18+
18+
Город, Городские истории, Краеведение, Люди, томск китай черный иртыш харламов экспедиция Забытая экспедиция.Как томичи искали путь в Китай

Забытая экспедиция.
Как томичи искали путь в Китай

В мае 1913 года из Томска на восток отправилась экспедиция из пятерых человек. В ее задачи входило исследование верховьев Иртыша — точнее, его китайской части, известной как Эрцисыхэ, или Черный Иртыш.

После Русско-Японской войны Российская Империя потеряла часть Китайско-Восточной железной дороги — де-факто, южной ветки Транссиба, проходившей по территории Манчжурии. Она отошла к Японии. России требовалось восстанавливать утраченное влияние на Дальнем Востоке, и здесь как нельзя кстати был бы новый выход в Китай — по воде.

Новый путь

Второе десятилетие ХХ века в Китае было весьма бурным. В 1911 году в результате Синьхайской революции пала последняя китайская династия — Цин — правившая страной почти 400 лет. В 1912-м была образована Китайская Республика, а через год, в 1913-м ее признала Российская Империя.

Сохранилась записка от начальника округа инженера Н. Попова господину русскому консулу в г. Чубучак, где сообщается, что управление округа предполагает произвести исследование бассейна реки Черный Иртыш в пределах Китая с просьбой «выдать заграничный паспорт на имя начальника партии Г.И Мешкова, при котором будут состоять техники: А. М. Харченко, В. Д. Калинин, С. И. Русанов, А. А. Моняков и 20 рабочих».

Вышеупомянутый Александр Моняков, попавший в состав экспедиции, был томичом. С его потомком, Сергеем Харламовым мы и поговорили о забытой «китайской» экспедиции.

Семье Моняковых-Харламовых удалось сохранить множество документов, касающихся начала ХХ века. Экспедициям в Китай в этом архиве оказался посвящен целый фотоальбом:

— Я хорошо знаком с Людмилой Приль из Центра документации новейшей истории (ЦДНИ ТО). Однажды принес ей эти фотографии — она попросила их, чтобы отсканировать для архива, — вспоминает Сергей Харламов, — и в результате, она сообщила мне, что нашла интересные документы как раз о том походе. Сканируя снимки, хранившиеся у нас в семье, она обратила внимание, что на одной фотографии был знак с буквами, обозначающими Томское отделение министерства путей сообщения. В томском областном архиве она нашла соответствующий фонд, в котором были документы, относящиеся к экспедиции с фотографий, и позволившие выяснить подробности исследования, в котором принял участие мой предок. Выяснилось, что участники экспедиции поднимались по Черному Иртышу, со стороны Казахстана, затем вошли на территорию Китая. Дело было в 1913 году, когда Российская империя планировала большое сотрудничество с Китаем и искала возможности проложить путь. Одним из вариантов стал как раз подъем по Черному Иртышу, дальше предстояло осваивать сухопутный отрезок пути.

Тот самый знак, который помог найти информацию об экспедиции, его установка и дед Харламова, Александр Моняков:

Поросенок в желе

Возглавил экспедицию Гаврил Мешков, служивший в Томском отделении Управления водного транспорта.

— Насколько я знаю, Мешков был руководителем этого отделения, а мой дед Александр у него работал техником, — поясняет Сергей Харламов. — Он был чуть постарше моего деда, они дружили. И когда эта экспедиция формировалась, он его взял на должность техника. Дед в то время учился в технологическом институте.

Мешков и Моняков, 1915-й год:

Список участников экспедиции выглядел так:

«На государственной службе:
Начальник партии Мешков Гаврил Иванович, канцелярский служитель Управления округа с жалованием.
Вольнонаемные:
Старший техник Харченко Александр Михайлович, мещанин г. Грозного, Терской области;
Техники:
Русанов Степан Ильич, казак 3-го военного отдела Сибирского казачьего войска;
Калинин Владимир Дмитриевич крестьянин Хабацкой волости, Весьегонского уезда, Тверской губернии [родной брат жены Г. И. Мешкова];
Моняков Александр Алексеевич, потомственный почетный гражданин, проживающий в г. Томске, ул. Никитинская 26»

Участники экспедиции, Александр Моняков — в центре

Все необходимые вещи участники экспедиции приобрели заранее, еще в Томске. Консервы брали от паровой колбасной и консервной фабрики Фильберт:

Поросенок в желе — 20 шт. сосиски с капустой — 30 шт., сосиски в бульоне — 30 шт., филей деликатес — 11 шт., ветчина с капустой — 20 шт., щи русские — 20 шт., московская салянка — 30 шт., телячья головка — 10 шт., гуляш по-венгерски — 10 шт.

Медикаменты закупали в аптеке Ковнацкого, канцелярские принадлежности в магазине П. И. Макушина Сразу планировали взять немало пленок для фотографирования, их приобретали в магазине "Штоль и Шмитъ".

Планы были таковы: исследователи прибудут на казенном пароходе из Семипалатинска в Алкабеку в конце мая и будут подниматься выше пароходом по Иртышу до русско-китайской границы, насколько позволит глубина на перекатах. Затем выдвинутся к месту начала работ на моторных лодках.

В мае 1913 года томичи отправились в путь.

В походе

Сергей Харламов листает альбом и комментирует снимки:

— Вот пароход — на нем участники экспедиции поднимались по судоходному Иртышу, потом они перегрузились на лодки, которые везли с собой. Например, на моторных лодках, их перетаскивали на волах. Есть китайские пейзажи, а на других кадрах походная жизнь. Это сам мой дед в экспедиции. Вот фотография, где видно — исследователей сопровождало немало охраны. В те годы в той части Китая были беспорядки, и местные жители, киргизы, могли напасть на путников.

Черный Иртыш, 1913 год:

Киргизы:

Справа — Александр Моняков, 1913-й год:

Стан партии на Черном Иртыше, 1913 г.:

Целебный источник Арасан на тракте Семипалатинск-Верный, 1915 г.:

Теплоход «Виктория», 1915 год:

Спуск моторного катера № 16 по реке Или около п. Смирновского, 1915 г.:

Пограничный пост:

Город Чугучак, продавец зелени, 1915 г. :

Чугучак, китайская лавка, 1915 г.:

Город Чугучак, внутренний вид кумирни (снимали скрытно), 1915 г.:

Походная парикмахерская:

Сохранился документ с просьбой Его Высокопревосходительству господину Степному генерал-губернатору командировать 10 казаков из войск Омского военного округа для сопровождения исследователей на Черном Иртыше от оз. Улюнгур до устья р. Алкабека. Все расходы по командированию и продовольствию охраны записали на счет военного ведомства.

Озеро Улюнгур, территория Китая — убитый пеликан, 1913 г.:

Когда команда благополучно вернулась домой, руководитель экспедиции Гаврила Мешков подготовил все материалы — получился внушительный отчет.

Один из фрагментов отчета:

«В пределах Китая в течение 2 месяцев и 26 дней произведены следующие работы:
1. Рекогнасцеровочный осмотр р. Черный Иртыш между Дорбульджинским перевозом и Улюнгурско-Иртышским перешейком (33 версты).
2. Подробное изследование р. Черный Иртыш от Улюнгурско-Иртышского перешейка до русско-китайской границы (274 версты).
3. Съемка и промеры оз. Улюнгур.
4. Рекогносцировочный осмотр нижней части р. Ирунгу от урочища Булун-Тохой до оз. Улюнгур (20 верст).
5. Подробное изследование 2-х верстного перешейка, которым Черный Иртыш отделяется от оз. Улюнгур.
На выполнение всех перечисленных работ вместе с кабинетной обработкой добытых ими материалов израсходовано всего 13 600 рублей».

Строго говоря, экспедиций в Китай у Александра Монякова было несколько. Так, после первой поездки они выбирались в сторону Китая по реке Или через Казахстан:

— Не скажу, что это были уникальные поездки. Но именно о первой экспедиции нашлись документы, поэтому она хорошо прослеживалась, — рассказывает Харламов.

Когда Мешков повез отчет в столицу, в Петербург, на дворе был октябрь 1917 года… Пока он был в дороге, грянула Великая Октябрьская Социалистическая Революция. Момент оказался неподходящим. Всем стало не до Китая и новых путей. Помешала и Первая Мировая война:

— Когда она началась, то стало не до прослеживания путей, все забросили… Я называю поход «забытая экспедиция», — говорит Сергей Харламов. — У меня в книге о предках, над которой я работаю, есть большая глава, она так и называется. В эту главу войдут все сведения, которые я собрал — как «забытая экспедиция» организовывалась, как к ней готовились, что закупали в дорогу — какие продукты, консервы, лекарства и другие подробности…

Сейчас снимки, а также написанные каллиграфическим почерком и отменным стилем отчеты об экспедиции Гаврилы Мешкова хранятся в архиве в Томске.

Трудные судьбы

После революции судьбы большинства исследователей Черного Иртыша сложились трагично:

— После 1919 года, когда Томск заняли красные, деда, Александра Монякова, сочли неблагонадежным. Из-за этого он не смог работать — занимался садоводством, выращивал цветы.

Гаврила Мешков после смены власти уехал жить в Новосибирск. С Моняковым общался, поддерживал связь. Оба были репрессированы в 1937-м году и расстреляны.

Александр Харченко, еще один техник «забытой экспедиции», был женат на родной сестре Александра Монякова Лидии:

Тоже учился в Технологическом институте (сегодня — Томский политехнический университет — прим. ред.). В следующую экспедицию на реку Или, уже не такую сложную, как по Черному Иртышу, Александр и Лидия Харченко отправились вдвоем.

Лидия, ее муж Александр Харченко и Александр Моняков, 1915 г.

Но в конце ноября 1919 года в семье Моняковых произошла трагедия. Приехавший в отпуск с фронта Борис Моняков, заразившийся в поезде тифом, умер, а буквально через день от воспаления легких ушла из жизни его сестра Лидия, работавшая в то время в госпитале. Их похоронили в одной могиле на небольшом кладбище при Алексеевском монастыре. Харченко овдовел. Правда, волею судеб, его связь с семейством Моняковых на этом не оборвалась. В 1921-м году он женился на сестре Лидии, красавице Маргарите:

Маргарита Монякова считалась одной из первых красавиц Томска. В 1906-м из-за случайного письма от влюбленного революционера попала в тюрьму, где и провела полгода. Первое замужество оказалось неудачным и окончилось разводом. У Сергея Харламова хранится документ, выданный Маргарите в 1917 году, еще до революции. Он гласит: «Дано сие удостоверение из томской духовной консистории гражданке Маргарите Алексеевне Дроздовой в том, что решением томского епархиального начальства от 12 сентября 17-го года за номером 484, вошедшим в законную силу, первый брак ее с Иваном Петровичем Дроздовым расстроен по вине прелюбодеяния мужа и предоставление Маргарите Дроздовой права вступить во второй законный брак и с приданием Ивана Дроздова семилетней епитимии». Но потеряла Маргарита не только брак, но и дочь — маленькая Грета умерла в раннем детстве…

Подробнее о сестрах Моняковых и семейном архиве Сергея Харламова читайте в материале:

Томские купцы, революционный тайник и академик Красин. Истории из семейного архива Сергея Харламова

— Мой дед, по рассказам мамы, сначала воспринял брак Маргариты и Александра Харченко без особой радости, — уточняет Сергей Харламов. — Слишком дорога была ему любимица всей семьи Лидия, он и маму мою, которая родилась буквально за несколько дней до ее смерти, назвал в честь сестры.

Маргарита и Александр уехали на Кавказ. Но счастье пары было коротким:

— На Кавказе они жили в Грозном, Харченко был инженером на нефтеперерабатывающем заводе. В 1926 или 1927 году поехал в командировку в Туапсе, где скоропостижно скончался. Маргарита осталась одна, — рассказывает Сергей Харламов. — Замуж она больше не вышла. Вернулась обратно в Томск, где и прожила долгую жизнь, до 93 лет. Работала в университете, в деканате биофака секретарем.

Если вы хотите стать героями нашего проекта «Семейные истории», свяжитесь с редакцией издания любым удобным способом:

по электронной почте

в соцсетях: ВК, ФБ, ОК

по телефону: +7 3822 90-20-19

Текст: Мария Симонова

Фото: Владимир Дударев, архив семьи Харламовых

Тэги/темы:
Комментарии для сайта Cackle