18+
18+
РЕКЛАМА
Культура в Томске, Рассказано, Георгий Аистов: Бизнес – это то, что удовлетворяет подлинные потребности человека Георгий Аистов: Бизнес – это то, что удовлетворяет подлинные потребности человека

Георгий Аистов: Бизнес – это то, что удовлетворяет подлинные потребности человека

Георгий Аистов – личность в российском бизнесе неоднозначная. Будучи монахом духовной традиции "Вайшнавизма" в сане санньяси ("отрешенный от мира"; этап жизни, который характеризуется отказом от материальной жизни и сосредоточением на духовной - прим. ред. ), он открыл вегетарианский ресторан "Джаганнат" в Москве, создал сеть магазинов модной этнической одежды "Mantram", мебельный салон "Интерьеры Махараджей" (так же Москва), провел выставку "Art of War. Оружие и доспехи самураев" и организовал фестиваль международной культуры "Ethnolife".

При этом, успешным бизнесменом себя Георгий не считает. Он строит свое дело на принципах, почерпнутых из Вед: любой проект станет окупаем, если ты работаешь не на себя, а для людей.

Недавно Георгий Аистов посетил Томск в рамках проекта "Эволюция сознания". Перед встречей с томичами, Г. Аистов любезно согласился ответить на вопросы нашего издания.

- Георгий, как вы совмещаете духовную жизнь с ведением бизнеса?

- Если говорить конкретно, то мне бизнес, как таковой, или большие деньги не интересны. Меня интересуют любые проекты, связанные с изменением восприятия людей - эти результаты более важны. Я никогда не ставлю в старт-проект деньги как результат, но при этом понимаю, что если он привлечет к себе какое-то внимание, то у него должна быть и окупаемость.

- Что значит "изменение восприятия людей"? Как это может помочь достигнуть результатов?

- Изменения – это некий аутгоинг интерфейса. Вы знаете, чем Стив Джобс и Apple отличается от Билла Гейтса или Nokia? Они отличаются пониманием вещей. В I-phone реализовано понимание того, что нужно человеку, поэтому это востребованный продукт. Nokia выпускает 50 новых телефонов в год, а Стив – 1. Но выпуская один, он зарабатывает 200 долларов с экземпляра, а Nokia – 50. У Стива есть понимание того, какой нужен телефон: способный реализовать ваш потенциал. В этом смысле он для меня, в какой-то степени, гуру. Он создает целостную среду.

А как организовать целостную среду в бизнесе, например, в мебельном магазине?

- Вы говорите об "Интерьерах Махараджи"? Это не мебельный магазин, это интерьерный магазин. У нас также есть и живопись, и ширмы, и камень. Совмещая все это вместе дома, вы создаете свою собственную среду существования, в этом выражается ваше мировоззрение. Если мы увидим шкафы, но не увидим идеи, которая стоит за ними, то что? Да, красиво, но не более.

- Расскажите подробнее об идее организации этого "интерьерного" бизнеса.

- Этот проект мы уже, в принципе, планируем закрывать. Мы очень многому здесь научились, но делать интенсивное развитие не готовы - для этого нужны инвестиции в миллионы долларов.

Проект был интересен, потому что мне всегда нравилась Индия. В этом месте сохранились уникальные живопись, архитектура, резьба. Там есть целая индустрия, которая работает на Запад, а у меня родилась идея переманить ее в Россию. Наше предложение нашло отклик у интеллигенции, художников, актеров. У нас не всегда налажены четкие поставки, но за счет харизмы контента мы завоевали достаточно неплохую целевую аудиторию.

Вся продукция изготавливается в Индии, хотя у индусов много антикварных вещей: например, старинные шкафы или столы, которые мы тоже продаем.

Вообще, любой наш дизайнерский бизнес строится на знакомых, в том числе и этот. Мы работаем с готовыми материалами, крупнейшими мировыми сетями и бутиками: не придумываем, а ищем по связям то, что нравится нам.

В данной бизнес-модели очень важно наладить "сарафанное радио". Со временем выстраивается клиентская сеть и она, за счет существующих там отношений, развивается.

- Своими проектами вы, я так понимаю, не руководите?

- Обычно я выступаю как старт-ап менеджер. Дальше я уже не иду, потому что менеджмент мне не свойственен, а проекты интересуют только в рамках их развития, без технологии поддержания. Поэтому всегда стоит проблема найти людей, способных поддерживать проект, в соответствии с тем видением, как нужно тебе.

- А как вы выбираете людей, которым передадите бизнес?

- Смотря какой проект. Опыт мне говорит - уже седые волосы есть - что идеально работать с профессионалами. Но другой опыт говорит, что нужны тимплэеры. Человек может быть талантлив, но он не уживается в коллективе. Если это разовый проект, фестиваль, то можно и потерпеть. Но если это проект долгоиграющий, то должны быть люди, которые заинтересованы самой идеей, причем духовно. Духовность в этих людях должна быть проявлена в желании продвигать наши задачи, нацеленные на изменение человека. Им нужно сопереживать. Бывает, менеджмент вырастает изнутри. Иногда люди меняются, приходят-уходят, их начинают замещать уже свои. Чаще всего я ищу людей в мегаполисе, иногда приходится нанимать людей из Лондона или Нью-Йорка, а кого-то ищем в регионах и привозим на место.

- Любой бизнес, тем не менее, направлен на получение прибыли и от доходов вам никуда не деться. Куда вы тратите деньги?

- Я не являюсь инвестором, который вкладывается в короткие проекты: купил, продал, сорвал. Я занимаюсь такими проектами, которые вырастают, переливаются во что-то другое. Мы стратегически планируем, как откроем одно, оно перетечет в другое, а это перерастет в третье. Мы растем, но не пытаемся спекулировать или хапать активы, которые не сможем развернуть. Идя за потоком роста, получается неплохая картина, происходит кристаллизация проектов и ты не повисаешь с активами. Бизнес – это то, что удовлетворяет подлинные потребности человека.

- Случались ли у вас такие моменты, когда из-за религиозной направленности, вам мешали реализовывать ваши бизнес-идеи?

- Нет, никогда не мешают. Мы четко разделяем светскую и духовную жизнь. Все наши проекты – светские, хоть и построены на духовности, любви к Индии и т. д.

Цель нашего бизнеса – делать что-то для всех. Так, в нашем ресторане заказывали торт на пост для покойного патриарха. Евреи приходят к нам есть, потому что у нас все кошерное. Существуют и духовные проекты (йога-центр, медитативная комната), но они, в отличие от тех же профессиональных кришнаитов, работают так, что не пытаются кому-то что-то доказать. Скорее наша стратегия – самим чем-то увлечься, а уже люди, которые к нам приходят, тоже подхватывают идеи.

- Какие проекты можно от вас ожидать в ближайшем будущем?

- Последний большой японский музейный проект показал, что одну идею можно выразить в форме одной какой-то выставки, инсталляции, визуализировать. И для себя я понял, что наверное, в ближайшем времени, займусь новой формой проецирующего искусства: когда ты попадаешь в реальность кино. Сейчас я работаю над одной такой идеей, хотя не могу назвать ее бизнесом, не смотря на цену в несколько миллионов долларов. Мы создаем выставочный проект, который полностью высказывает о человеке то, что ему интересно знать о себе. Мы говорим не о теории Юнга, Дарвина, а о героях, которые живут по принципу жертвования собой ради высших целей.

Также сейчас делаем ряд спецпроектов с Российским антикварным заводом. Мы пришли в русский антикварный бизнес с музейным проектом о Японии, теперь хотим спецпроект по Индии. Опять же, это интрига и авантюра в какой-то степени. Посмотрим, кто может оценить индийское искусство в России, тем более это не только специфическая, но еще и очень дорогая штука.


Первый бизнес-проект, после окончания курсов искусствоведения при Нью-Йоркском Университете, был организован Георгием в США. Им стал выставочный центр "Пятая авеню". После один знакомый художник познакомил Георгия с книгой "Бхагават-гита", которая в корне изменила его жизнь: он поверил в бессмертие души, стал вегетарианцем и открыл для себя огромный потенциал к счастью. Впоследствие на основе из этих идей были организованы философский дискуссионный клуб и международный благотворительный фонд "Дух свободы". В 1996 году Георгий Аистов вернулся в Россию, где стал продвигать в массы этнику, открыл галерею, в которой можно было купить "нестандартное вещи", а также пирсинг-клуб. Через два года он стал директором Московского Дома Художника. С этого момента, он начал организовывать фестивали индийской культуры, открыл философский клуб "Восток-Запад". Со временем эта деятельность переросла в движение "Этнолайф" - фестиваль культур народов мира, пропагандирующий религиозную, этническую и расовую терпимость, а также здоровый образ жизни, а также были даны старт-апы многим бизнес-идеям.

Беседовала Евгения Швецова

Томские новости

Томичам покажут документальный фильм о Дэвиде Боуи

12 января 2023
Томские новости

В Томске пройдет встреча с участниками проекта «Ново-Сибирск. Конструктивизм!»

9 января 2023
Томские новости

Томичей приглашают посмотреть на глобус Луны и золото дураков

10 января 2023
Еда

Black matter pizza — не только черная пицца. Как живет одно из заведений в «Зеленой улице»

26 января 2023
Томские новости

Томичи смогут посмотреть традиционные маски и костюмы для ряженья

8 января 2023
Томские новости

Музей «Профессорская квартира» запускает проект о дореволюционной томской фотографии

16 января 2023
Томские новости

Томичей приглашают поговорить об истории города в старинном доме

27 января 2023
Томские новости

Томский музей «Следственная тюрьма НКВД» залило горячей водой

23 января 2023
Томские новости

Томичи смогут подарить книги детским библиотекам и центрам помощи

6 февраля 2023