18+
18+
Воскресенская церковь, Город, Истории томских зданий, Исторический центр, Краеведение, Рассказано, томск архив дальнего востока воскресенская церковь история краеведение интересное Архив Дальнего Востока в Томске. Как хранилище документов почти полвека проработало в Воскресенской церкви
РЕКЛАМА

Архив Дальнего Востока в Томске. Как хранилище документов почти полвека проработало в Воскресенской церкви

Привычные для нас томские здания, которые мы видим почти каждый день, хранят много скрытых историй.

Так, например, на месте Сибирского торгового банка когда-то стоял деревянный дом дворянки Эмилии Островской, а в здании Воскресенской церкви почти 50 лет находился архив Дальнего Востока.

О том, когда архив занял старинный православный храм, почему это произошло и что помнят о внутреннем убранстве бывшие сотрудники архива, рассказываем в нашем материале.

Воскресенская церковь. Современный вид.
Фото: Серафима Кузина, из архива издания

Воскресенская церковь, знаменитый храм Томска, была закрыта в 1936 году, во время «безбожной пятилетки». Существует версия, что декрет именно с таким названием с конкретными задачами по искоренению религии был подписан Сталиным 15 мая 1932 года. Подтвердить наличие документа исследователям пока не удалось, но сама фраза «безбожная пятилетка» стала озвученным в 1932 году лозунгом Союза воинствующих безбожников во главе с Емельяном Ярославским. Речь шла о том, чтобы «забыть имя Бога» в СССР к 1 мая 1937 года. Запомнился этот период подъемом атеистического движения и массовым закрытием церквей, костелов, мечетей, синагог, молитвенных домов, а также арестами священников.

Советский журнал «Безбожник» 1920-х годов, показывающий, как боги авраамических религий подавляются коммунистическим пятилетним планом. 1929 г.
Фото: wikipedia.org

После закрытия здание Воскресенской церкви переоборудовали под общежитие рабочих-строителей, потом в нем располагались гараж и зерносклад, какое-то время — тир НКВД, а с 1955 года — Центральный государственный архив РСФСР Дальнего Востока. Правда, именно благодаря размещению там архива удалось максимально сохранить внешний облик постройки — здание не было заброшено и не превратилось в руины.

Воскресенская церковь, 1950–1960 гг. На фото видно, что на территории отсутствуют ворота, ограда и звонница.

Также повлияло и то, что в 1977–1979 гг. Минкульт РСФСР выделил средства на восстановление фасадов Воскресенки. Внутренние работы не проводились из-за ценных архивных документов, хранящихся внутри. Реставрацией наружных стен тогда занимался Сибирский филиал института «Спецпроектреставрации» в Томске. В 1980-х годах по их проекту были также позолочены кресты, восставлена ограда и благоустроена территория вокруг храма.

Переезды архива

Спуск по Октябрьскому взвозу. 1950–1960 гг.

Бывшая сотрудница дальневосточного архива Галина Кан пришла работать туда методистом в ноябре 1984 года, позже дослужилась до должности начальника отдела научно-справочного аппарата. С архивом Дальнего Востока связана не только ее взрослая жизнь, но и детство. Родители Галины Исааковны — Исаак Абрамович и Елена Максимовна Меломед — работали в томском архиве Дальнего Востока. Папа был начальником отдела, долгие годы занимал должность заместителя директора по научной работе. Мама тоже работала в архиве, хотя и недолго:

— Я родилась в 1948 году, мои родители тогда работали в архиве Дальнего Востока, который размещался сначала в знаменитом Мучном корпусе на площади Ленина, — рассказывает Галина Исааковна. — Мне всегда родители говорили: «Вот тут мы жили, вот тут ты родилась», — и показывали это место, где была их рабочая комнатка при архиве, которую отцу, как начальнику отдела дали, потому что негде было жить. Там в то время, когда мне это рассказывали, в 60-е годы, уже находился «Детский мир», была лесенка, ведущая на второй этаж, и слева [от нее на втором этаже] — наша угловая комната.... Поэтому я историю архива немного знаю с момента своего рождения еще и по тем данным, которые есть в истории семьи. Отец потом с некоторым перерывом работал в этом архиве, много лет был заместителем директора по научной работе. Примерно в 1980-е годы, как раз перед моим поступлением туда, он ушел на пенсию.

Фасад Воскресенской церкви. 1960–1970 гг.

По словам Галины Исааковны, в здание Воскресенской церкви документы частично переехали из Мучного корпуса только в самом начале 50-х. В основном там располагались наиболее ценные материалы Приморского и Хабаровского краев. Другая часть архива хранилась в здании современного Центра документации новейшей истории Томской области на ул. Карла Маркса, 26 (подобнее о его истории читайте по ссылке).

— В 1948 году, когда отец там работал, часть архива находилась на Карла Маркса — они были «принимающей стороной». Документы начали поступать в Томск еще до войны. Где-то в 30-е годы (ЦДНИ ТО уточняет на своем сайте, что в 1935-1937 в Томск и Минусинск поступило 100 тысяч архивных дел, с началом войны прибыло еще 180 тысяч — прим. авт.) их принимал Государственный архив Томской области. Когда документов накопилось много, в 1943 году было принято решение о создании архива Дальнего Востока, — рассказывает Галина Кан.

Октябрьский взвоз 10. Воскресенская церковь

В 1967 году, еще перед поступлением в вуз, Галина Исааковна успела поработать архивно-техническим работником как раз в недавно занятом церковном здании. А позднее вернулась в этот архив уже в 1980-х.

Жизнь на новом месте

Архив Дальнего Востока в здании Воскресенки. 1980-е гг.

Галина Исааковна вспоминает, что переехавший в Воскресенскую церковь архив занял оба ее этажа (в церкви исторически были два придела — верхний и нижний). На первом находилась рабочая комната с четырьмя столами и хранилище, на втором — только хранилище. Соединяла их небольшая лесенка:

Галина Кан
работала в архиве Дальнего Востока с 1984 года

Из холла на первом этаже, где у нас сидел за длинным деревянным столом вахтер, мы поднимались по узкой лесенке на второй этаж. Центральная дверь была закрыта туда. С левой стороны от входа — он располагался справа от крыльца (современный вход в нижний придел — прим. авт.) — была рабочая комната архивно-технического сотрудника, который выдавал документы и принимал заказы. А справа находилось хранилище, дверь туда была металлическая. Там находились деревянные стеллажи, примерно в три этажа каждый. На третью полку уже трудно было вручную со своего роста достать, подставляли лесенки.

По словам Галины Кан, все свободное место в церкви занимали стеллажи с коробками, где и хранились документы. Материалов было много, чтобы найти нужное дело, каждый раз приходилось отыскивать нужную коробку, а потом доставать из нее дела. В опубликованной на сайте ЦДНИ ТО докладной записке о создании Центрального государственного архива РСФСР Дальнего Востока указано, что к 1943 году в Томск было перевезено 250 тысяч дел и «в ближайшее время» планировалось разместить еще более 700 тысяч.

Докладная записка о создании Центрального государственного архива РСФСР Дальнего Востока

Бывшая сотрудница архива, а сегодня заведующая сектором информационно-поисковых систем и автоматизированных архивных технологий в ЦДНИ ТО Оксана Репина, тоже вспоминает, что все пространство церкви во времена размещения архива «до самого купола» было занято стеллажами хранилища:

— Я пришла туда работать в 1987 году. Тогда директором был Юрий Данилович Долгин. Мне было 19 лет, я только что закончила 1 курс исторического факультета на заочном отделении. В университете увидела объявление о том, что требуется научный сотрудник в архив. Меня приняли, и я стала заниматься научно-справочным аппаратом. Мы писали каталожные карточки, занимались каталогами и описями. В Воскресенской церкви располагалось хранилище. Оно было не перестроено, просто приспособлено: каких-то лестниц или полов в нормальном понимании там не было, местами лежали длинные доски. Хранители ходили по этим временным настилам и вручную приносили толстые дела, — рассказывает Оксана Петровна.

Одно из самых ярких ее воспоминаний за годы работы в архиве связано с иностранцами. Очень часто вместе с сотрудниками в рабочем кабинете на Воскресенской горе писали свои диссертации, проводили исследования ученые-историки не только из томских вузов, но и со всей Сибири и Дальнего Востока. Однажды, уже перед переездом архива, в Томске побывала делегация из Южной Кореи:

Оксана Репина
работала в архиве Дальнего Востока с 1987 года

Мы с ними на каком-то ломаном английском общались. Помню, тогда в архиве был прямо аврал: срочно все покупали какие-то наряды, готовились как-то. Они интересовались документами на корейском языке, а никто в архиве, конечно, корейского не знал. Мы просто выдавали эти документы, они копировали, а, по сути, содержание этих документов мы могли знать только по заголовку, который там был приблизительно приведен, — вспоминает Оксана Репина. — Мне кажется, их тогда было пять-шесть молодых людей с очень большим количеством всякой техники, которой мы в глаза раньше не видели. Камеры, какие-то копиры — мы этого вообще не знали, не понимали даже, что это такое. Но когда корейцы уехали, нам хорошо заплатили за их прием, и мы купили в архив первый ксерокс. Совсем большой — он даже стоял в отдельной комнате.

Как вспоминают обе бывшие сотрудницы дальневосточного архива, никаких следов того, что в здании когда-то была церковь, они не замечали. Только среди сотрудников ходили какие-то обрывочные рассказы да отделочники, проводившие ремонт, рассказывали, что видели части старых фресок:

— Там ничего не напоминало о том, что в помещении раньше была церковь. Здание стандартно, по-советски отремонтировано, панели масляной темной краской покрашены, столы рабочие. Только окна сводчатые остались и потолок, — рассказывает Оксана Репина. — Ни канализации, ни водопровода в здании не было. Нам приходилось пользоваться всеми удобствами на улице. Так было всегда, но сейчас нельзя с точки зрения традиционных церковных устоев, а тогда было нельзя, потому что это историческое здание, его как раз в этот момент довольно серьезно отреставрировали. Я пришла — там уже не было никакой разрухи.

— Дворик был такой же, как сегодня — просторный, чистый, но, конечно, без всех атрибутов, которые позднее появились: без памятников на территории и колокольни. Как раз где-то в конце 80-х нам сделали ограду. В летнее время мы с удовольствием выходили на улицу, чтобы подышать, подождать, когда, например, уборку сделают, — добавляет Галина Кан.

Ремонт Воскресенской церкви. 1970–1980 гг.
Церковь уже после ремонта. Появилась ограда. Автор неизвестен. 1987 г.

Единственным местом, по словам Галины Исааковны, которое в Воскресенке оставалось бесхозным, была колокольня. Вход туда сотрудникам был запрещен, но однажды ей удалось на нее подняться:

— В районе второго яруса нашего архива была дверка, которая вела на колокольню, ход туда был узкий, с высоченными ступенями. Я по ним однажды поднималась на колокольню. Она была в заброшенном состоянии: какие-то доски лежали, чтобы ограничить доступ снегу, чтобы не поступала вода в хранилище, какие-то балки металлические встречались по ходу — они были ниже человеческого роста и обмотаны мягкими одеялами, чтобы не удариться головой.

Снова в путь

В начале 1990-х уже активно обсуждалась передача здания Воскресенки обратно церкви. Как рассказывает Галина Кан, в мае 1991 года по этому поводу в Томск приезжал епископ Русской православной церкви Алексий II в сопровождении большой свиты церковных служащих:

— Они осматривали территорию, говорили о том, что уже принято решение: архив будет переезжать и надо восстанавливать здание. Мы, сотрудники, кто был тогда в здании, вышли на улицу их встретить, поклониться, даже наша директор Лозовая ручку ему поцеловала. Но фотографировать я не осмелилась без разрешения, хотя это была такая красивая картина — на зеленом фоне, свита в таких красивых одеждах.

Из буклета «Православные храмы Сибири». Издание Западно-Сибирской Христианской Миссии. 1992–1993 гг.
Фото: pastvu.com

Решение о том, что архив переедет во Владивосток, было принято в конце 1991 года. Тогда часть сотрудников сократили, а часть перевели работать в образовавшийся ЦДНИ ТО. По словам бывших сотрудниц, переезд начался почти сразу же и затянулся на долгие годы:

— На момент, когда начали все перевозить — в 1992 году — я работала уже в центре. Одна наша сотрудница, главный хранитель фондов Светлана Яковлевна Борщева, занималась этим до последнего вместе с Людмилой Леонидовной Лозовой. И, наверное, до 2009 года шел переезд. У них там на месте документы до сих пор в коробках стоят. Мы тогда больше всего переживали за то, что на многие годы часть материалов вообще будет изъята из использования. Так оно и произошло. Хотя там, конечно, многое делают, чтобы вернуть дела обратно [в оборот], — рассказывает Галина Исааковна.

— Я тоже застала момент, когда архив начали упаковывать в коробки. Привлекали всех желающих и оплачивали это. Затем начали сокращения научных сотрудников, а после [в штате] остались директор, главный хранитель, бухгалтерия и какие-то вспомогательные службы, которые уже занимались конкретно упаковкой и отправкой по вагонам, — отмечает Оксана Петровна.

Как добавляют Галина Кан и Оксана Репина, из Томска архив уехал на Дальний Восток в таком же составе, что и прибыл. После в здании начался внутренний ремонт.

Воскресенская церковь. 2000 г.

Больше интересных деталей об истории Воскресенской церкви — в нашем спецпроекте к 220-летию здания.

Текст: Алёна Попова

Подписывайтесь на наш телеграм-канал «Томский Обзор».

Город

Сколько на Воскресенской горе сохранилось старинных печей?

17 апреля 2024
Томские новости

Томские фонтаны заработают к первому мая

5 апреля 2024
Томские новости

В Томске во время ремонта томской поликлиники нашли два старинных письма

10 апреля 2024
Томские новости

В Томске меняют табло с временем прибытия общественного транспорта

12 апреля 2024
Томские новости

Из проекта приказа о границах исторического поселения Томска исключены все объекты культурного наследия

22 апреля 2024
Город

В Томске пытаются отменить ограничения на использование материалов в зонах охраны. Что не так с этой идеей?

12 апреля 2024
Томские новости

В Томске появился новый арт-маршрут с заплатками о литературной истории города

19 апреля 2024
Рассказано

Крячков и Лыгин против конструктивизма. Как в Томске студенты СТИ боролись за признание «новой» архитектурной школы

11 апреля 2024
Люди

Сохранить историю. Как в 1990-е годы инженер-конструктор Владимир Кирсанов помогал восстанавливать томские здания

2 апреля 2024