18+
18+
Интервью, Книги, Книги в Томске, Люди, Медицина и здоровье, Томск Кобякова СибГМУ ЗОЖ, биохакинг, инстаграм кобякова ЗОЖ, биохакинг, инстаграм. Ольга Кобякова о своей первой книге и медицинском просвещении в интернете

ЗОЖ, биохакинг, инстаграм. Ольга Кобякова о своей первой книге и медицинском просвещении в интернете

У нее почти 40 тысяч подписчиков в Инстаграме, степень доктора медицинских наук и EMBA по стратегическому менеджменту в Кингстоне плюс свежеизданная книга о здоровом образе жизни. А еще Ольга Кобякова — первая женщина-ректор в истории университетского Томска.

О том, как найти при ее загрузке время на написание книги, кто ведет инстаграм ректора СибГМУ и почему стоит популяризировать биохакинг — в интервью для Томского Обзора.

У вас популярный блог в инстаграме — почти 40 тысяч подписчиков. Он взвешенный, профессиональный, и понятно, что вы сформулировали для себя основные принципы его ведения. На какие точки вы опираетесь, когда выбираете, о чем писать, о чем нет, что показывать и рассказывать читателям, а от чего отказаться?

— Вы правы. Я стараюсь быть взвешенной, потому что меня читают разные люди, студенты в том числе, и я не могу себе позволить каких-то вещей, выходящих за рамки. О чем я стараюсь писать? У меня несколько направлений, которые я обычно освещаю. Первый принцип — чтобы они были интересны мне. Поскольку если я искренне интересуюсь предметом, то я могу им заинтересовать и донести о нем информацию так, чтобы и другим людям было интересно. Одна из тематик — это биохакинг и здоровый образ жизни. Это то, что меня очень живо волнует, то, что я пытаюсь донести до читателей. Здесь я очень четко стою на позиции доказательной медицины, поскольку вы знаете, сейчас интернет заполонили «фитоняши» и даже термин специальный придумали — «инстамедицина». Когда люди с отсутствием какого-либо мало-мальского — не то что медицинского — образования дают советы, назначают препараты, рекомендации — на мой взгляд, это неправильно.

Что с этим делать?

— Уже пытаются что-то делать. Но мне кажется, что врачебное сообщество у нас не совсем правильно себя ведет в этой ситуации. Отстает, поскольку врачи заняты, профессора заняты, все считают это ерундой. На самом деле, это никакая не ерунда — сфера влияния блогеров огромна, и количество их подписчиков зачастую составляет сотни тысяч, а то и миллионы людей. Представляете, на какую аудиторию они вещают? Ты никогда не соберешь в одном зале такую аудиторию! А их читают. Поэтому я считаю, что профессиональным людям нужно выходить в блогосферу и нужно доводить до людей достоверную информацию. Некоторые так и поступают — я знаю моих коллег, которые это делают. Но, к сожалению, нас пока не так много, по сравнению с «фитоняшами» и другими персонажами.
Я не сразу пришла к соцсетям, о чем жалею, потому что те люди, которые сообразили раньше — например, в 2010 году — они имеют сегодня другие результаты, другое количество подписчиков, другую аудиторию. Тем не менее, это очень серьезный канал влияния, общения, который (во всяком случае, пока) я не намерена бросать. Планирую развивать в меру возможностей, времени и так дальше.

Вам кто-то помогает с ним?

— Мне часто задают вопрос: «Кто вам пишет тексты в инстаграм?». Тексты я пишу сама — от начала и до конца. В чем мне помогают: во-первых, с точки зрения оформления — постинг-план, так называемый. Есть специальный человек, который подбирает фотографии. Я пользуюсь, по большей части, услугами профессионального фотографа, поскольку результат должен быть красивым. Кроме того, у меня есть люди, которые консультируют по продвижению. Всё. Что касается содержания, ответов на вопросы — это мое.

У вас есть «ваш» фотограф?

— С фотографами я работаю с разными. Несколько последних фотосессий — с Анной Нагайцевой, я считаю, что она гениальная. Но надо пробовать разных, поскольку у людей отличается видение, стиль. Как любой девушке, мне надо, чтобы было красиво, а еще чтобы было... нестандартно, что ли. На самом деле, когда фотосессии идут с определенной периодичностью, это сделать достаточно сложно. Затем и нужны талантливые фотографы, которые сами придумают, как это сделать. Мне самой фотосессии не нравятся вообще, я их ненавижу всей душой. Для меня это огромная каторга, потому что сначала макияж столько-то часов, потом прическа, потом столько-то часов фотосессия — это день выпал! Но я понимаю, что есть правила игры: если ты хочешь иметь приличный блог в инстаграме, значит, они нужны.

Сайт свой не планируете заводить?

— Сайт нет, я подумываю о канале в ютюбе. Но пока у меня на это чисто физически нет ни времени, ни сил. Соцсети — живой организм, меняющийся. Мы помним время огромной популярности Фейсбука, сейчас вот Инстаграм. Одно время Телеграм набирал обороты, считалось, что всем туда надо идти. Завтра, возможно, появится что-то еще.

Кого из коллег, кто уже ведет блоги и кто обзавелся большим количеством подписчиков, вы бы отметили?

— Я скажу о тех людях которых читаю сама: это Кирилл Маслиев, молодой московский доктор — «Главный по ЗОЖ». Он сугубо профессионально, с акцентом на доказательную медицину, освещает все новинки ЗОЖ, следит за ними. Зухра Павлова — доктор-эндокринолог, anti-age-специалист. Она тоже доносит очень достоверную информацию. Ну и в своей книге я пишу — и сама являюсь ее поклонницей и последовательницей — о Светлане Юрьевне Калинченко, профессоре клиник Калинченко. Ее я тоже читаю.

Что касается биохакинга — у него не очень позитивное на данный момент реноме. Тот же Сергей Фаге со своими высказываниями на эту тему, как мне кажется, весьма неоднозначен. А как вы понимаете биохакинг?

— Ну, прежде всего, Сергея Фаге я считаю великим популяризатором биохакинга и ЗОЖ. Столько, сколько «полоскали» его, не «полоскали» никого! И это здорово, поскольку он, на самом деле, поднял тему и высказал свое видение, взгляды на жизнь, никому не навязывая их. Но тема, благодаря ему, обсуждается уже более двух лет, насколько я знаю. На самом деле, в биохакинге ничего плохого или вредного нет, и свою задачу я вижу в том числе, чтобы популяризировать это движение. Ведь что такое биохакинг — это улучшение качества и увеличение продолжительности жизни людей. Всё. Большинство людей воспринимают его как какие-то таблетки, инъекции и что-то еще, но на самом деле, нет. Поскольку биохакинг включает в себя несколько направлений, и препараты с биодобавками — только одно из них. Но прежде всего, это регулярное медицинское обследование — если хотите, ежегодная диспансеризация (для того, кто помладше — раз в 2-3 года), которую мы все должны проходить. Это первое и главное для того, чтобы обнаружить те проблемы, которые у вас есть со здоровьем, если они есть, и своевременно начать их решать либо предупреждать. Второе — это правильное питание, точнее, пищевое поведение. Это ни в коем случае не диеты, которые всегда временная мера, а именно постоянное поведение, которое вы для себя должны выработать и следовать ему всю жизнь. Третье — это физическая активность. Движение — это жизнь, его отсутствие — это смерть. И тоже целая наука. Физическую активность надо правильно подобрать. Нагрузки не должны быть изнуряющими. Я, например, против триатлонов и марафонов, поскольку в большинстве случаев они наносят вред организму. Далее — сон. Очень важно достаточно спать, и очень важно правильно спать. Поскольку, если вы все остальное будете делать правильно, а спать — нет, то все окажется бессмысленно. Следующее — ваше психическая, эмоциональная, ментальная сфера. То есть то, насколько вы удовлетворены собой, своей жизнью, окружающей средой и только потом, в самом конце, идут какие-то биодобавки, препараты и так далее. Что плохого в биохакинге? Кстати, Сергей преподносит биохакинг именно в таком ключе, но на мой взгляд, он несколько переборщил с таблеточками. Но тут уж личное дело каждого.

Сложно ли вам продвигать такие взгляды в своем окружении? Потому что одно дело, когда это идет на какую-то внешнюю аудиторию, и другое — когда это семья или близкие люди. Насколько они готовы воспринимать вашу позицию по этому вопросу?

— Большинство окружающих меня людей со мной смирилось. У меня есть определенные успехи на этом поприще — я всегда привожу этот пример, поскольку он мне разрешает. Это Иван Анатольевич Деев, заместитель губернатора Томской области по социальной политике. Он за 2 года похудел на 40 кг и привел себя в порядок, полюбил спорт благодаря моему пагубному влиянию. Есть и другие люди, мои сотрудники, знакомые, которым я привила любовь к физической активности или выгнала обследоваться. Желание делиться знаниями и своим опытом было всегда. Но я зачастую сдерживаю себя, чтобы не делать людям замечание, когда они тащат в рот что-то сладкое либо проводят очень много времени за компьютером. Не всем это нравится, не всем нужны такие замечания. В этом смысле, написать книгу, как мне однажды подсказали, оказалось предпочтительнее. В ней я изложила свои взгляды на жизнь. И те, кому будет интересна моя точка зрения, познакомятся с ней в книге.

Много времени ушло на написание?

— Много. Больше года, причем так как это не основной род занятий, я писала вечерами, ночами, новогодними праздниками и выходными, поскольку другую работу никто не отменял. Сначала давалось очень тяжело — первую главу я переписывала раз 12, не меньше, поскольку нужно было перестроиться с наукообразного на человеческий язык. Это очень непросто.

Издателя быстро нашли?

— Нет, с издательствами у меня сложилось не с первого раза. Раза с третьего только. Был момент, когда я расстроилась и решила, что никому моя писанина не нужна. Но потом в издательстве АСТ текст нашли интересным, самобытным и полезным, и дальше мы стали работать с редактором — уже на стадии готовой книги.

А долго ли вы общались с издательством и как складывалось это общение?

— Посылаешь несколько глав в издательство (одну они не берут), а там либо главный редактор, либо редакционный совет оценивает, подходит книга или нет.

В какой момент они подключают специалистов из той сферы, о которой пишет человек?

— В моем случае это было так: мне было предложено найти научных редакторов самостоятельно, из числа тех людей, которых я считаю компетентными. Я это и сделала. Пригласила Елену Юрьевну Пьянкову, это главный эндокринолог Хабаровского края и в настоящее время один из лучших в нашей стране специалистов по anti-age. А второй была Елена Михайловна Редченкова, это нарколог с более чем 35-летним стажем, долгое время возглавляла Томский областной наркологический диспансер. С ней я выверяла все, что касается алкоголя и вредных привычек, поскольку тут надо быть очень точной, чтобы никого не ввести в заблуждение.

А с кем работали в издательстве?

— Там я первоначально общалась с редактором, это Елена Преображенская. Она прочитала книгу, после чего попросила добавить некоторые моменты. В частности, речь шла про электронные сигареты, вейпы и другие штуки, которыми народ сейчас очень сильно увлекается. Первоначально я это не включила, а потом согласилась с редактором и решила, что это действительно важно. Еще один момент, который для меня, как врача, кажется абсолютно однозначным, касался автоматических наружных дефибрилляторов. А для людей, как мне подсказала редактор, зачастую непонятно, что это за такая штука, которая бьет током и пугает. Соответственно, я описала, почему их не надо бояться и почему тот закон, который сейчас находится на рассмотрении в Государственной думе, очень полезен и нужен.

По поводу доступных дефибрилляторов?

— Да. За рубежом они очень широко распространены в общественных местах: на вокзалах, в аэропортах, паркингах, ресторанах, где угодно. То есть, как у нас пожарные краны, так у них эти дефибрилляторы.

На ваш взгляд, могут ли у нас их все-таки одобрить?

— Думаю, что да. В первом чтении этот закон уже прошел, это вопрос довольно близкого времени.

Насколько вас захватил опыт писательства и хотелось бы его повторить?

— Знаете, пока желания садиться и писать срочно вторую-третью книгу у меня нет. Повторюсь, процесс трудоемкий и занял у меня больше года. Возможно, есть люди, которые делают это быстрее, но в моем случае все не так. Это с одной стороны. С другой стороны, стоит писать книгу, когда тебе есть чем поделиться. Если такой момент в моей жизни настанет еще раз, то я, наверное, сделаю это еще раз. Второй раз точно будет проще.

А что было бы для вас весомым результатом — количество проданных книг, отзывы на нее или что-то другое? Что позволит ощутить то, что это успех?

— Поскольку я писатель начинающий, мне сложно сказать, что будет здесь мерилом удовлетворения. Наверное, количество проданных экземпляров, поскольку этим измеряется успех издания. Тираж моей книги первоначально составил 7000 экземпляров. Как мне объяснили в издательстве, это очень хороший тираж, поскольку обычно начинают с 2-3 тысяч. Для сравнения — первоначальный тираж книги про лицо Тины Канделаки составил 10 тыс. экземпляров. Конечно, мне будет лестно, если книга будет пользоваться популярностью, если она принесет какую-то пользу. Но с точки зрения какой-то материальной отдачи, конечно, ожиданий нет.

Как планируете продвигать книгу?

— Для меня продвижение книги — это очень интересный опыт, поскольку я совсем из другой сферы, а это целый отдельный мир, как оказалось. Уже на стадии, когда книга готовилась к выходу, со стороны издательства подключились маркетологи, специалисты по продвижению, там своя технология, свои законы и порядки. То, что зависит от меня — буду использовать интернет, в той части, в которой мне это доступно. Мой блог в инстаграме и фейсбуке, мои читатели, которым я интересна, соответственно, есть вероятность, что и книга будет им интересна. Плюс очные встречи с людьми — с рассказами о своей философии. Я подготовила одноименный мастер-класс, он так и называется «Здоровье без фанатизма». Если людей это заинтересует, то с какой-то долей вероятности они купят и книгу.

Будет ли в Томске встреча с читателями?

— Будет обязательно. Первая встреча состоится 18 октября в 18.00 в магазине «Петр Макушин». Буду подписывать книги и отвечать на вопросы. Планирую встречи в Москве, но в привязке к моему командировочному графику — я не могу себе позволить гастролировать отдельно, чтобы продвигать книгу.

Интервью: Елена Фаткулина

Фото: Анна Нагайцева

Тэги/темы:
Комментарии для сайта Cackle