кадров из прошлой жизни завода

24 марта 2021
Город

Нарисованный берег: будет ли Лагерный сад Томска гранитным?

26 марта 2021
Люди

Сторителлинг: личные истории, которые греют душу. Интервью с режиссером и актером Леонидом Прокофьевым

29 марта 2021
Томские новости

Аутентичность и благоустройство. В Томске представили стратегию развития исторического центра

8 апреля 2021
Город

«Строительной отрасли нужна перезагрузка»: губернатор Томской области провел заседание штаба по реализации нацпроектов

12 марта 2021
Интервью

Истории в коробочках и вышитые книжки: интервью с томской художницей Анной Турченко

8 апреля 2021
Еда

Александр Туренков: «На кухне никогда не угадаешь, как сложится день»

9 апреля 2021
Люди

Выйти за пределы музейных стен.
Ольга Павлова: о фестивале керамики в Томске, проектах во время пандемии и чувствах к городу

2 апреля 2021
Комментарии для сайта Cackle