18+
18+
Креативные индустрии, Услышать джаз на ракушках, увидеть музыку в цвете и достать звезду.В Томске прошёл симпозиум дж Услышать джаз на ракушках, увидеть музыку в цвете и достать звезду.В Томске прошёл симпозиум джаза

Услышать джаз на ракушках, увидеть музыку в цвете и достать звезду.
В Томске прошёл симпозиум джаза

 
Автор
Елена Поданёва
 

Стив Турре, единственный в мире музыкант, исполняющий джаз на морских раковинах, джазмен Томми Кэмпбелл, играющий на резиновых утках и поросятах, лучший саксофонист 2011 года Росарио Джулиани, номинант премии «Грэмми» Сильвано Монастериос и другие звёзды мирового джаза дали бесплатные концерты в Томске.

Исполнители и профессоры джаза прилетели в Сибирь из США, Германии, Италии, Испании, Тайваня на Международный молодёжный симпозиум джаза, который прошёл в нашем городе в октябре.

«Томский Обзор» вспоминает, что интересного и необычного можно было увидеть и услышать на первом джаз-симпозиуме.

 

Прелюдия к джазу

 

Идею организовать не просто фестиваль, а научно-образовательное событие предложил ректор ТГУ. Здесь и было решено провести научный симпозиум с круглыми столами и мастер-классами о технологии джаза и его влиянии на мышление человека. Получилось первое в России мероприятие с научным подходом к джазу. Собирал музыкантов томский джазмен Асхат Сайфуллин.

За три дня симпозиума прошло шесть лекций и круглых столов, столько же мастер-классов и три концерта с совместными выступлениями студентов-музыкантов с джазменами мировой величины. Цель всего этого — дать начинающим музыкантам понимание, что такое джаз и как его играть.

— Взять партитуру и сыграть ноты может любой музыкант, но это не будет звучать на джазовом языке. Сейчас я открою любую книжку на испанском, итальянском языке и попробую прочитать — я прочитаю, но с другой интонацией. Джаз тоже имеет свои правила, язык, интонацию, — размышляет Асхат Сайфуллин. — И всему этому можно обучиться. Это как в математике. Сначала два плюс два, потом умножение, деление. Джаз и импровизация — это решение уравнения. Но в этом есть полёт, вдохновение. Джаз — это большая школа. И наука.

На симпозиум пригласили музыкантов-преподавателей, многие из которых уже давали образовательные мастер-классы, но в мероприятии с научным подходом к музыке все участвовали впервые.

Симпозиум объединил искусство и науку: здесь сошлись музыковедение, история, психология, неврология, маркетинг. Джаз показали не только как особое музыкальное направление со своими ритмом и гармонией, но и как инструмент воздействия на креативность человека, его настроение, потребительское поведение. В результате симпозиум оказался и образовательно, и практически полезен.

Например, на публичную лекцию о потребительском поведении, которую прочитал один из ведущих специалистов по нейромаркетингу Брэдли Вайнс, специально приезжали учёные и бизнесмены из Новосибирска, Кемерово, Красноярска. Менеджеры и владельцы магазинов уже давно превратили музыку в инструмент влияния на настроение и решение покупателя. Так, хэви-металл подталкивает молодёжь к покупке спортивных товаров, дорогие вещи продаются под джазовую или классическую музыку. На лекцию Брэдли Вайнса невозможно было пробиться, не говоря уж о том, чтобы найти там свободный стул.
 

Креативное сознание и массажёры мозга

 

В рамках симпозиума состоялся натурный эксперимент по раскрытию креативных способностей с помощью джазовой импровизации и динамичных фракталов (фрактал — бесконечное множество фигур, создаваемое за счёт копирования и масштабирования одних и тех же простых элементов).

Небольшая аудитория, случайные добровольцы, музыканты-импровизаторы и экран с гипнотизирующими фрактальными изображениями. Музыканты играют, и на глазах собравшихся музыка обретает форму и цвет: каждый звуковой импульс создаёт новый яркий рисунок.

Что именно изображают фракталы — дело воображения. Внутренние органы, маргаритки, летучая мышь, северное сияние — образы, рождаемые мышлением, индивидуальны. Как и ощущения участников научного опыта: кто-то впал в лёгкий транс или в состояние тревоги, кто-то почувствовал боли в груди и учащение пульса.

Все эти наблюдения — почва для продолжения исследования. Его авторы — магистранты и профессор факультета психологии ТГУ Валерий Кабрин.

— Минор и мажор сливаются в блюзовых нотах, которые, с точки зрения классической музыки, диссонансные, но в джазе они созвучны. Почему джаз так привлекает? Он рубит рамки. В своём эксперименте мы пошли дальше. Музыка вызывает у человека спонтанный поток образов, а мы решили ещё усилить его фракталами, — рассказывает Валерий Кабрин. — Великие композиторы видели музыку в цветовых гаммах, а художники рисовали музыку. Это свойственно ярким творческим натурам. Но это доступно всем, если позволить себе погружаться в образы своего сознания.

Цель психологов — доказать возможность расширения креативного сознания человека, а затем воплотить это в психологические тренинги для повышения творческого потенциала работников разных специальностей.

— Фрактальные картинки влияют на сознание. По гипотезе, просмотр фракталов изменяет структуру мозговых ритмов, сдвигая её в сторону, отвечающую за творческое состояние человека. Создание бесконечного числа новых изображений заставляет мозг обрабатывать информацию в режиме более напряжённом, чем в обычной жизни. Фрактал — это массажёр мозга, — объясняет Кабрин.

Исследование томичей развивается в русле современной науки — трансперсональной психологии, которая изучает изменённые состояния сознания человека. Томские психологи стремятся найти золотую середину между стереотипным мышлением и глубоким трансом, из которого невозможно извлечь образы. В поисках оптимального состояния помогают вот такие эксперименты.

Психологические тренинги по повышению креативности уже проводятся в бета-версии на магистратуре психфака. Сначала на факультете проверят, как такие занятия влияют на качество работы его студентов, а там, возможно, уже запустят тренинги в массы.

 

Как джаз появился в Томске

 

Историю американского и томского джаза рассказал на публичной лекции коллекционер и популяризатор джаз-музыки Борис Зайдман, который увлекается джазовой культурой с четырнадцати лет.

Возникновением джаза мир обязан рабовладельческому Югу Америки. Эта музыка родилась в конце XIX века из взаимовлияния культуры чёрных рабов и белых рабовладельцев на основе афроамериканского блюза, духовных песнопений спиричуэлс и танцевального регтайма. Родина джаза — Новый Орлеан, отсюда название стиля — новоорлеанский или традиционный джаз. За ним последовала безграничная череда новых направлений и вариаций джазового исполнения: свинг, бибоп, кул-джаз, мейнстрим — и до бесконечности.

Фото: Robert Runyon, 1921. Via The Robert Runyon Photograph Collection, image number, 05020, courtesy of The Center for American History, The University of Texas at Austin. King & Carter Jazzing Orchestra, Houston Texas

В Томске джаз появился благодаря американцам-революционерам Джорджу Кеннану и Джорджу Фросту, которые в 1876 году приехали в Томск для изучения условий содержания ссыльных. В свободное время они собирали посиделки с молодёжью: американцы знакомили томичей с афроамериканской культурой, те — с сибирским фольклором.

Постепенно джаз прививался томским жителям. Но когда во время Великой Отечественной войны почти все музыканты безвозвратно ушли на фронт, музыкальная жизнь в Томске затихла. Пауза затянулась до «оттепели». Как раз в это время капельмейстер Захар Нейзлер собрал оркестр «ТГУ-62».

— Джаз всегда вёл борьбу с советской идеологией. Он зависел от отношений между СССР и Америкой: плохие отношение — «железный занавес» с грохотом опускался, и наступало затишье, а потом «оттепель» — занавес поднимался, и из-под него начинали нырять ловцы культуры. Но зоркое око партийной цензуры никогда не спало, — рассказывает лектор.

О бдительности компартии Борис Зайдман знает не понаслышке. Как-то в начале 70-х они с музыкантом Борисом Юрьевым захотели провести джаз-концерт. С горем пополам нашли сцену, решили устроить ночной джем-сейшн, как первые джазмены. И всё бы хорошо, да не тут-то было.

— Привезли музыкантов, зал битком набитый, третий звонок и — вырубается свет во всём районе. Пять минут. Свет включается. Везде люди в погонах, странные типы по углам. И началось… — вспоминает Борис Зайдман. — Позвали к председателю горкома партии: «Вы что не можете создать хор селькупов? Зачем нам Америка?» А Юрьев выдаёт: «Сколько ключей в гамме до-мажор?» Тот посмотрел: «Да пошли вы к чёрту с вашими ключами! У меня свои есть». На этом разговор и закончился.

 

Джаз на морских раковинах и детских резиновых игрушках

 

Свой мастер-класс для студентов провёл американский тромбонист и единственный в мире исполнитель джаза на морских ракушках Стив Турре.

Играть на ракушках музыкант с сицилийско-мексиканскими корнями начал в 70-х, когда узнал, что его предки использовали раковины как музыкальный инструмент. С тех пор чемодан с морскими ракушками постоянно сопровождает джазмена на гастролях, став его визитной карточкой.

— Раковины — это основа духовых инструментов. До изобретения металла люди играли на природных инструментах. Они появились раньше фортепиано, тромбона, раньше джазовой ритмики. Может быть, я первый, кто играет на ракушках джаз. Но я не первый, кто увидел в них музыкальный инструмент, — замечает Стив Турре.

Свои музыкальные инструменты он находит на пляже и в сувенирных лавках. Обрезает острый конец раковины, шлифует отверстие и делает мундштук. В коллекции музыканта — не меньше ста раковин. Каждая из них может прослужить сотни лет.

В Томске Стив Турре побывал уже в пятый раз, в ТГУ — впервые.

— Мне нравится Томск. Здесь невероятное количество школ, центров образования, много талантливой и энергичной молодёжи, — делится впечатлениями музыкант.

На своём мастер-классе «Язык джазовой музыки» Стив Турре сыграл историю джаза. Он наглядно показал на тромбоне как джазовые стили сменяли друг друга: сначала новоорлеанский джаз, со временем музыка усложняется — и играется свинг и Дюк Эллингтон, бибоп и Джей Джей Джонсон, с Майлзом Дэвисом и Джоном Колтрейном приходит — модальный джаз.

Закончил своё занятие музыкант тем, чего все так ждали — виртуозностью на морских раковинах.

Джаз на морских раковинах прозвучал и на гала-концерте в ЦК ТГУ

Ещё один новатор джаза, выступивший на симпозиуме, Томми Кэмпбелл. Музыкант играет не только на барабанах, но и на детских резиновых игрушках: утятах, крокодилах, поросятах. Играет залихватски, сумасшедше, живо, с заразительно счастливой улыбкой.

Томми дал мастер-класс «Креативная ритмика», на котором отыграл на барабанах джазовые ритмы разных музыкальных культур.

 

Как щебетание птиц и свист ветра помогут избежать конфликтов

 

Если Томми Кэмпбэлл показал разницу музыкальных традиций народов мира, то трубач Мелтон Мустафа рассказал, как музыка объединяет человечество.

— Существуют звукоряды, тональности, ассоциируемые с определёнными странами мира. Свои звукоряды есть у Европы, Ближнего, Среднего и Дальнего Востока и других частей света. Но у всех них есть и нечто общее, что объединяет человечество. Музыка — это универсальный язык, понимание которого не ограничено расой, национальностью, религией», — рассуждает музыкант.

Мелтон Мустафа играет джаз уже больше пятидесяти лет, столько же лет он преподаёт музыку студентам. Трубач играл с музыкантами мировой величины, в том числе с Фрэнком Синатрой.

На томском симпозиуме джазмен провёл круглый стол об импровизации и ритмике как инструментах объединения музыкальных культур народов мира.

По мнению Мелтона Мустафы, музыка — это живой организм с пульсирующим сердцем, дыханием, и она пронизывает собой всю жизнь.

— Щебетание птиц, свист дующего ветра, плач ребёнка — во всём есть своё послание, которое нужно рассказать. Если мы будем уделять внимания природе вещей, мы сможем взаимодействовать друг с другом, — считает Мелтон. — Как в жизни бывают чёрные и белые полосы, так и в музыке есть напряжение и отдых. Знание, как рождается напряжение в музыке, может помочь понять, как рождается хаос и напряжение в обществе».

Свои мысли музыкант изложил в книге, которая вот-вот выйдет в печать.

 

Постоять на лекциях, посидеть на ступеньках во время концертов

 

— Говорят: первый блин комом, но у нас он получился очень красивым. Могу открыто сказать, что немногим городам не только России, но и мира, дано до нас дорасти, — подводит итоги симпозиума Асхат Сайфуллин. — Моё мнение основывается на впечатлениях иностранных музыкантов. Они в восторге! Они удивлены вниманием студентов, ведь на мастер-классах было много вопросов. Все музыканты сказали, что это серьёзное событие, и дома они обязательно будут популяризировать томский симпозиум и, если он состоится в новом году, привезут своих студентов. В этот раз в основном были студенты из России, а в следующий раз могут быть — со всего мира.

В молодежном симпозиуме участвовало 300 зарегистрированных студентов, в том числе 52 студента-музыканта, а тех, кто приходил на мероприятия без регистрации, было раза в два больше. На лекциях люди стояли, на концертах сидели на ступеньках.

На последний гала-концерт пришло столько людей, что касса собрала около полутора миллионов. Деньги перечислили в Эндаумент-фонд ТГУ на поддержку талантливой молодёжи.

 

Фото: Елена Поданёва, tsu.ru, Фрактальная динамика

Тэги/темы:
Комментарии для сайта Cackle