18+
18+
Интервью, Культура в Томске, Люди, Музеи Томска, Рассказано, Том Сойер Фест, Томск Первый музей славянской мифологии фестиваль керамики экспозиция выставка проект Том Сойер Фест Выйти за пределы музейных стен.Ольга Павлова: о фестивале керамики в Томске, проектах во время пандемии и чувствах к городу

Выйти за пределы музейных стен.
Ольга Павлова: о фестивале керамики в Томске, проектах во время пандемии и чувствах к городу

Ольга Павлова — директор одного из самых необычных частных культурных проектов в Томске.

Первый музей славянской мифологии расположен прямо под Воскресенской горой, в самом центре города. В здании на Загорной улице за фасадом, украшенным затейливыми изразцами ручной работы, не бывает скучно — даже несмотря на пандемийные сложности. Традиционный Медвежий фестиваль сменяется фестивалем керамики, праздники — спектаклями. К лету здесь собираются сделать релакс-зону на крыше, а в будущем хотят все чаще выходить со своими проектами за пределы музея и работать с городским пространством.

C Ольгой мы поговорили о том, как музей пережил «ковидный» год, чем он собирается удивлять горожан и какие планы на сезон у «Том Сойер Фест Томск», координатором которого она стала в 2020-м.

Фестиваль как возможность сопереживать

— Ольга, одно из главных событий начала года для музея — Сибирский фестиваль керамики. Как вы начали сотрудничать с этим проектом?

— В первый раз экспозиция фестиваля приехала в Томск из Новосибирска шесть лет назад в Томский областной художественный музей. Я пришла посмотреть выставку, и была потрясена, просто влюбилась в работы! Искусство керамики — это особенный мир, это бесконечный поиск форм, света, фактур.... На открытии познакомилась с Юрием Неупокоевым, идейным вдохновителем, организатором фестиваля из Новосибирска. Стала расспрашивать, доберется ли экспозиция до Томска в следующем году. Он признался, что не знает — все зависит от музея, от обстоятельств… В первый раз фестиваль привезли в наш город своими силами потрясающий гончар, керамист Андрей Салтан и сам Юрий Неупокоев. Я сразу сказала, что у меня есть огромное желание продолжать сотрудничество, мы обсудили возможность представления выставки на площадке Музея славянской мифологии. И со следующего года фестиваль принимаем уже мы, привозим работы художников со всей страны, от Хабаровска до Калининграда, в Томск. Этот проект поддерживает важную традицию передвижников, когда культурное событие не остается в пространстве одного города.

— В этом году выставка работает до 11 апреля. Что можно рассказать о сегодняшней экспозиции?

— Каждый объект — это возможность для размышления. К примеру, «Спящий зритель» Светланы Мухиной привлек внимание любителей фотосессий, поскольку он большой, эффектный. А еще он располагает к разговору о том, что мы, зрители разных ситуаций, часто бываем погруженными в себя, спящими, незрячими… Работа призывает задуматься, насколько мы чутки к окружающей действительности.

Выставка керамики — это возможность сопереживать. Смотришь на шикарные объекты из Красноярска, «Терракотовую историю», и словно на физиологическом уровне что-то с тобой происходит, такая крутая работа с пластом и с формой! Интересны работы Гречановых, супругов из Хабаровска. Они сделали забавного зеленого человечка. А у него удивительные дирижополюсы. Когда мы, кураторы, отбирали работы в Новосибирске, то эти существа сразу напомнили нам воздухоплавательные аппараты. Захотелось перекинуть мостик в томскую историю, и рядом с дирижополюсами на выставке появился воздушный шар. Это неспроста — ровно 230 лет назад с Воскресенской горы был запущен первый в Сибири воздушный шар. Его запустил Александр Николаевич Радищев, сосланный в Сибирь императрицей Екатериной II, и военный комендант Томска француз Томас де Вильнев. Мы всегда стремимся не просто перенести экспозицию из Новосибирска, а ищем новые, связанные с нашим городом, образы. Аппараты для путешествий по воздуху — это отсылка к бесконечному стремлению оторваться от земли, к полету. Творчество по сути очень похоже на воздухоплавание. Это тоже фантазия и вдохновение.

Выставка XVI Сибирского фестиваля керамики в Первом музее славянской мифологии

— На фестиваль в Томск впервые приезжала Татьяна Пунанс, одна из самых известных российских кураторов и художников-керамистов. Она представила свою выставку «Поверхности» — это плоские работы, керамические холсты. Возможно, некоторые из них останутся в Томске. Татьяне настолько понравилось у нас в гостях, что она собирается подарить нам несколько произведений.

— Есть ли на фестивале работы с томскими корнями?

— Художник Лена Дворникова — томичка, она потрясающе владеет искусством росписи по керамике. Еще получился интересный приятный «мостик» — в экспозиции были объекты известного мастера Елены Скворцовой. У Татьяны Весниной, которая много лет пишет про томскую культуру, в личной коллекции керамики оказались работы этого художника.

— Работать в условиях пандемии было непросто. Не было сомнений, принимать ли фестиваль?

— Мы открыли фестиваль 19 февраля, но еще в начале месяца не были уверены, что сможем это сделать. Конечно, от частного музея с маленькой командой огромный затратный проект требует впечатляющих усилий. Надо ехать в Новосибирск, отбирать экспозицию, упаковать все предметы. Кто знает, что такое упаковка керамики, меня поймет — 200 объектов искусства, и каждый надо как малое дитя запеленать, уложить в коробку или ящик. К счастью, в этом году фестиваль проходит при поддержке департамента по культуре Томской области и ДНТ «Авангард» — он помог с транспортировкой и упаковкой. Несмотря на сложные обстоятельства, у нас получилось очень правильное взаимодействие частно-государственного характера. Надеюсь, в следующем году его только укрепим, спланируем все заранее. Когда проекты проводятся в партнерстве, то получаются гораздо круче. И точно могу сказать — фестивалю в следующем году быть!

— У музея есть и другие проекты, связанные с керамикой?

— Уже пять лет подряд у нас проходит детский конкурс, который предваряет Сибирский фестиваль. Его участники — ребята 5-14 лет. В этом году они лепили на тему, связанную с воздухоплаванием. Конкурс был посвящен году технологий, покорения космоса. Нам хотелось расширить эти горизонты. Собрали 59 участников.

Это межрегиональный конкурс. К нам добралась только команда из Новосибирска, но это влияние пандемии. В прошлом участвовали ребята из Тайги, Кемерова, Барнаула. Проводить такое масштабное событие на площадке частного музея непросто. Ребята приезжают, лепят, их работы оценивает жюри. В следующем году мечтаю сделать с юными керамистами проект, связанный с преображением города. Татьяна Пунанс рассказала нам про потрясающий опыт небольшого европейского городка, где ребята делали керамические расписные вставки для булыжной мостовой. А у нас же в Томске есть прекрасная улица Бакунина с еще сохранившейся старинной мостовой. В следующем году ее собираются поднимать, прокладывать под ней канализацию, заново мостить… Явно не будет хватать многих элементов, и мы бы с помощью фестиваля керамики смогли их изготовить и дополнить мостовую. Керамика — это тот же кирпич, по которому мы ходим. Нам, музею, очень хочется поучаствовать в таком проекте, в таком взаимодействии с городским пространством.

«Доступные сказки» и зона релакса

— Пандемия для частного музея — серьезное испытание. Как вы переживали это время?

— В прошлом марте, закрываясь на карантин, мы понимали — велика вероятность, что не откроемся. Для меня это был большой стресс. Пришлось сказать команде, что резерва на оплату труда нет, и все вольны решать, что делать в такой кризисной ситуации. Мы — частный музей, живем по законам бизнеса. Некоторые сотрудники сразу заявили — пару месяцев мы готовы оставаться в этой лодке. Люди очень прикипели к нашему музею, им действительно важно, что мы делаем. У нас небольшая сплоченная команда, мы живем своей миссией. Стали как сумасшедшие искать альтернативные способы музейного заработка. Лавка с сувенирами тоже была закрыта, а ее сайт для онлайн-продаж только запускался, не могли его быстро раскрутить. Сосредоточились на образовательных услугах, мастер-классах, что мы хорошо умеем делать вживую. Но оказалось, что оффлайн и виртуальная реальность — это две огромные разницы. Сложно перестроиться, и работать на камеру, а не с людьми. Еще сложнее продавать, когда столько всего было доступно бесплатно.

— Тогда вы и запустили краудфандинговый социальный проект «Доступные сказки»?

— Да, хотя вряд ли бы решились на такое не в пандемию. Но в кризисных условиях сказали: «Ребята, кому не все равно, будет ли существовать музей и есть возможность нам помочь, давайте скинемся». У нас появилось желание работать с темой сказки. В принципе, мы с ней постоянно имеем дело, сказочные и мифологические направления очень близки. Поняли, что хотим более глубоко и предметно заниматься сказкой с аудиторией дошкольников и младших школьников. Также среди участников нашего проекта есть ребята с особенностями развития. Получилась инклюзивная история. Мы собрали определенную сумму, позволившую нам поддержать жизнь музея и начать сотрудничество с хорошими педагогами. В нашей команде Елена Рынкова, педагог и специалист по работе с особенными детьми по арт-терапевтическим направлениям. Обустроили студию на втором этаже. Томские актеры читали сказку, она шла в наших соцсетях с сурдопереводом. Нашим партнером в этом проекте стало Томское отделение всероссийского общества глухих.

— Что сейчас с этим проектом?

— Теперь это творческая студия в музее. Каждые выходные собираем ребят и их родителей на занятия, проигрываем, проживаем, пропеваем сказочный сюжет. А через выходные встречаемся в мастерской музея, где на практике, на примере событий из историй, разбираем, как белить холсты, гладить старинными утюгами. Доступность сказки еще и в том, что на таких встречах она становится понятнее современным людям. Читая детям про прялку, родители могут затрудняться объяснить, что это такое и как с ней работать. Мы этот вопрос решаем.

На сказки приходят ребятишки с особенностями развития, они получают льготы, несколько занятий посещают бесплатно. Это тоже к разговору про доступность. Нам важно, чтобы на площадке музея бывали совершенно разные гости.

— Как идут дела у музея сегодня?

— Ситуация во многом нормализовалась, но групповые посещения до сих пор запрещены. А 70% наших посетителей приходило группами. Теперь мы немного перестроили направления работы, больше ушли в частную историю, проводим Дни рождения, корпоративные праздники, тематические свадьбы. Знакомим с народными традициями. На детские Дни рождения организуем квесты — рассказываем лайфхаки из прошлого для девчонок 8-10 лет. На таких праздниках мы и прядем, и буквально отделяем зерна от плевел. После приходит время чаевничать. Отдельное направление — иммерсивное чаепитие, где мы рассказываем про традицию чаевничания на Руси, объясняем, как Томск стал важной точкой чайного пути, устраиваем чайную церемонию. Сервируем столы, гости «перевоплощаются» в купцов, мещан, дворян. Слушают, и пьют чай на старорусский манер.

Жизнь диктует нам новые условия, я же повторяю завет основателя музея, моего отца: если попался лимон, надо сделать из него лимонад. Постепенно обретаем стабильность и ждем туристического сезона.

— Что готовите к лету?

— Будут новые выставки, а еще мы откроем крышу музея. Хотим превратить ее в городскую зону для релакса и расслабления, установим лежаки, гамаки. Прежде мы так ее не использовали. Сейчас многие останутся на лето в городе, и мы предложим им такой вариант провести время. Еще и кинопросмотры там организуем. Наш музей многофункционален, он подходит для семейного отдыха. Как частный проект, мы очень гибкие, в этом наше отличие от государственных музеев. Это дает, свободу, подстегивает и одновременно делает нас хрупкими и уязвимыми. Можно вовремя не среагировать на события или быть загнанными в страшные обстоятельства, и не выжить.

— У вас очень насыщенная проектная жизнь, как вам это удается?

— Мы очень дружелюбные! Я хорошо понимаю, что разговор про стабильность возможен только когда у тебя выстроено много связей, есть партнеры. Если говорить про студию «Доступные сказки», то это возможность и познакомиться с актрисой, режиссером Томского ТЮЗа Ольгой Райх, поставившей у нас два спектакля, «Крошечку-Хаврошечку» и «Рассказки про самого обыкновенного пятнадцатого медведика», и позаниматься телесной практикой с Ириной Мядзель, директором школы «Чуда и чудесинка». Мы стремимся сотрудничать со всеми творческими людьми Томска. У нас небольшая команда, и только там мы может обогатить наше пространство и дать зрителю что-то новое. Актер театра драмы Антон Антонов будет делать у нас хулиганскую сказку. Масленицу мы провожали вместе со студентами Губернаторского колледжа социально-культурных технологий и инноваций. Направлением керамики на нашей площадке занимаются Андрей Салтан, Вера Леонова, мы лепим с Леной Дворниковой, Наташей Ивановой. Собираем в своих стенах профессионалов. Это принцип музея, такое развитие мне созвучно. Только сообща большое дело и может делаться.

Чувствовать город с «Том Сойер Фест»

— Один из больших проектов, в котором вы участвуете — это «Том Сойер Фест», фестиваль восстановления исторической городской среды. Чего стоит ждать в нынешнем году?

— В Томске «Том Сойер Фест» координируем мы со Светой Савиной. В этом году мы завершаем работы в доме на Совпартшкольном, 6а и затем занимаемся двумя домами на Бакунина, расположенные напротив друг друга. Фестиваль будет масштабным. Надеемся, что за лето удастся привести их в нужный вид. А после работы будем собираться на читки, лекции, на чай. Ведь это фестиваль, и он так задуман, чтобы чувствовать город и с ним взаимодействовать.

— Как в целом развивается «Том Сойер Фест» в Томске?

— В прошлом году из-за карантина начали проект только в августе, но в целом динамика, безусловно, положительная. За зимний период мы обросли командой волонтеров. Среди них — архитекторы-проектировщики. Они безвозмездно замеряют объект, делают паспорт фасада, сейчас будем его согласовывать. В нашем волонтерском чате насыщенная жизнь, каждый день добавляем в него новых добровольцев. Хорошо, что их все больше, на лето будут нужны большие силы. Оно будет поворотным в истории фестиваля в Томске. Рассчитываем заявить о себе всерьез. Для этого у нас будет целый сезон.

— Вы уже несколько раз упоминали команду музея. Расскажите о ней подробнее.

— В основном в команде старожилы. Сейчас у нас два больших направления. Одно исключительно музейное, это экскурсионно-образовательная и научно-исследовательская деятельность, фондовая и грантовая работа, выставки. Этим у нас занимается четыре человека. Второе — это та красивая лавка-продажа, которая расположена в музее на первом этаже. Нам важно, чтобы люди буквально уносили с собой частицу традиции, истории, покупая в музее в лавке или на выставке-продаже вещи. Гжельская пара — это не просто чашка и блюдце, это многовековая традиция работы с фарфором, зародившаяся в Подмосковной области много веков назад и дожившая до наших дней. Всегда стремимся донести историю вещи. Команда первого этажа — это тоже четыре человека. Всю эту «возницу» возглавляю я. Всего у нас 10 сотрудников, это катастрофически мало, учитывая разнородность наших направлений. Но мы открыты к любым новым взаимодействиям. Если кто-то захочет организовать у нас, к примеру, продажу кофе, будем очень рады.

Музей начинается не в своих стенах

— Знали ли вы, что однажды частный музей как семейное дело перейдет к вам?

— Наша семья начала собирать коллекцию с 2003 года. Я тогда была совсем юной, но уже увлекалась гуманитарным направлением. Любила историю, много читала, поступила на культурологический факультет в институт искусств и культуры ТГУ. Создать музей — это, конечно, была идея папы, Геннадия Павлова. А я всегда была рядом, на подхвате. Естественно, что со временем стала правой рукой, идейным спутником и помощником. Связывалась с художниками, договаривалась об участии в выставках, организовывала перевозку работ. Учебу я завершала в Москве, там же собирала коллекцию лаковой миниатюрной росписи. Вернулась в Томск, и понеслось! Музей открылся в 2007 году, сначала мы располагались на Нахановича, 15 (бывший Ямской переулок), а с 2013 года уже здесь, в собственном здании. Геннадий Михайлович умер в 2015 году, и я из заместителя директора стала директором. Это была естественная преемственность. У меня никогда не было ощущения, что выбор сделан за меня.

— Что, по вашим наблюдениям, особенно интересно из музейных событий томичам?

— Фестиваль керамики хорошо принимают. А самая популярная за все годы выставка была посвящена клинковому оружию. Мы привозили ее из Златоуста, российской кузницы оружия, несколько раз. Длинные и короткие клинки, украшенные, с золотой гравировкой... Организовать такую выставку очень тяжело. Связывались с огромным количеством мастерских, предприятий. С этой экспозицией у нас связан забавный случай, хотя сначала было совсем не смешно. Мы ждали в Томске очень дорогую посылку от одного из производителей, ружейной фабрики в Златоусте. А когда открыли ее, то увидели смесители и другие детали для сантехники. Посылку спутали с другой…. Конечно, был дикий стресс — изделий в коробке было на миллионы! К счастью, мужчина во Владивостоке, которому достались наши экспонаты, когда увидел золоченые, украшенные камнями клинки, связался с транспортной компанией. Нам повезло, что он оказался порядочным человеком.

Краеведческие проекты тоже вызывают интерес, но более спокойные, у них узкая аудитория. Но мы каждое лето делаем в малом зале что-то, посвященное истории города. У нас была «Наличная история», «Бричкин путь». Хочется знакомить с городом его гостей. Для нас важно говорить о Томске.

— Насколько заметен сегодня интерес к славянской истории, мифологии, культуре?

— С первого дня работы мы, по сути, стали культурными антропологами, пропуская через себя общественные настроения. 2007 год был переломным в самосознании, в поиске национальной идеи. Об этом очень много говорили. Люди шли к нам за откровением, но мы не брали на себя такую большую миссию, а просто позволяли прикоснуться к прошлому, к традициям. Сейчас интерес стал более уравновешенным. Гости знают больше, многие серьезно увлекаются историей, изучают традицию дохристианского периода. Мы тоже заметно выросли, обросли экспертами, консультантами. Теперь идет более серьезная, глубокая работа. Я бы сказала, что сейчас тема воспринимается спокойнее, без фанатизма, что меня сильно радует. Относиться к прошлому с интересом, вниманием, ценить возможность погрузиться в родную культуру, ее образы и коды мне нравится.

— Есть важные задумки, которые вам хотелось бы реализовать?

— Они постоянно появляются! Но, признаться, я не могу долго думать и мечтать, мне надо скорее делать, воплощать. Надеюсь, мы продолжим работу с грантами. Очень хочется осмыслить, как современные люди относятся к народным представлениям хотя бы 100-летней давности. Для этого надо провести исследование, поездить по деревням области, пообщаться со старожилами. Причем результаты представить как проект, где есть и выставка, и театр — на стыке дисциплин.

— У вас ведь уже есть необычный театрально-этнографический опыт?

— Да, мы каждый месяц играем «Непридуманные истории», моноспектакль для взрослых Павла Опанасенко, много лет работавшего в нашем музее. Его увлекла тема суеверий, он изучил много этнографических записей, и на их основе сочинил моноспектакль. Играет его в музейном пространстве, работает с экспонатами, рассказывает, что пугало людей, и как они справлялись со страхами, а потом переходит к своим современным страхам.

— Есть желание реализовать какой-нибудь проект за пределами музея?

— Моя огромная мечта — работа с территорией. Мы находимся в историческом центре, видим везде неблагополучные изменения, и очень хотим, чтобы пространства и дома вокруг нас преображались, становились лучше, для чего делаем конкретные шаги. Ради этого я и взялась за «Том Сойер Фест». И хотелось бы создать с соседями свой логистический «хаб». Я имею в виду Музей истории Томска, Дом искусств. Есть желание как можно больше работать с территорией, где ты находишься. Музей начинается не в своих стенах, а раньше.

Текст: Мария Симонова

Фото: Серафима Кузина

Подписывайтесь на наш телеграм-канал «Томский Обзор».

Тэги/темы:
Томские новости

Один из первых томских граффити-художников выпустил свою визуальную биографию

25 мая 2021
Томские новости

Томичей приглашают на фотовыставку «Свои дети»

2 июня 2021
Томские новости

Томичей приглашают послушать одного из самых ярких джазовых пианистов Европы

1 июня 2021
Люди

Владимир Сорокин: «Мои дети выросли между занятиями по биологии и танцами»

9 июня 2021
Томские новости

На следующей неделе в Томске стартует второй паблик-арт фестиваль «мУкА. Склады искусства»

20 мая 2021
Томские новости

Томичей приглашают на космическую выставку

25 мая 2021
Томские новости

Проект томички победил во всероссийском конкурсе достопримечательностей

2 июня 2021
Томские новости

В Томске пройдет спектакль на заброшенном заводе

9 июня 2021
Интервью

Господин Литвинович: «То, что мне не близко, не могу читать, не имею права»

27 мая 2021
Комментарии для сайта Cackle