18+
18+
Город, Истории томских зданий, Краеведение, Предприятия Томска и области, фрунзе 5 история дома томск протезная мастерская Протезные мастерские. История болотовского особняка на проспекте Фрунзе

Протезные мастерские. История болотовского особняка на проспекте Фрунзе

АВТОР
Валентина Бейкова

Старинное кирпичное здание на проспекте Фрунзе, 5 не может похвастаться вычурной отделкой или богатой лепниной. Зато очень интересна история, которую хранят эти стены.

Это здание и его сосед по адресу ул. Советская, 43 было построено в начале прошлого века купцом Петром Васильевичем Болотовым для торговых служб. В середине 1920-х сюда переехало первое в Сибири протезно-ортопедическое предприятие, созданное еще при Колчаке. И вот уже почти сто лет история купеческой усадьбы и протезного предприятия неразрывно связаны друг с другом.

Район элитной застройки XIX века

Общий вид здания по пр. Фрунзе, 5
Фото: Вероника Белецкая

Местность Томска, где расположено здание, с давних времен носила название Юрточная гора. Возвышенное расположение, спасавшее от наводнений, и обилие ключей делали ее удобной для застройки. И уже в XIX веке Юрточная гора стала административным и культурным центром города и привилегированным местом жительства.

Одним из первых миллионеров, поселившихся в этом районе, стал знаменитый золотопромышленник Иван Асташев, чей особняк сегодня занимает Томский областной краеведческий музей. Напротив было имение его коллеги по золотодобыче — Философа Горохова — с роскошным садом. Позже Горохов обанкротился, особняк сгорел, а на его месте было построено каменное здание Общественного собрания Томска (Дом офицеров).

На Юрточной горе открывали лучшие в Томске магазины, гостиницы и бани. Через дорогу от асташевского особняка выросло огромное по тем меркам здание торгового дома «Кухтерин и сыновья» (сегодня здание мэрии). По соседству предприниматель Иван Гадалов построил двухэтажное здание «Верхнего гастронома», где велась торговля бакалейными, галантерейными и мануфактурными товарами. Историческая постройка сохранилась до наших дней, сегодня здесь работает «Сибирское бистро».

Слева — бывший особняк Асташева, справа — доходный дом «Кухтерин и сыновья». Из альбома «Виды Томска, Красноярска и Иркутска» [1903–1905 гг.]
Фото из фондов ТОКМ

Параллельно Почтамтской гудела улица Дворянская (сегодня улица Гагарина). Здесь в доходных домах снимали квартиры чиновники почтовой конторы и губернаторского правления, городская интеллигенция: врачи, преподаватели, инженеры. Дворянская была одной из самых оживленных улиц Томска. В летнее время по ней шел большой поток горожан, желающих прогуляться подальше от пыльной Почтамтской, круглый год здесь сновали телеги, на которых крестьяне спешили добраться на базар, и обозы, доставлявшие товары в магазины. Дворянская пестрила вывесками, которые предлагали купить книги, меха, белье, сумки, бижутерию, зеркала, продукты питания.

Общий вид Дворянской улицы
Из фондов ТОКМ

В начале прошлого века в этот праздник жизни влился купец II гильдии Петр Васильевич Болотов. На углу улицы Дворянской и улицы Нечаевской он построил собственный двухэтажный торговый дом. Здесь помещение под свой магазин арендовал еще один томский купец, Александр Иванович Осипов, торговавший мясом и бакалейными товарами: крупой, мукой, сахаром, солью, пряностями и чаем.

Вид здания до реконструкции
Фото из архива предприятия

Во дворе торгового дома для удобства арендаторов, да и своего собственного, Болотов построил двухэтажную каменную конюшню, где по всей видимости, не только разгружали обозы, но и хранили товары. Постройка сохранилась до наших дней.

На этом же участке появился купеческий особняк, фасад которого выходил на Спасскую улицу. Дом сохранился и числится по адресу: улица Советская, 43. На Спасской селились купцы с доходом поскромнее чем у тех, кто населял Почтамтскую.

По адресу ул. Советская, 43 находится еще один дом, построенный Петром Болотовым
Фото: Вероника Белецкая

Вид здания до реконструкции
Фото из архива предприятия

О жизни Болотова почти ничего не известно. Детей он не имел. В городе его уважали, в начале 1890-х годов Петр Васильевич был церковным старостой в Благовещенском кафедральном соборе (находился на месте нынешней площади Батенькова, не сохранился — прим. ред.). В XIX веке старост выбирали из мирян для ведения хозяйственных дел церковной общины: сбор пожертвований и забота о сохранности казны, закупка свечей и ремонт храма. Человек с улицы на эту должность попасть не мог — его либо назначал настоятель, либо избирал местный приход.

На этом информация о судьбе Болотова обрывается. Дожил ли он до прихода Колчака, пережил ли события 1917 года, мы не знаем. Но история его наследия на этом не заканчивается.

Протезы от инженера Малышева

Протезной мастерской в этом здании больше ста лет
Фото: Вероника Белецкая

После прихода к власти большевиков имущество Болотова было национализировано, и в середине 1920-х помещения торгового дома и купеческого особняка заняло известное на всю страну томское протезно-ортопедическое предприятие. Сложно представить, но его история начиналась с небольшой мастерской в стенах Томского технологического института (сегодня ТПУ). Инициатором ее создания выступал профессор ТТИ Александр Петрович Малышев.

Копия дела Александра Малышева, основателя протезно-ортопедического предприятия. Оригинал хранится в ГАТО
Фото: Вероника Белецкая

В 1910 году в возрасте 31 года Малышев заканчивает обучение на механическом отделении ТТИ и получает звание инженера-механика.

Диплом об окончании А.П. Малышевым Томского технологического института
Фото: Вероника Белецкая

Талантливый инженер отправляется набираться опыта в США. В 1915 году Малышев работает на заводе «Eddystone Ammunition Corporation» в городе Эддистоун, штат Пенсильвания, где делают боеприпасы для союзников Первой мировой войны. Здесь было налажено производство осколочных снарядов по российским разработкам и винтовок. Большая часть винтовок, использованных американскими солдатами во Франции в Первой мировой войне, была изготовлена ​​в Эддистоуне.

Два года спустя Эддистоун, крошечный городок в Пенсильвании, вошел в историю. Здесь произошла одна из самых кровавых промышленных трагедий США начала Первой мировой войны. 10 апреля 1917 года, через четыре дня после того, как Соединенные Штаты объявили войну Германии, в результате взрыва на «Eddystone Ammunition Corporation», погибли 139 человек. Большинство были женщины и девочки, которые работали в погрузочной комнате, засыпая порох в снаряды. Часть тел была найдена в протекающей рядом реке Делавэр, рабочие, возможно пытались спастись там от огня или их отбросило взрывом. Сотни людей были ранены, искалечены и сильно обожжены. Больше полусотни жертв опознать не удалось, они были похоронены в братской могиле. На месте их захоронения на Честерском сельском кладбище был установлен небольшой мемориал. Сначала во взрыве обвинили немецких диверсантов, а затем русских. Есть версия, что это могла быть авария, вызванная неисправностью оборудования.

«Eddystone Ammunition Corporation» был открыт в ноябре 1915 года и просуществовал до окончания Первой мировой войны. В 1919 году он был переоборудован под производство локомотивов. Завод был дочерней организацией американского гиганта Baldwin Locomotive Works — крупнейшего производителя паровозов в мире. За все годы существования империи Маттиаса Уильяма Болдуина было выпущено более 70 тысяч локомотивов, которые колесили по железным дорогам США, России, Франции, Великобритании, Палестины.

После выхода России из Первой мировой войны Малышев возвращается в Томск. К этому времени в Сибири установилось Временное Всероссийское правительство во главе с Колчаком и столицей в Омске. Осенью 1918 года стало очевидным, что борьба с большевиками затягивается, кроме того, после выхода России из войны во второй половине ноября за Урал хлынул поток освобожденных русских военнопленных, стремящихся попасть домой. И в правительственных кругах, и в обществе назрела мысль о создании в Сибири для помощи пострадавшим воинам протезной мастерской.

Малышев берет на себя инициативу. Вместе со своими коллегами директором ТТИ Иваном Бобарыковым и профессором Томского императорского университета, хирургом Николаем Березнеговским добивается финансирования проекта. Для работы выделено помещение малой физической аудитории в стенах технологического института.

Брошюра Березнеговского
Фото: Вероника Белецкая

Новость о протезной мастерской моментально разлетается далеко за пределы Томска. В город съезжаются десятки изувеченных на фронтах Первой мировой и гражданской войн. Быстро становится очевидным, что небольшая мастерская при институте не сможет справиться с таким количеством пациентов. В апреле 1919 года Отдел призрения (от слова «призрети» — милостиво посмотреть; принять; приютить — прим. ред.) МВД Временного Всероссийского правительства заявляет о намерении организовать в Томске протезную мастерскую со сметой в 445000 рублей. Заведующим избирают Малышева.

Переписка по поводу открытия протезной мастерской. Копии из архивов ГАТО
Фото: Вероника Белецкая

С августа 1919 года предприятие становится Томской казенной протезной мастерской. Жилищная комиссия передает ей помещение аукционного зала «Помощь», который, по-видимому, находился в здании «Верхнего гастронома» купца Гадалова на Ново-Соборной площади, в тот период площадь Революции.

По слухам, к тому времени сам Гадалов бежал из Томска вместе со своей супругой Валентиной Ефимовной и приемной дочерью, опасаясь преследования большевиков. Дело в том, что еще в апреле 1918 года купец был арестован красногвардейцами прямо во время церковной службы в Троицком кафедральном соборе. И только благодаря протестам со стороны церковнослужителей и поручительству губернского комиссара юстиции Исайя Нахановича, Гадалов был отпущен на свободу.

В 1921 году мастерская вновь меняет свой статус, теперь это Восточно-Сибирский протезный институт. Учреждение все еще находится в доме Гадалова. Сохранилась фотография с вывеской института, в окнах строения отражается еще не снесенный на то время Троицкий кафедральный собор.

До 1924 года протезный институт находился в доме Гадалова
Фото из архива Сергея Никифорова

В 1923 году Александр Малышев по распоряжению Наркомздрава направляется в Москву как «незаменимый специалист» на Центральный протезный завод страны, ныне Акционерное общество «Московское производственное объединение „Металлист“».

Справка о переводе Малышева в Москву
Фото: Вероника Белецкая

Время шло, небольшая мастерская превратилась в крупное производство. В мае 1924 года предприятие переезжает в просторные помещения, прежде принадлежавшие купцу Болотову, и продолжает занимать их до сих пор.

Предприятие выпускает протезы конечностей, шарниры, кожаные крепления, ортопедическую обувь, корсеты, зубные протезы, работает ремонтная мастерская. Разработкой продукции инженеры занимаются вместе с медиками, каждый случай требует индивидуального подхода. Сами протезы изготавливают простые рабочие. На работу учениками сапожников и плотников принимают малограмотных людей, окончивших 3-7 классов средней школы, обучение проводят на местах.

Сегодня на протезно-ортопедическом предприятии трудятся 78 человек. Работа ведется по пяти направлениям: медицинский отдел, протезный цех, ортопедический цех, бандажный цех, отдел реабилитации. Здесь производят более 100 наименований изделий. Зубные протезы предприятие перестало выпускать в начале 2000-х.

Протезное производство
Фото: Вероника Белецкая

Стационар сложного и атипичного протезирования способен принять 25 человек единовременно. Сотни пациентов в год проходят амбулаторное лечение: физиотерапия, лечебная физкультура, занятия в «Школе ходьбы». Работа ведется как со взрослыми, так и с детьми.

Внутреннее помещение института
Фото: Вероника Белецкая

В протезном цехе проходит полный цикл работы с пациентами: снимают индивидуальные мерки, делают слепки, изготавливают протезы и крепления, тех, кому протезировали нижние конечности, заново учат ходить. Ортопедическую обувь также делают по индивидуальным размерам.

Каменное наследие купца Болотова

Фасад, выходящий на проспект Фрунзе
Фото: Вероника Белецкая

Исторические постройки пережили два капитальных ремонта и внутри полностью утратили свой изначальный облик. Последнюю реконструкцию провели в 1999 году. Сегодня все три строения соединены между собой теплыми переходами. Общая площадь предприятия составила три тысячи квадратных метров.

Вид здания со двора
Фото: Вероника Белецкая

Какими постройки были внутри, остается только догадываться, но в Государственном архиве Томской области сохранился план застройки, датированный 16 марта 1892 года. Внутри есть чертежи фасадов каждого из строений. Также сохранился проект капитального ремонта здания за 1953 год.

План строений из проекта капремонта 1953 года
Фото: Вероника Белецкая

Купеческий особняк претерпел значительные изменения: появились пластиковые окна и новые двери, две водосточные трубы, над основной частью строения появилась мансарда, которой в проекте не было.

— Здания пережили два капитальных ремонта, и ни один из них не предусматривал реконструкцию кровли. В феврале 2000 года мы пришли на работу, а в соседнем кабинете лежит крыша. Чердак решили превратить в мансарду и использовать как дополнительные площади, — объяснил директор предприятия Дмитрий Пеленицын.

Мансарда появилась при ремонте здания в 2000 году
Фото: Вероника Белецкая

Большая площадь зданий не позволила реконструировать разом всю кровлю, поэтому крышу восстанавливают частями. На сегодняшний день ее ремонт до конца не завершен.

На крыше здания
Фото: Вероника Белецкая

На первом этаже бывшего особняка оборудован протезный цех, на втором — кабинеты административных служащих и директора, на мансарде — кабинеты администрации и большой зал с бильярдом, который также используется как лекционный.

Лекционный зал института
Фото: Вероника Белецкая

В былые времена дом отапливался каминами, один из них был в кабинете директора, но при очередном капремонте его демонтировали.

— Топить его мы не собирались, а холодный воздух с улицы проникал через дымоходы в помещения, полы одно время были ледяные. В 1999-м, когда встали на реконструкцию, решили все заделать, сохранять неработающий камин смысла не было, — рассказал Пеленицын.

Дмитрий Пеленицын, управляющий протезным предприятием
Фото: Вероника Белецкая

У здания торговых служб облик тоже изменился: по-новому устроена входная группа со стороны проспекта Фрунзе и кованая решетка на крыше имеет другой рисунок. По плану под крышей в центре здания должен был размещаться большой жетон с буквой «Б» (Болотов). Но нам неизвестно, был ли план реализован до конца. Сейчас эта часть выглядит совсем не так, как предполагалось в проекте.

Так выглядит вход со стороны проспекта Фрунзе
Фото: Вероника Белецкая

В бывшем торговом доме работает стационар, здесь же ведется амбулаторный прием пациентов. Со стороны улицы Гагарина оборудован отдельный вход в ортопедический салон.

Вход со стороны улицы Гагарина
Фото: Вероника Белецкая

А вот двухэтажной постройки во дворе купеческого особняка и торгового дома в проекте вовсе не было, здесь должна была быть одноэтажная конюшня. Видимо, при строительстве пришлось отойти от плана.

Почему же мы уверены, что постройка — это та самая конюшня? В стенах хорошо просматриваются огромные замурованные арки, через которые могли пройти и лошадь, и груженая телега. Тут же возле одного из проемов сохранилась коновязь — кольцо, куда привязывали лошадей. Сейчас помещения переоборудованы в обувной цех.

Детали здания бывшей конюшни
Фото: Вероника Белецкая

Очевидно, что Болотов пытался оставить свой след в истории Томска: принимал участие в церковной жизни города, вел дела и жил среди местных миллионеров. Только не очень у него это получилось: биография его не сохранилась, а от каменной застройки остались только стены. Дело инженера Малышева, напротив, продолжает жить и развиваться уже 100 лет. Сегодня это томский филиал Московского протезно-ортопедического предприятия.

Источники:
Фонды Государственного архива Томской области;
Фонды музея Томского политехнического университета;
Краеведческий портал «Земля Томская»;
Бобарыков Иван Иванович. Директора-ректоры ТПУ;
История названий Томских улиц / [Г. Н. Старикова, Л. А. Захарова, Е. В. Иванцова и др.; отв. ред. Г. Н. Старикова]. — Томск: Д-Принт, 2012 — 368 с.; Историческая справка Томского НИИ Курортологии и физиотерапии ФМБА России;
Дмитриенко Н.М. Томские купцы: биографический словарь (вторая половина XVIII — начало XX в.) / Н. М. Дмитриенко. — Томск: Изд-во Том. ун-та, 2014. 336 с.
Бойко В.П. Томское купечество в конце XVIII–XIX вв. Из истории формирования сибирской буржуазии / В.П. Бойко. — Томск: Издательство «Водолей», 1996. — 320 с.

Тэги/темы:
Комментарии для сайта Cackle