18+
18+
События, Томскнефть ВНК, поиск отряд десантник стрежевой поисковый отряд летчики пилоты великая отечественная война як-7 як-1 Обелиски в глухих лесах. Отряд из Стрежевого провел поиск на местах воздушных боев

Обелиски в глухих лесах. Отряд из Стрежевого провел поиск на местах воздушных боев

Успешно завершилась очередная «Вахта памяти» стрежевского оборонно-спортивного клуба «Десантник».

Поисковики со своими наставниками провели поисковые работы на местах падения 12 советских самолетов в Калужской области, подняли останки 20 безымянных солдат и смогли установить личности трех погибших летчиков. Подробности — в нашем материале.

Вопреки погоде

Находки отряда "Десантник"

— Погода в этом году преподнесла неприятный сюрприз: как только мы приехали, начались дожди и продолжались до нашего отъезда, — начал свой рассказ руководитель клуба и командир поискового отряда «Память» Марат Санаев. — Отряду приходилось работать в некомфортных условиях: проливные дожди, холодные ночи, в которые температура опускалась до +7 градусов. Но, несмотря на это, работали в соответствии с намеченным планом.

После весенней разведки поисковики планировали доработать несколько обнаруженных мест падения самолетов и провести поиск на местах боев пехотных соединений. Но из-за погодных условий график пришлось пересматривать: иногда к намеченным местам просто невозможно было добраться. Особенно с учетом того, что отряд на 80% состоит из школьников, среди которых в этом году было три девочки. Тем не менее, "Десантнику" сопутствовал успех.

Мы сами не ожидали, что вахта будет такой успешной, и это не только моя оценка, но и наших кураторов всего поискового движения России. Авиация — такое дело, что никогда не знаешь, будет ли успех. Хорошо, если в 10% из всех найденных нами самолетов удается найти и опознать пилота. Прошло 75 лет, природа взяла свое, да и люди вмешивались во все времена.

В войну, если самолет падал на оккупированной территории, приезжала зондер-команда. Как правило, они забрасывали это место гранатами, уничтожали все, независимо от того, был там летчик или нет — чтобы машина и вооружение не попали ни к партизанам, ни к нашим регулярным частям.

После освобождения начиналось паломничество местных жителей. После войны не хватало алюминия, чашек-ложек, люди брали валяющиеся на земле фрагменты крыльев, фюзеляжа и делали себе предметы обихода.

В 50-х годах была всенародная акция по сбору металлолома, и многие самолеты ушли на металлобазы.

А когда пришли лихие 90-е, начали собирать и выносить любой металл. Можно сказать, судьба летчиков несколько раз попадала в руки разных людей.

Да и сами поисковики за 22 года поездок на места сражений уже отработали на местах падения самолетов недалеко от населенных пунктов. Теперь они все дальше углубляются в непроходимые, глухие леса.

Сквозь сито

Слиток, в который превратился мотор

Первая успешная находка — самолет модели Як-7б, один из самых распространенных истребителей в годы войны. Отряд «Десантник» уже неоднократно работал на этом месте, поисковики находили крупное и мелкое железо, человеческие останки, но ничего, что помогло бы установить личность летчика. В этот раз они решили определиться окончательно: если не удастся найти опознавательных знаков, то захоронить останки летчика неизвестными.

Чтобы убедиться в том, что мы отработали качественно, мы сделали два огромных сита из сетки полтора на полтора метра, и ребятишки целыми днями просеивали весь грунт в радиусе 50 метров от места падения. Попалось много разлетевшихся останков летчика, и личные вещи: регулятор Ларинга, который летчик носил на шее и с его помощью регулировал звук радиопередатчика. Нас это насторожило, потому что в 1942–1943 году такой передатчик стоял не на каждом самолете, в основном, только у командиров. В дальнейшем это подтвердилось.

Нашли гильзы от пистолета, которые в момент горения самолета разорвались. Был найден редкий для этого типа самолетов предмет — бомбовый замок. Не каждый ЯК летал с бомбовой загрузкой, а этот, значит, выполнял какую-то важную боевую задачу. Найдены детали парашюта, и уникальная находка — значок парашютиста. Это говорило о том, что летчик имел за спиной десяток — полтора прыжков с парашютом.

Но как бы ни были интересны эти находки, они никак не помогали идентифицировать останки. По номеру двигателя выяснить, что это был за самолет, невозможно: в момент взрыва он сплавился в единый слиток алюминия. И когда уже поисковики приняли решение поработать еще полдня и прекратить, один из ребят нашел и принес командиру небольшую железяку.

— Многим покажется, что это просто кусок железа, но я как человек, занимающийся авиацией, сразу смекнул, что это звено рукава подачи боеприпасов к крупнокалиберному пулемету (калибр 12,7), — говорит Марат Санаев. — Я знаю, что по технической инструкции на этих звеньях обязательно выбивали номер самолета. Я радостно начал чистить, и буквально через несколько движений щеткой по металлу мы увидали номер: 24-101. Нашей радости не было предела: этой информации было достаточно, чтобы идентифицировать летчика.

Вечером поисковики отправили снимки в экспертный центр, который находится в Казани. Уже через сутки стало известно, что на этом самолете был лейтенант Калиниченко из города Темрюк Краснодарского края, который не вернулся с боевого задания 22 августа 1942 года. Это был первый успех в поиске.

В непроходимых болотах

Главное - обнаружить номер самолета

Когда ребята отдохнули и погода немного улучшилась, отряд решил взяться за самую трудную задачу. «Десантник» отправился на место падения самолета в глухих калужских лесах, которое обнаружили во время разведывательной вахты.

— Были сомнения, доберемся ли мы туда летом по болоту, — рассказал Санаев. — Местные посоветовали выбрать другой маршрут, чтобы подольше, но надежнее. Добирались очень долго, усталые, злые, грязные; два наших внедорожника тащили друг друга… На месте увидели огромную воронку. Хорошо, что она была не заполнена водой, так как начало лета было жарким. Сразу бросились в раскопки.

В поисковом отряде всегда перед началом работ происходит распределение обязанностей. Кто-то копает в основной яме, кто-то на периферии, кто-то занимается отбором найденных предметов, кто-то работает на зачистке и идентификации. Командир, как правило, находится в зоне зачистки, так как его знания и опыт позволяют определить ценность каждого найденного предмета с точки зрения получения информации.

— Первая железка попала нам в руки на глубине одного метра. По характерным петелькам я сразу понял, что это звеньеотвод крупнокалиберного пулемета, — вспоминает Марат Санаев. — Значит, это снова ЯК-7Б, самый распространенный наш истребитель в то время. Я знал уже, где затереть, чтобы получить номер, и мы его сразу увидели: 36-70. Ребята нашли еще два звеньеотвода, на которых номер подтвердился. Когда мы углубились более чем на два метра, мы натолкнулись на останки летчика. Сначала — на огромные куски разорванного в клочья комбинезона. Мы собрали эти кусочки и надеемся восстановить комбинезон целиком. Ниже начали находить останки, собрали примерно 65-70%. Личных вещей обнаружили очень мало, потому что самолет на большой скорости врезался в землю. Но нашли 20-копеечную монету 1940 года выпуска и кусочек логарифмической линейки.

Из сохранившихся лоскутов поисковики планируют реконструировать комбинезон пилота

Через несколько дней получили ответ из информационного центра: на этом борту 14 июля 1943 года был сбит в бою и пропал без вести гвардии младший лейтенант Зангиев Владимир Дадотович, уроженец города Ардон Северной Осетии. В этот день почти весь Ульяновский район был освобожден от немецко-фашистских захватчиков, и потери в нашей авиации были сумасшедшие. Поисковый отряд из Стрежевого уже находил в этих местах летчиков, сбитых в тот же самый день.

Устанавливая личности погибших, поисковики всегда связываются с руководством городов и районов, откуда они родом. Так и в этот раз, выйдя на военкомат города Ардона, буквально через два дня командир уже разговаривал с тремя племянницами погибшего героя. Для них это была большая радость, в которую даже не верилось сразу, и теперь ардонцы ждут доставки своего земляка на родину, для захоронения в родной земле.

Найти угол падения

Фрагменты узлов мотора истребителя Як-1

После этого поисковики переехали в Жиздринский район и начали работать на месте падения еще одного самолета, тоже истребителя. На этот раз конструкции Як-1.

Поиск был достаточно сложным. Отряд набрал кучу номерных узлов и установил личность пилота. Это парень из Брянской области, который погиб 9 июля 1942 года на расстоянии каких-то 100 км от своего родного дома. Но при этом они долгое время не могли обнаружить ни останки самого летчика, ни парашютные узлы. При этом были признаки того, что он не выпрыгнул с парашютом, а погиб вместе со своей машиной. В частности, на месте падения был найден карабинчик с планшета. Если бы летчик оставил планшет в падающем самолете, у него были бы очень большие проблемы со СМЕРШем, поэтому такого почти никогда не происходило, офицеры носили важные документы при себе. К расследованию подключили местных жителей, они рассказали, где какое железо они находили в этом месте. Затем Марат Санаев один выехал на место гибели самолета, чтобы составить картину падения.

— Это был очень глубокий овраг, на дне которого бежит каменистая речка, — рассказывает он. — Местный житель мне рассказал, что на противоположном берегу нашел маслорадиатор, и по этому факту я смог предположил, под каким углом падал самолет. При ударе летчика, скорее всего, выбросило из кабины, тело могло по крутому склону скатиться на дно оврага, а там останки протащило водой по течению.
Начали искать и вскоре один из мальчишек нашел пряжку от парашютного узла. Это был знак, что летчик где-то рядом. Сантиметр за сантиметром поисковики исследовали русло ручья и через 30 метров нашли парашют и человеческие останки. Там же обнаружилась и еще одна деталь, на которой также был продублирован номер самолета.

«Вдруг это Ленька»

Предметы, найденные на местах раскопок

Всего этим летом отряд «Десантник» отработал 12 мест падения самолетов. На большинстве из них останков пилотов обнаружено не было: видимо, они выпрыгнули с парашютом, а потом, вероятно, попали в плен: из немецких донесений следовало, что в этом квадрате было захвачено, а затем расстреляно много пленных летчиков. Но судьба одного из таких «пустых» самолетов, как рассказал Марат Санаев, оказалась нетипичной.

— У меня была информация, что в этих местах был сбит наш истребитель, на борту которого находился летчик Николай Агапитович Чернявский, уроженец соседнего с нами Красноярского края. Когда мы начали работать в этом квадрате, нашли детали того самого штурмовика, но останков летчика не было. Опрос старожилов показал, что в войну в этом месте наш самолет сбила зенитная артиллерия, он горел, пикировал, врезался в землю. Местные под угрозой расстрела вытащили тело летчика и похоронили возле деревни, а уже в 60-е годы его останки перезахоронили в братской могиле в большом селе. То есть, мы получили информацию, и сейчас наша задача — найти родственников погибшего героя и сообщить о том, что он не просто пропал в истории, а выяснено место его гибели и место, где он покоится.

Было выявлено еще два места падения истребителей ЯК-7, где поисковики уверены в том, что удастся обнаружить останки летчиков, но вахта подходила к концу.

Мы уверены, что в следующем году при поддержке «Томскнефти» выедем на место и найдем их. В том квадрате, где мы нашли останки Платонова, пропал сын Хрущева, Леонид. Он был на таком же самолете, и он до сих пор не найден. Когда мы находим истребитель и выясняем, что это «Яшка», говорим друг другу: «А вдруг это Ленька?». Те два самолета — оба «Яшки», и у обоих летчики на борту.

Мы нашли даже сына очевидца тех событий, отец не раз ему рассказывал эту историю. Он помнит, как упал самолет, затем подъехала немецкая зондер-команда, увидела, что машина ушла в грунт и делать там нечего; немецкий офицер отдал честь, они развернулись и уехали. После войны это поле запахивали и останки ушли глубоко в землю.

Теперь надеемся на глубинный аппарат, который нам подарил мэр города, чтобы установить место падения. Думаю, глубина будет около 5-7 метров, но главное, чтобы он там был, мы уж вытащим.

У отряда есть традиция: везде, где стрежевчане находят останки летчиков, они ставят обелиски с красной звездой, собственноручно изготовленные из бетона. В качестве арматуры в обелиск закладывают узлы погибшего самолета.

— Мы доставили обелиски к месту падения всех самолетов и торжественно открыли два из них, остальные оставили на осень. Нам будет приятно сообщить родственникам, что на месте гибели героев установлен обелиск, который простоит, я думаю, не одно столетие, — говорит Марат Санаев.

Текст: Катерина Кайгородова
Фото: Пресс-служба АО «Томскнефть» ВНК

Тэги/темы: