18+
18+
Интервью, Люди, Медицина и здоровье, Работа, томск врачи без границ MSF Médecins Sans Frontières йемен такуро усанин андреева «Врачи без границ» в Томске: как попасть на работу в одну из самых известных гуманитарных организаций мира

«Врачи без границ» в Томске: как попасть на работу в одну из самых известных гуманитарных организаций мира

АВТОР
Елена Фаткулина

В начале октября в Томске побывали представители известной международной организации «Врачи без границ» — Médecins Sans Frontières.

Визит был ознакомительным — рассказать томичам об организации, понять, что люди уже знают о MSF, наладить связи — на случай, если кто-то захочет присоединиться к организации как сотрудник или как жертвователь.

О том, как устроены «Врачи без границ», чем они занимаются и как к ним попасть, мы поговорили с представителями MSF — пресс-секретарем организации в России Анастасией Андреевой, хирургом Павлом Усаниным и сотрудником японского офиса MSF Такуро Матсумото.

«Запрещается запрещать»

Макс Рекамье, один из основателей MSF и ее президент в 1971-75 годах. 1968 год, Биафра, Нигерия
Фото: из архива MSF

1968-й был сложным годом. На побережье Южно-Китайского моря продолжалась Вьетнамская война, в Лос-Анджелесе убили Роберта Кеннеди, боевики Народного фронта освобождения Палестины впервые в истории захватили самолет с заложниками, в Нигерии боролась за независимость республика Биафра. В Чехословакии бушевала Пражская весна, а в Париже студенты и рабочие требовали 40-часовой рабочей недели, пенсии в 60 и освобождения человечества, приправив все это лозунгами в духе «Запрещается запрещать» или «Ни Бога, ни господина».

В этот момент французские врачи, волонтеры Красного Креста, попали в кровавый водоворот Биафры. Молодому врачу Максу Рекамье и вчерашнему студенту-медику Бернару Кушнеру, для которого эта миссия стала первой, пришлось оперировать в полевых условиях, регулярно становясь мишенью для правительственных войск нигерийцев. Видя убийства мирных жителей и их смерти от голода, врачи выступили с публичной критикой действий как правительства Нигерии, так и Красного Креста — за его «соглашательскую» позицию.

В последующие три года волна гуманитаризма — нового движения, которое задавало неудобные вопросы, отвергало политические и религиозные границы и ставило во главу угла благополучие тех, кто страдает, только нарастала. Кушнер позднее сказал по этому поводу: «Все, на самом деле, просто: будь там, где пациенты. Кажется очевидным, но в то время это было революционно».

Поэтому, когда в 1971-м журналисты из медицинского издания «Тонус» Раймонд Борель и Филипп Бернье выступили с призывом организовать группу врачей для оказания помощи людям, пострадавшим в результате ЧС, вооруженных конфликтов или стихийных бедствий, медики охотно поддержали идею. Так появились «Врачи без границ» — организация, не только спасавшая, но и собиравшая свидетельства жертв, и предававшая их гласности по всему миру.

Момент подписания хартии, 20 декабря 1971 года
Фото: из архива MSF

Официальной датой ее основания стало 22 декабря 1971 года. На тот момент организация состояла из 300 волонтеров, врачей, медсестер, журналистов и представителей других профессий.

— «Красный Крест» оказывает медицинскую помощь, но они не занимаются адвокацией, не занимаются артикуляцией проблем, то есть ставят себе задачу активно бороться за разрешение самой гуманитарной проблемы, — объясняет Анастасия Андреева, пресс-секретарь MSF в России. — А мы вместе с медицинской помощью занимаемся еще и этим. Одна из наших задач — привлекать внимание к проблеме, пытаться добиться того, чтобы она была решена. У нас есть коммуникаторы на местах, в задачу которых входит задача ходить в больницу, разговаривать с пациентом, записывать эту информацию и распространять ее по всему движению. Я работаю в коммуникации — соответственно, у нас есть открытые письма к правительствам, которые мы публикуем в СМИ, мы собираем свидетельства пациентов, которые рассказывают что с ними случилось. Мы информируем о том, как страдают люди, рассказываем, что происходит.

На одну страну, где работает MSF, обычно приходится 2-3 специалиста по коммуникациям (чаще всего они приходят из журналистики) и пресс-секретарь.

— А еще разница между нами и «Красным Крестом» в финансировании. У MSF финансирование только частное — больше 99%. «Красный Крест» принимает деньги от государства и от крупных организаций. У нас — принцип независимости, поэтому мы не берем деньги от правительств стран, — объясняет пресс-секретарь.

Коммерческие компании могут перечислить деньги «Врачам без границ» — но они будут приняты на общих основаниях, как и любые другие частные пожертвования.

В первую очередь мы приходим туда, где ситуация представляет непосредственную опасность. Тот факт, что организация существует, в основном, на частные пожертвования позволяет нам сохранять независимость — мы не полагаемся на финансирование от государств и институций.

Принципы Médecins Sans Frontières

По словам Анастасии, не брать деньги от правительств стран — решение обусловленное. «Врачи без границ» работают на любых территориях: если могут договориться с теми, кто держит контроль на конфликтной территории (и это не обязательно будет правительство страны). Безопасность сотрудникам миссии MSF в таком случае обеспечивает именно приглашающая сторона.

Павел Усанин, хирург из Екатеринбурга, отправившийся весной 2019 г. в миссию «Врачей без границ» в Йемене
Фото: Владимир Дударев

— Несмотря на военный конфликт и на то, что местные люди вокруг вооружены, нас с оружием никто не сопровождает, — рассказывает Павел Усанин, хирург из Екатеринбурга, весной 2019 года отправившийся в составе миссии «Врачей без границ» в Йемен. — В миссии нет охраны, кроме круглосуточного сторожа. Правда, территория госпиталя, где мы работали, была обнесена оградой и въезд закрывался. Но военизированной охраны не было. В таком месте если ты несешь оружие — ты сам представляешь опасность. Поэтому тут договариваются: если авторитетные силы готовы принять MSF на этой территории [и обеспечить безопасность], миссия работает. Конечно, опасно может быть везде, никто не даст 100% гарантии и абсолютную защиту. Но престиж организации, ее работа, которая совершенно открыта, является гарантом безопасности.

Перед отправкой в миссию с врачами проводят серию брифингов, посвященных вопросам безопасности. По приезду на место инструктажи для персонала продолжаются, сотрудникам рассказывают, что происходит в стране для общего понимания ситуации.

— Акцентировали внимание на том, что не нужно носить очки, не закрывать лицо, не носить шляпы, не вести себя вызывающе. Мне это напоминало какой-то военный боевик, — рассказывает Павел. И добавляет — когда ехал обратно, ощущение от вооруженных людей, которых он встречал на постах в Йемене, было совсем другим. Интерес в глазах был вполне обычным, по-человечески понятным, не угрожающим.

Будучи добровольцами, члены организации осознают риски и опасности тех миссий, которые они выполняют, и не выдвигают иных требований о компенсации для себя и своих правопреемников, чем та, которую могла бы им предоставить ассоциация.

Из Хартии Médecins Sans Frontières

Йемен в огне

Так выглядит один из госпиталей «Врачей без границ»
Фото: из архива Павла Усанова

Южная Аравия была заселена человеком более миллиона лет назад. Здесь, на полуострове, омываемом Красным и Аравийским морями, сменяли друг друга древние царства с непривычными названиями — Катабан, Хадрамаут, Саба…

В последние два тысячелетия судьба этой территории не была легкой: от иранского завоевания к исламскому периоду, от турецкого покорения к британскому владычеству. В ХХ веке получивший независимость от турок и британцев Йемен провалился в череду вооруженных конфликтов между Севером и Югом. В 2004 году шиитская группировка хуситов «Ансар Аллах» подняла вооруженное восстание против правительства Йемена. Конфликт погасили, а уже в 2011 году до страны докатилась арабская весна со всеми вытекающими. С 2014 года хуситы снова попытались взять власть в Йемене. С тех пор вооруженный конфликт не прекращается. В него включено множество активных игроков, как локальных, так и глобальных — от правительства Йемена, «Ансар Аллах», Саудовской Аравии и Аль-Кайеды, до США.

Йемен — одна из самых бедных стран мира. Главная статья доходов — нефть, которую здесь добывают и экспортируют, но уровень запасов падает. К тому же, нефтепереработка становится целью атак хуситов, что сказывается на сокращении добычи нефти. Другие статьи экспорта — кофе, сушеная и соленая рыба — слишком невелики, чтобы спасти бюджет страны. В результате — гуманитарная катастрофа и десятки тысяч детей, умерших в Йемене от голода за последние четыре года.

Организация «Врачи без границ» принимает решение о работе в той или иной стране или кризисной ситуации, если в этом существует необходимость, а не под влиянием государственной, политической или религиозной повестки.

Из Хартии Médecins Sans Frontières

В миссии «Врачей без границ» в Йемене Павел Усанин отработал два месяца — с середины марта до середины мая 2019-го, после очередного возобновления в стране боевых действий (непродолжительное прекращения огня продлилось с декабря 2018-го лишь до 5 января 2019 года). Это был его первый опыт работы с MSF. Говорит, хотелось увидеть, как работают зарубежные коллеги, как относятся к своей профессии и своему делу.

Павел Усанин с коллегами-хирургами во время работы в миссии
Фото: из архива Павла Усанова

— Интересно было повзаимодействовать. Может, это звучит немного отстраненно. Ведь цели и задачи самой организации — это помощь людям, оказавшимся в сложной ситуации. Но я не разделяю работу здесь и там, потому что цели мы, как врачи, преследуем везде одинаковые, разницы никакой нет, — немногословно объясняет хирург.

Для специалистов его профиля миссия обычно длится не очень долго. Но за такой срок врач успевает сделать очень много. Работа организована в зависимости от того, сколько и каких специалистов есть в миссии. В Йемене с Павлом было еще два хирурга.

— У нас день был поделен надвое. Как правило, с утра работали все. В ночное время пациентов поступает меньше, поэтому выезжал один хирург. Если был необходим ассистент–помощник, конечно же, он приглашал коллегу, — уточняет Павел. — Зачастую в миссии работает один хирург. В силу того, что есть военные конфликты и количество пациентов велико — я не знаю, как [в такой ситуации] он справляется. Его подменить некому. Мы-то мы работали посменно, у нас было время отдохнуть.

Хирурги в миссии MSF в Йемене
Фото: из архива Павла Усанова

За два месяца Павел провел порядка 250 оперативных вмешательств — но говорит, это еще немного, потому что апрель выдался довольно спокойным. Палаточный мобильный госпиталь MSF был хорошо оборудованным, но компактным, поэтому принимали там наиболее тяжелых пациентов — больше не позволяла вместимость. Жили врачи в арендованном двухэтажном доме. Из удобств — спортзал, оборудованный на крыше дома, хорошая связь, позволяющая звонить домой, и интернет. Кроме занятий спортом, в часы отдыха Павел читал. Говорит, в основном, профессиональную литературу: из-за того, что у пациентов было много нетипичных для него, как для хирурга, скелетных и сосудистых травм.

Врачи в миссии MSF в Йемене
Фото: из архива Павла Усанова

— Смена обстановки у нас все-таки была — можно было съездить на машине в магазин, — смеется Павел.

На вопрос, что было самым сложным, Усанин отвечает — «небольшой дефицит общения».

— Я английским не очень владею, ну и себя через него выразить — это тяжело давалось. Не было душевности из-за языка.

По истечению работы в миссии, врачи возвращаются домой. Сразу по возвращению в MSF им рекомендуют взять неделю-две отпуска:

— Человек может не объективно оценивать себя, и не понимать, насколько он устал, — говорит Павел. — Но физически нет никаких запретов, можно поехать в следующую миссию.

За прошедшие с момента основания организации почти 50 лет, MSF оказали помощь более чем 100 000 000 пациентов. За год проводится порядка 800 000 амбулаторных консультаций.

Стереть границы

Такуро занимается подбором персонала для организации
Фото: Владимир Дударев

Как попадают в MSF врачи и кто занимается их поиском, распределением и приемом? Такуро Матсумото, сотрудник японского офиса «Врачей без границ», отвечает как раз за подбор персонала:

— Мы набираем врачей, и не только их, но и других специалистов, которые нам нужны, по всему миру. Японский офис MSF отвечает за поиск сотрудников в Японии, а также в восточной части России — то есть, на территории от Урала и до Дальнего Востока. Специалисты из Томска как раз попадают в нашу сферу ответственности. Потом набранных сотрудников распределяют, в зависимости от необходимости, по всему миру.

У «Врачей без границ» есть пять операционных центров — в Париже, Брюсселе, Амстердаме, Женеве, а также в Барселоне-Афинах (это один центр). У этих пяти операционных центров есть в подчинении офисы в разных странах, так, например, Япония относится к операционному центру Париж. Всего в мире открыто 28 офисов MSF, под началом которых работает 37 000 человек.

Специалистов из азиатской части России рекрутирует японский офис «Врачей без границ»
Фото: Владимир Дударев

— Операционные центры решают, где мы работаем, и, в зависимости от того, какие у нас проекты в той или иной стране, офисы на местах помогают с набором людей и дальше направляют их туда, куда требуется, — объясняет обаятельный и улыбчивый Такуро.

Он из тех, кто давно в MSF и хорошо представляет, как устроена работа «Врачей без границ» с разных точек зрения. Для организации чрезвычайно важна отлаженная логистика, подтверждает менеджер, ведь в ежедневном режиме необходимо разруливать потоки специалистов по всему миру.

— Но это не только люди, это и поставка медицинского оборудования, и вакцин. Необходимость привезти все на место — палатки для проживания, для палаточного госпиталя, специальное оборудование, гуманитарную помощь, организовать хранение вакцин, — рассказывает Матсумото.

Если работа миссии идет в пустыне или в отдаленной местности, где нет водопровода и электроэнергии, то все вопросы, вплоть до туалетов, генераторов, воды и так далее, также решают логисты.

Такуро работает в MSF давно - сначала как полевой специалист, теперь занимается набором персонала в проект
Фото: из архива MSF

— Я сам работал «в полях» 10 лет, был логистом, обеспечивал весь фронт работ, который помогает медикам работать. Год назад закончил с «полем» — женился, у меня появился маленький ребенок, поэтому сейчас мне важно быть дома, в Японии. Но я хочу сохранять связь с этой работой, она мне очень важна, и она мне нравится. Сейчас, когда я занимаюсь набором персонала в проекте, мне очень отрадно видеть, как много людей хотят работать с «Врачами без границ», — говорит Такуро.

Он своего рода старожил в MSF. Для большинства из тех, кто сотрудничает с проектом, это определенный этап в жизни, который не длится долго — работа сложная. Но бывает и по-другому, все истории индивидуальны, отмечает Такуро.

Врачи могут самостоятельно предложить свою кандидатуру в MSF, правда, требуется наличие не менее трех лет опыта работы.

— Мы смотрим на резюме врача, на его опыт, его компетенции, навыки, умения. Потом сравниваем с тем запросом, который приходит к нам из миссии — какой медицинский профиль, какой врач требуется. Сравниваем, и если все совпадает — то мы отправляем туда врача.

Этой осенью Такуро, Павел и их коллеги объехали несколько городов Урала и Сибири, чтобы познакомить специалистов и потенциальных доноров с работой «Врачей без границ»
Фото: Владимир Дударев

В Томск «Врачи без границ» приехали впервые. Пока врачей-сибиряков в MSF нет — есть медики с Урала и Дальнего Востока. На встречу с представителями организации, которая проходила на площадке СибГМУ, пришло 22 человека. По словам Анастасии Андреевой, первое знакомство прошло хорошо — было много медицинских специалистов:

— Они задавали подробные вопросы, интересовались деталями и необходимыми компетенциями. Поэтому конечно же, надеемся, что скоро наши ряды пополнятся специалистами из Сибири, — прокомментировала пресс-секретарь MSF итоги работы в Томске.

Фото: Владимир Дударев, из архива MSF

Тэги/темы:
Комментарии для сайта Cackle