18+
18+
Архитектура и дизайн, Деревянная архитектура, Дизайн, Интервью, Люди, Слова, Томск форум деревянная архитектура строительство дом материал технология Владимир Кузьмин «У дерева есть будущее».Интервью с дизайнером и архитектором Владимиром Кузьминым

«У дерева есть будущее».
Интервью с дизайнером и архитектором Владимиром Кузьминым

Александр Мазуров
Обозреватель

Владимир Кузьмин — известный российский архитектор и дизайнер, руководитель проектной группы «Поле-Дизайн». В Томск он приехал на Архитектурный форум, где выступил с лекцией о деревянном домостроении.

Мы поговорили с Владимиром о преимуществах деревянной застройки, растущей популярности дерева как материала и о том, как вписать «памятники» в современный контекст.

Владимир Кузьмин — архитектор, преподаватель Кафедры Дизайна архитектурной среды МАРХИ. Профессор МААМ. Лауреат Государственной премии России в номинации «Дизайн» и профессионального конкурса архитекторов «Золотое сечение». Куратор, экспозиционер и участник российских и международных выставок, в том числе, Архитектурного Биеннале в Венеции и Архстояния в знаменитом российском арт-парке Никола-Ленивец. Куратор фестиваля «Зодчество′18».

Возвращение деревянной архитектуры

— Дерево — одна из самых гуманистических и безвредных для среды технологий в строительстве; одна из самых безграничных по возможностям, широте решений, — считает Владимир. — Из дерева можно построить все, что угодно, вплоть до многоэтажных домов. Сегодня в нескольких странах мира возводятся объекты высотного домостроения из дерева, и это уже даже не эксперименты, а вполне оправданная коммерческая деятельность. Дерево активно начинают использовать в индустриальных масштабах.

Самым высоким зданием из дерева на сегодняшний день является 18-этажный небоскреб Brock Commons в Канаде. Его построили в университетском городке для размещения 404 студентов. Строительство зданий из древесины ведется и в восточных странах, и в Европе, и это не только жилые строения, но и такие крупные сооружения как мосты, храмы, аэропорты. Так, в Швеции в настоящее время строят типовые 6-12-этажных деревянных зданий.

— Деревянное домостроение сейчас активно укрепляет свои позиции и в нашей стране, — отмечает Владимир. — Ведется мощная организационная и объединяющая деятельность по популяризации деревянного строительства среди архитекторов, изготовителей, обработчиков. Внедряются новые элементные базы, СНиПы, нормы и правила, которые могли бы обеспечить возвращение деревянного домостроения на позиции, которые оно занимало в нашей стране когда-то.

Сегодня в России ведется разработка нормативов, которые позволят строить деревянные дома высотой до семи этажей для жилых зданий и до 25 метров — для общественных. В Минстрое России заверяют, что новые правила вступят в силу уже в 2019 году.

— Деревянная архитектура возвращается в поле актуальности и будет активно развиваться, потому что есть огромная материальная база, — говорит Владимир. — Это единственная отрасль строительной индустрии, в которой мы не отстаем от зарубежных коллег. Мы обладаем возможностью технологической обработки и изготовления элементной базы, соответствующей всем мировым стандартам. Последние 50- 60 лет все капитальное строительства велось из камня, бетона. И это совершенно нормально — данная система обладает мощнейшим лобби, которое активно продвигает свои интересы и препятствует развитию других направлений. Пока еще люди предпочитают каменные дома в силу естественных стереотипов и традиций. Но реальность такова, что доля деревянного домостроения неуклонно растет — дерево позволяет экономить в процессе строительства. Минусов у древесины нет. Все, что считается минусами, нивелируется актуальными технологическими и физическими решениями — пожарозащищенность, долговечность, внешний вид и прочее.

По словам архитектора, в России сейчас есть множество замечательных 3-этажных индустриальных зданий: «архитекторы создают качественные проекты деревянной застройки и готовы работать с материалом». Сам Владимир Кузьмин (вместе с соавтором Екатериной Шорниковой) представил на Открытом международном конкурсе на разработку альтернативных решений планировок стандартного жилья и жилой застройки проект микрорайона из дерева «Пространство соседства. Квартал-минимум на основе деревянных конструкций». Проект попал в семерку финалистов в номинации «Центральная модель» и стал лидером голосования журнала Strelka Magazine:

— Компаний, готовых работать с деревом становится все больше, — отмечает Владимир. — Жить в стране, которая на 70% заполнена лесом и производит больше древесины, чем во всем мире, и не заниматься деревянным домостроением, мягко говоря, нонсенс. Это наш материал, и у России существует глубокая исторически-осмысленная традиция работы с ним. Умения и навыки, когда они насильственным образом не прерываются, великолепно адаптируются и трансформируется в актуальные и современные постройки, возьмем в пример Скандинавию. Мы находимся во времени, когда от кустарной работы с деревом переходят окончательно к работе высокотехнологической, индустриальной. Деревянное домостроение перестало быть уделом отдельных мастеров и становится предметом производства.

По словам Владимира, деревянная архитектура занимает значительное место в его творчестве — он проектирует арт-объекты из дерева, жилые строения, находит различные дизайнерские решения.

Интерьер клуба-ресторана «Кокон», Москва
Из архива Владимира Кузьмина

Из архива Владимира Кузьмина

Сохранить уникальность

В Томске Владимир Кузьмин оказался впервые. Архитектор отмечает, что город оставил о себе приятные впечатления. Больше всего Владимиру понравился «сохранившийся масштаб культурного наследия».

— Сразу попросил показать мне деревянную архитектуру, — рассказывает Владмир. — Сохранившийся масштаб наследия — уникальное качество Томска, которое нужно приумножать, транслировать и лелеять. Это очень хрупкая данность, легко подвергаемая повреждениям, особенно в наше время. То, что так много удалось сохранить, для меня, жителя мегаполиса, удивительно. Если получится сохранять это и дальше, то Томск сумеет остаться в ряду уникальных городов, не потерявших свою главную особенность — масштаб среды, ее комплексность.

Из конкретных объектов деревянной архитектуры в городе больше всего Владимиру запомнились дома на Кузнецова и в Татарской слободе.

— Это безусловно важные объекты, — отметил он. — Большинство из них жилые, и это — самая завораживающая история. То, что в этих домах живут люди, и они используются — самое главное, что я для себя отметил. Никаких минусов, кроме одного, в городе я не обнаружил: Томск заслуживает внятно оформленной набережной вдоль реки. Та, которая есть, должным образом не благоустроена. Набережная стала бы прекрасным оформлением красот при движении вдоль реки, дополнила бы величественную панораму, которую мне было очень приятно посмотреть.

«Памятник себе и интересам заказчика»

Из архива Владимира Кузьмина

— Историческое наследие — материализованная память поколений, страны, — отмечает Владимир. — То, что пришло к нам от наших предков и останется для потомков. Очень важно сохранить историческое наследие, но стоит оговориться — сохранять нужно с понимаем, что жизнь меняется и меняется очень быстро. Вместе с этим меняется и отношение к сохраняемому наследию. В этих условиях нужно вырабатывать систему взаимоотношений между сохраняемыми и создаваемым архитектурными решениями.

По словам архитектора, существует ряд проектных технологий, методик, которые необходимо соблюдать, чтобы органично вписывать объекты в среду: линии масштаба, силуэты, контекст, акценты на отдельных элементах.

— Новые объекты не обязательно должны быть совершенно такими, как те, что стояли до этого, — считает Владимир. — Напротив. Они могут быть другими и должны быть, но должны сохранять масштаб, какие-то определенные структурные членения. Архитекторам необходимо тактично работать с контекстом, тогда любой самый акцентный архитектурный объект включится в ткань города органично. Иногда архитекторы не вписывают, а создают памятник себе и интересам заказчика, но это вполне естественный процесс.

Существует контекстуальная архитектура и аконтекстуальная. Ряд объектов, которые являются характерной частью временного периода или создаются для определенных социальных групп, вырываются из контекста. Чтобы избежать этого, существуют знание и опыт архитектора, корректность и уместность действий заказчика и власть, которая должна создавать градостроителям определенные условия.

«Ленивый зиккурат» проектной группы «Поле-Дизайн» (арт-парк «Никола-Ленивец», Калужская область)
Из архива Владимира Кузьмина

Фото: Александр Мазуров, из архива Владимир Кузьмина

Тэги/темы: