18+
18+
Валентина Бейкова, Город, Истории томских зданий, Томск исторический, Соляная 11 томск истории зданий За двойным фасадом. Палата мер и весов на Соляной, 11

За двойным фасадом. Палата мер и весов на Соляной, 11

АВТОР
Валентина Бейкова

Когда говорят об архитектурных достопримечательностях площади Соляной в Томске, то чаще всего имеют в виду три строения: здание окружного суда, Сибирское коммерческое училище имени цесаревича Алексея и Дом науки имени Макушина. Но на самом деле там еще есть на что посмотреть.

Взять, к примеру, купеческий особняк по адресу площадь Соляная, 11. Двухэтажное здание имеет необычную архитектурную форму: оно состоит из двух частей. Одна — отличается строгими геометрическими линиями, вторая — богато украшена декоративными элементами. Мы заглянули внутрь и обнаружили, что там сохранились два старинных камина и деревянная лестница.

Но гораздо интереснее история этого здания. Мы выяснили, что одно время здесь в единственном экземпляре хранились государственные эталоны мер и весов всего Советского Союза! Как это было и какие еще тайны скрываются за этими окнами, читайте в нашем материале.

Две части одного здания

Это здание словно составлено из двух совершенно разных частей
Фото: Вероника Белецкая

Фасад, который выходит на площадь Соляную, оштукатурен и выкрашен в два цвета: первый этаж — желтый, второй — белый. Все декоративные элементы на нем имеют строгие геометрические линии. Вполне возможно, что изначально помещения здесь использовались как контора. Отдельного входа в это крыло нет, но его могли замуровать.

С улицы видно, что в здании была сделана перепланировка: заделано окно, оборудована пожарная лестница
Фото: Вероника Белецкая

Окна первого этажа заменены на современные пластиковые, на втором — старые деревянные рамы. На каждом из них мигает лампочка охранной сигнализации, через грязные стекла внутри ничего не видно. Становится понятно, что люди здесь давно не появлялись.

Создается впечатление, что в этом здании люди давно не появлялись
Фото: Вероника Белецкая

Вторая часть постройки выполнена из кирпича, ее фасад выходит прямо на Белое озеро. И, взглянув на него, сразу становится ясно, что это крыло было жилым. Здесь вам и кирпичные колонны, и дополнительный декор над каждым окном, и балкон с узорчатыми коваными перилами.

Это крыло здания, похоже, было жилым
Фото: Вероника Белецкая

Во двор ведет узкая каменная арка и широкие металлические ворота. С этой стороны кирпичная постройка уже не выглядит такой нарядной.

Вид со двора
Фото: Вероника Белецкая

Со двора мы увидели два входа. Первая дверь широкая металлическая. Надпись на табличке гласит, что за ней находятся помещения учебно-научно-производственной лаборатории по наноматериалам и нанотехнологиям ТГАСУ. Скорее всего, через эти двери можно попасть в оштукатуренное крыло здания.

Мы были здесь в феврале, и, судя по отсутствию тропинки и следов на снегу, сейчас помещения пустуют
Фото: Вероника Белецкая

Второй вход находится в глубине двора. Это деревянная дверь на тугой пружине. Она настолько маленькая, что даже человеку среднего роста приходится наклоняться, чтобы войти. Возможно, раньше здесь был вход для прислуги. Входная зона отделана деревом, рядом с дверью яркая розовая реклама мелкой конторы, которая снимает здесь помещение, и почтовый ящик сельскохозяйственного института.

Во второй вход даже человеку среднего роста приходится входить согнувшись
Фото: Вероника Белецкая

Советское прошлое в купеческих интерьерах

Что находится за этими окнами?
Фото: Вероника Белецкая

Сразу за дверью натыкаемся на старую деревянную будку вахтера, такие в советское время можно было увидеть в учебных заведениях или общежитиях. Внутри только стремянка да швабра с ведрами.

Вахтерская будка на входе в здание
Фото: Вероника Белецкая

Скорее всего, она сохранилась от зоотехническо-ветеринарного техникума, который появился здесь после войны. Техникум относился к Министерству совхозов СССР, здесь готовили младших зоотехников и ветеринарных фельдшеров. Позднее в этом здании находилось общежитие Томского сельхозтехникума.

В 1984 году в помещениях двухэтажного особняка был открыт учебно-консультационный пункт, на базе которого позднее был создан Томский учебно-научный опорный пункт Новосибирского сельскохозяйственного института. Здесь студенты учились 2 года, затем продолжали образование в Новосибирском сельскохозяйственном институте.

В 1994 году факультет ветеринарной медицины получил отдельное четырехэтажное здание на улице Мичурина, 88, а с 1998 года главный корпус ТСХИ стал располагаться на улице Карла Маркса, 19. Здание на площади Соляной, 11 закрыли на ремонт. Но, судя по царящей внутри разрухе, оно его так и не дождалось.

Трудно поверить, но здесь работают люди
Фото: Вероника Белецкая

Старый потертый линолеум, обшарпанные стены, провода, свисающие с потолка, добавляют мрачности этому месту. Слева от входа длинный коридор, по обе его стороны расположены кабинеты. Обстановка здесь еще хуже — штукатурка отвалилась до самой дранки, в щели между старыми советскими дверьми и косяком можно просунуть палец, в помещении прохладно даже в верхней одежде. Тут же на стене обнаруживаем забеленную дверцу дымохода, оставшуюся от старого печного отопления. Слышно, что в кабинетах кто-то есть, разговаривают люди, работает телевизор.

Ремонта здание так и не дождалось
Фото: Вероника Белецкая

На второй этаж ведет старая лестница с резными деревянными перилами. Площадку между этажами освещает небольшое окно, на ступеньках лежит толстый слой пыли.

Непохоже, чтобы по этой лестнице часто ходили
Фото: Вероника Белецкая

Старинные камины

Комната с каминами
Фото: Вероника Белецкая

На втором этаже никого нет, двери некоторых кабинетов открыты. Заходим в первую и оказываемся в просторном помещении. Свет внутрь попадает через четыре окна и распашную дверь, которая ведет на тот самый балкончик с коваными перилами.

Тот самый балкончик. Вид из комнаты
Фото: Вероника Белецкая

Место выглядит заброшенным: на полу старый линолеум, грязные стекла в деревянных рамах, краска на которых давно облупилась, в дырах на стенах можно увидеть дранку, потолочная плитка местами отвалилась и обнажила деревянные перекрытия между вторым этажом и чердаком.

Слева от входа видим старинный камин. Он выкрашен в темно-синий цвет, как и все стены в помещении.

Неожиданная находка: старинный камин
Фото: Вероника Белецкая

Топливник отсутствует, вероятнее всего, его просто замуровали за ненадобностью, когда в здании появилось центральное отопление. Но на нем сохранилась декоративная лепнина, которую выкрасили в белый цвет. В узорах можно легко узнать растительный орнамент.

Камин украшен растительным орнаментом
Фото: Вероника Белецкая

В противоположном углу еще одна находка — второй камин. К сожалению, он скрыт за огромной горой старой мебели. По одному только декору становится ясно, что выглядит он куда наряднее, чем его собрат. Этот камин выкрашен в коричневый цвет, дымоход украшен керамической плиткой.

Второй камин скрыт за грудой старой мебели
Фото: Вероника Белецкая

Идем дальше. Подходим еще к одной двери, но оказывается, что там установлена вторая — решетчатая. Тут нет каминов или лепнины на потолке, зато вся комната заставлена стульями, стеллажами, коробками. Скорее всего, раньше здесь занимались художественной самодеятельностью, но по какой-то причине артисты уехали, благополучно забыв о своих вещах.

Еще одна брошенная комната
Фото: Вероника Белецкая

Все остальные кабинеты закрыты, в конце коридора натыкаемся еще на одну дверь. Скорее всего, за ней находится вторая лестница и вход в оштукатуренное крыло здания. Но она тоже заперта.

Судьба здания в военные годы

Что было здесь до революции, неизвестно. Но судьбу здания с 30-х годов нам удалось проследить
Фото: Вероника Белецкая

К сожалению, нам не удалось найти информацию о том, кто был первым владельцем исторической постройки и что за контора могла тут размещаться. Но известно, что перед войной помещения бывшего купеческого дома занимал зооветеринарный техникум. Кроме того, заместитель директора Центра документации новейшей истории Томской области Людмила Приль рассказала, что в военные годы здесь размещались эвакуированные учреждения Комитета по делам мер и измерительных приборов и в единственном экземпляре хранились государственные эталоны мер и весов.

Метрологическая служба СССР была создана 5 сентября 1938 года. В стране была создана стройная система службы мер и весов, которая состояла из трех уровней. Руководящим органом был Комитет по делам мер и измерительных приборов при Совнаркоме СССР, ему подчинялись научно-исследовательские институты — два государственных института по делам мер и приборов в Харькове и Москве, а также Всесоюзный НИИ метрологии в Ленинграде, они изучали меры и хранили эталоны. Поверкой измерительной аппаратуры, то есть практической работой на местах, занимались региональные управления и их специалисты.

Как удалось выяснить сотрудникам архива, специалисты и оборудование трех ведущих метрологических институтов страны оказались в Томске в разное время. Лаборатории московского Государственного института по делам мер и приборов (ГИМИП) прибыли в наш город в конце лета — начале осени 1941 года. Ленинградский ВНИИ метрологии, а вместе с ним и государственные эталоны — год спустя. Пока остается недатированным приезд специалистов харьковского ГИМИПа, но в июле 1942 года они уже здесь были.

Таким образом, осенью 1942 года в Томске были сосредоточены сотрудники, оборудование и государственные эталоны из трех ведущих научно-исследовательских метрологических институтов страны. Само же руководство Комитета по делам мер и приборов находилось в Барнауле.
Так был образован Томский государственный институт мер и измерительных приборов, директором которого был назначен кандидат технических наук Павел Николаевич Агалецкий. На официальных бланках учреждения значился адрес: Томск, площадь Соляная, 11.

Документ Государственного института мер и измерительных приборов за 1943 год. Московский адрес зачеркнут и вписан томский
Центр документации новейшей истории Томской области

Государственный институт мер в Томске

Учреждение оборонного значения находилось в Томске с 1942 по 1944 год
Фото: Вероника Белецкая

К ноябрю 1943 года в институте работало 40 человек. Трое из них имели докторские степени, семеро являлись кандидатами технических наук, и 14 человек были квалифицированными научными сотрудниками и инженерами. В ведении института также находилось 20 человек государственных поверителей Управления уполномоченного коммерприбора при Новосибирском облисполкоме.
В своем письме томскому городскому комитету ВКП (б) Агалецкий описывал условия, в которых приходилось работать специалистам.

«Институт занимает два этажа в небольшом доме по площади Соляной, 11, ранее принадлежащего Зооветеринарному техникуму. Общая площадь, занимаемая институтом, составляет 300 квадратных метров… Помещение совершенно не подходит для эталонных работ…».

«Институт не обеспечен водоснабжением, не имеет канализации и, будучи подключенным к фидеру № 2, часто лишается электроэнергии. Отсутствие воды и перебои в снабжении электроэнергией срывают работы лабораторий…».

«В полуподвале здания находится столовая № 36 Томского треста столовых... Половина площади, занимаемая столовой, используется ею для хранения тары и овощей. Наличие столовой под институтом вызывает опасение в отношении пожарной безопасности здания и сохранения ценнейшего оборудования института…».

Письмо Агалецкого в томский горком ВКП (б)
Центр документации новейшей истории Томской области

Агалецкий также называет оборудование и эталоны, которые необходимо срочно запустить на площадке томского ГИМИПа: «Наличие посторонней организации в полуподвальном помещении здания лишает институт возможности установить массивную точную аппаратуру, требующую под собой устойчивых фундаментов как, например, 3-х метровую концевую машину (единственная в Союзе), группу эталонных весов, группу астрономических часов и др. Нет возможности устроить сейсмически устойчивый, термоконстантный часовой подвал для службы времени, нет помещения для термостатной комнаты, в которой необходимо установить интерфероментры, обслуживающие точное машиностроение».

План подвального помещения ГИМИП, где вместо столовой были размещены точные приборы
Центр документации новейшей истории Томской области

— Почему эталоны были так важны? Вот скажем, Томск должен был выполнить заказ по минам. Тогда все решалось кооперированием, соединением усилий разных организаций. В одном учреждении отливали корпуса мин, в другом делали взрыватели, в третьем это все соединяли вместе. Все части должны были соединяться в одном изделии, как родные. И если бы метрологи работали плохо, и детали не совпадали на какие-то доли миллиметров, то оружие не было бы боеспособным, — пояснила Людмила Приль. — Поэтому с появлением оборонных предприятий на территории Сибири проблема эталонов и точных измерений встала во всей своей полноте.

Замдиректора Центра документации новейшей истории Томской области Людмила Приль, хранительница тайн особняка на Соляной и многих других томских зданий
Фото: Вероника Белецкая

Осознавая всю ответственность происходящего, Бюро горкома ВКП (б) постановил:

• дооборудовать лаборатории с тем, чтобы промышленные предприятия азиатской части Союза имели возможность полностью удовлетворить свои потребности в поверке образцовых приборов в Томском институте;

• предоставить столовой № 36 другое помещение;

• снабдить институт строительными материалами для ремонта подвального помещения;

• обеспечить бесперебойные поставки воды, электроэнергии и дров;

• обязать ректора Госуниверситета товарища Горлачева предоставить в распоряжение института специально ранее построенный часовой подвал и место для строительства астрономического павильона на территории ботанического сада.

Всего в Томске при институте находилось девять лабораторий — электроизмерительная; теплоизмерительная; мер длины; мер массы; манометрическая; расходомерная; времени; механическая; радиотехническая; фотометрическая. Все они располагали ценным уникальным оборудованием, эвакуированным из Москвы, Харькова, Ленинграда.

— На оборонных заводах регулярно проверяли мерительный инструмент, и если выявляли неточные меры, их нужно было, как говорили, отремонтировать. Поэтому летом и осенью 1942 года спешно создается ремонтно-юстировочная мастерская. Горком партии сразу заявил, что мастерская будет обслуживать только те предприятия, которые помогут ее создать. Было понятно, что тот, кто не захочет помочь, сам себя накажет, так как будет обречен на выпуск бракованной продукции и обвинение в том, что завод не выполняет заказы Государственного комитета обороны. Мастерскую разместили тут же на площади Соляной, 11, — рассказала Приль.

Решение об организации при госинституте ремонтно-юстировочной мастерской
Центр документации новейшей истории Томской области

Будучи в Томске, институт осуществлял деятельность во всех направлениях метрологической службы — вел исследовательскую работу, оказывал техническую помощь в упорядочении измерительного хозяйства предприятий, проводил поверочную работу на предприятиях Томска, Кемерова, Перми, Средней Азии, Дальнего Востока; в промышленных центрах открывал временные лаборатории по обслуживанию промышленных предприятий.

26 июля 1944 года Агалецкий снимается с партийного учета и отбывает в Новосибирск «в связи с назначением на постоянную работу». В конце августа того же года там был создан Новосибирский государственный институт по делам мер и приборов (НГИМИП).

В 1944 году ГИМИП переехал в Новосибирск
Фото: Вероника Белецкая

После того как институт отбыл из Томска, помещения бывшего купеческого особняка на площади Соляной, 11 вновь занял зооветеринарный техникум.

Дорогие читатели, если у вас есть дополнительная информация по этому зданию, пожалуйста, напишите нам.

Тэги/темы: