18+
18+
Городские истории, Дороги, Краеведение, Томск исторический, Томские вырезки, дтп пдд томск старые газеты дороги извозчики Не ставьте экипаж на тротуар. ПДД и ДТП в старом Томске

Не ставьте экипаж на тротуар. ПДД и ДТП в старом Томске

Противостояние пешеходов и водителей актуально всегда. Сегодня пешеходы ругают автовладельцев, раньше — кучеров и ямщиков. И те и другие сетуют на дороги и тротуары.

Движение в Томске на рубеже XIX–XX века было весьма интенсивным, а правила для его регулирования большинством, к сожалению, не соблюдались. Проблему «сумасшедшей езды» отразила дореволюционная пресса.

Правила гужевого движения

Площадь у часовни Иверской иконы Божией Матери
Из фондов ТОКМ

Свои правила езды по городу были уже в дореволюционном Томске. С учащением наездов на пешеходов в 1885 году полиция выступила с заявлением на страницах «Сибирской газеты».

В заявлении отразили предписание «Его Превосходительства Томского Губернатора»: ездить умеренной рысью, «ни в каком случае не была терпима езда в перегонку», становиться в один ряд вдоль тротуаров при остановке на улицах, не допускать к управлению малолетних или «по наружному виду неспособных к исполнению этого дела», при движении обозов через каждые три запряжки оставлять «разрыв для проезда поперек» не менее двух парных экипажей. Управляющим лошадьми нельзя было при остановке сходить повозок.

Предписание губернатора вводило и ряд правил для пешеходов — запрещалось на тротуарах носить громоздкие вещи, ушаты с водой, возить сани и тележки с поклажей. Интересно, что также запрещалось кататься по тротуару на коньках.

От Томскаго Полицiймейстера//Сибирская газета. — 1885. № 3 — 20 января

ДТП в городе чаще всего происходили с участием детей, которые неосмотрительно перебегали дорогу. Так, в «Сибирской газете» за 1881 год писали: «На той неделе, извозчик стоптал мальчика, несшего из типографии связку газет, и проехал по нем санями». Подобные случаи происходили в городе довольно часто:

Хроника //Сибирская газета. — 1881. № 43– 20 декабря

Наезды на детей неосторожными «водителями» вызывали сильное негодование очевидцев — иногда чуть ли не доходило до самосуда. «Сибирская газета» описала такое происшествие: «В воскресенье, 20 января, произошел опять несчастный случай вследствие неосторожной езды — какой-то саврас смял мальчика. Народ был сильно возмущен этим происшествием и, по всей вероятности, учинил бы с седоком и кучером расправу, если бы к этому времени не подоспела полиция, которая и арестовала виновных» (Хроника //Сибирская газета. — 1885. № 4).

Страдали от «бешеной езды» не только пешеходы, но и сами лихачи. Одно из таких происшествий описывает «Сибирская жизнь».

Последствия бешеной езды//Сибирская жизнь. — 1897. № 265– 11 декабря

Лихой извоз

Набор фотографий «Виды города Томска». 1897 г. Фотограф В.А. Петкевич
Из фондов ТОКМ

Городской транспорт в дореволюционной России был в руках извозчиков. Особенно много крестьян с повозками хлынуло в город после отмены крепостного права. К 1903 году в Томске было зарегистрировано 1359 извозчиков. У них были специальные номерные знаки разной стоимости: легковые платили — от 8 до 16 рублей, ломовые — от 1 до 4 рублей.

Часто извозчиками становились, когда не хватало средств для «обеспечения собственных нужд». В «Сибирской правде» писали, что ряд волостей Томской губернии зарабатывал лишь «извозом и ямской гоньбой».

Здание бесплатной библиотеки. 1897 год
Из фондов ТОКМ

«Правила для извозчиков» и «Правила для содержателей общественных карет» ввели в Российской империи лишь к концу XIX века. Они обязывали получать специальные разрешения, проводить «техосмотр» экипажей, ремонтировать старые. Также извозчикам предписали возить покрывало для пассажиров на случай непогоды, в ночное время — на экипаже должны были зажечь фонари.

Больше фотографий томских извозчиков смотрите в выпуске «Фотофонда».

Правила не всегда соблюдались даже в столице, не говоря о провинциях. В Томске, по новостям дореволюционной прессы, извозчики были главной опасностью на дорогах — мчались «наперегонки», чуть не сбивая прохожих.

Часто извозчики грубили клиентам, ругались, если прохожие отказывались от услуг. В «Сибирской газете» за 1885 год описали это явление: «Не раз обращали мы внимание на безобразия извозчиков, проявляющиеся или в форме ругани во время стоянки их на бирже или в форме неприличных выражений, обращенных к публике, отказывающейся от навязываемых ими услуг. Неужели нет мер прекратить подобные выходки?» (Городскiя известiя//Сибирская газета. — 1886. № 17– 27 апреля. — С. 527.).

Набор фотографий «Виды города Томска». 1897 г. Фотограф В.А. Петкевич
Из фондов ТОКМ

Полицмейстеры считали же, что «нравственными своими качествами» извозчики удовлетворяют требованиям, охраняющим жителей города от «самоволия, бесчестных поступков и нахальных выходок». В 1897 году о работе извозчиков стали формировать «отзывы», по которым выдавали разрешения.

Иногда доставалось и извозчикам — так, в 1881 году одного перепутали с «кошевником» и застрелили.

«Кошевники» — грабители 19 века. На санях они арканили жертву, затягивали в кошевку (полузакрытые сани) и обирали. Иногда — волочили по земле и уезжали в тихое место. Как правило, такие случаи кончались смертью жертвы.

Хроника//Сибирская газета. — 1881. № 26– 23 августа;

Городскiя известiя//Сибирская газета. — 1886. № 41– 19 октября

Городскiя известiя//Сибирская газета. — 1887. № 1– 4 января

Были в дореволюционном Томске и любители «даровой езды». В газете «Сибирская жизнь» в 1899 году опубликовали заметку: «В новый год по улицам г. Томска с особенным шиком разъезжала на извозчиках какая-то модно одетая дама в ротонде с бобровым воротником и маленькой шапочке… после нескольких часов бешеной езды дама всегда подъезжала к д. №7 по Нечаевскому переулку, входила во двор и бесследно пропадала. Можно себе представить положение извозчиков, которые после нескольких часов праздной езды возвращались домой без какого-либо заработка. Так было за время праздников несколько раз, и дама всегда благополучно исчезала через проходной двор… Третьего дня эта дама снова появилась на томском горизонте и после продолжительного катания подкатила к д. №7, но на этот раз попала в западню: предусмотрительный хозяин во избежание недоразумений и скандалов загородил проход на другую улицу… любительница даровой езды после нескольких попыток перелезть через заплот должна была спрятаться. Потерявший всякое терпение извозчик вместе с подъехавшим случайно товарищем пошел в ограду, где и была обретена изящная дама около злодейской загородки спрятавшейся в сугробе снега. Извозчик, как умел, пригласил даму в полицию, но после обмена более миролюбивыми нотами, дама была усажена в экипаж и извозчик лихо помчал ее в противоположную от полиции сторону» (Любишь кататься — люби и саночки возить//Сибирская жизнь. — 1899. № 7 — 10 января. — С. 7).

ул. Магистратская, конец XIX в.
Из фондов ТОКМ

В 1895 году в городе чуть было не появились «маршрутки». Предприниматель Шадрин хотел завести в город дилижансы и уже по первому снегу начать работу. Он предложил маршрут от ворот университета до заимок. В дилижансах он хотел перевозить по 10 человек за раз. Городская управа сочла нужным разрешить Шадрину устройство дилижансов, но сам он в итоге отказался по неизвестным причинам.

«Парковка» в неположенных местах

Епархиальное училище. Лист из альбома «Виды Томска и Алтая». 1910 год
Из фондов ТОКМ

Жаловались в городе не только на нарушения скоростного лимита, но и на грязные, «непроходимые» улицы, «парковку» в неположенном месте. «Сибирская газета» за 1885 год описала: «Улицы Томска в настоящую пору, можно сказать, непроходимы и непроездны от грязи, даже в центре города» (Городскiя известiя//Сибирская газета. – 1885. № 40 – 6 октября. – С. 105).

Чаще всего в публикациях обращалось внимание на состояние тротуаров, которые становились опасными для пешеходов — пешеходы «чуть не по колено вязли в грязи». На части улиц тротуаров не было совсем.

Где тротуар все-таки был — вызывало сомнения его качество. Гнилые доски проваливались — пешеходы часто ломали ноги. Так, преподаватель реального училища Арронет в 1881 году за кафедральным собором провалился «в отверстие между досками тротуара и упал в глубокую канаву, наполненную водой». Преподаватель «отделался» сильным ушибом ног.

Богородице-Алексеевский мужской монастырь
Из фондов ТОКМ

Самым трагичным «тротуарным» происшествием стало падение в яму студента медицинского факультета. Студен был пьян и упал несколько раз в канаву: в первый раз за вечер — отделался легкими ушибами, во второй — повредил спинной мозг и был «разбит параличом».

В газетах отмечали, что с проблемами пешеходы сталкивались и зимой — тротуары практически не очищались от снега. Иногда сугробы поднимались до второго этажа зданий.

В 1912 году в «Сибирской правде» писали: «Езда по некоторым улицам прямо невозможна, например по Бульварной, против Аполлинариевской улицы наметена гора, на которую и с пустым возом трудно и небезопасно взобраться. На улицах появилось много ухабов. Тротуары в большинстве не очищены, получились такие наросты, гребни, по которым ходить невозможно. Казенные усадьбы очищают снег несвоевременно» (Сибирская правда. - 1912. 26 января). Очищать город от снега обязывали его жителей, но особого контроля за этим не было.

К слову, винили не только власть, но и состоятельных граждан — те не чистили территорию возле своих домов. Часто пешеходы, «особенно дамы», в дореволюционном городе шли по краю дороги, рискуя попасть под лошадь — лишь бы минуть скользкие доски.

Улица Дворянская. Задний фасад архиерейского дома. Лист из альбома Виды Томска. 1912 г.
Из фондов ТОКМ

На окраинах состояние дорог было еще хуже: извозчики часто не соглашались подвозить в отдельные районы людей, боясь разбить повозку или столкнуться с грабителями.

Стоит отметить, что дороги быстро чинили перед приездом высокопоставленных лиц. Так, в 1910 году полицмейстер писал городскому главе: «Сего числа мной был осмотрен предполагаемый путь следования премьер-министра статс-секретаря П. А. Столыпина, на днях ожидаемого в г. Томске, при чем мной найдено, что дорога от г. Томска до окружной психиатрической лечебницы требует немедленного исправления. Ввоз на гору Каштак, хотя и исправлен, но… самым поверхностным образом… Затем, дорога от горы Каштак до лечебницы местами требует значительного исправления, около же свечного завода необходимо произвести даже капитальный ремонт… прошу Вас, милостивый государь, сделать зависящее распоряжение о немедленном приведении дорог в указанных выше местах в надлежащий порядок».

Хроника//Сибирская газета. — 1881. № 37 — 8 октября. — С. 771

Хроника//Сибирская газета. — 1881. № 40 — 29 ноября. — С. 1119

Жить пешеходам мешали и любители парковки на тротуарах. Так, в «Сибирской газете» в 1882 году писали: «…Так, например, обычай становиться экипажам на тротуаре в некоторых местах города и более всего у зданий городской думы, заставляет пешеходов сворачивать на середину улицы, что в особенности бывает неприятно во время грязи и снегов. Жители Воскресенской горы жалуются на то, что множество саней и лошадей, стоящих постоянно у дома доставщика, купца Кухтерина, затрудняют проход и проезд по улице» (Хроника//Сибирская газета. — 1882. № 2 — 10 января. — С. 35).

«Угнан экипаж»

Извозчик на ул. Миллионной
Из фондов ТОКМ

Были в дореволюционном Томске и свои «угонщики». Чаще всего конокрады «работали» в деревнях, но были и городские умельцы. В деревнях «агенты» продавали угнанных лошадей чуть ли не соседям — забирали деньги и потом сообщали, где привязана лошадь. Стоит отметить, что обманывали покупателей редко.

В деревнях конокрадов часто знали в лицо, но для суда преступление нужно было еще доказать. Крестьяне нередко шли на самосуд. Так, в «Сибирской газете» описали случай убийства четырех татар:

Крестьяне тотчас сообразили, что это и есть самые-то конокрады и, переговорив между собой, послали одного из товарищей в деревню известить общественников о случившемся. Не прошло и получаса, как мужики, бабы и подростки, человек до шестидесяти, с кольями, вилами и т.п. орудиями, с шумом и бранью явились к злополучному костру и без всяких разбирательств стали бить несчастных татар. Остервенение было ужасное, от татар не оставалось живого места, они давно были трупами, а их все били ничего не помнившие мужики…

Сибирское обозрение//Сибирская газета. — 1882. № 52 — 26 декабря. — С. 1353

Часто лошадей крали рядом с общественными банями. В 1882 году в газетах предложили обязать содержателей бань иметь своих караульных, ссылаясь на высокую выручку предпринимателей.

Хроника//Сибирская газета. — 1882. № 50 — 12 декабря. — С. 1286

Воровали лошадей и у посетителей магазинов:

Хроника//Сибирская газета. — 1881 № 4

Воровали не только лошадей и повозки, но и скарб пассажиров. Так, в «Сибирской правде» встречается описание «трюка», к которому прибегали подростки — цеплялись одной рукой за повозку, а другой «ревизовали» карманы (Сибирская правда. — 1909. 14 февраля).

Люди жаловались на то, что пойманным похитителям часто все сходило с рук. В «Сибирской газете» писали: «Многие жалуются на кражи и угон лошадей. Конокрады, хотя и попадаются в руки полиции, но почему-то вывертываются. Так, недавно у некого Муковозова угоняют лошадь в упряжи и с кошевой, в который были разные виноградные питья. Через несколько дней покраденная лошадь находится у известного Давыдки. Его арестуют, но… он теперь занимается тем же, а потерпевший и еще кто-то получили отступное».

Текст: Александр Мазуров, Анастасия Кураленко

Источники:

1) Обзор Томской губернии за 1883 год. — Томск: Губернская типография, 1884.

2) Обзор Томской губернии за 1884 год. — Томск: Губернская типография, 1885.

3) Сквозь века на страже порядка. Из истории органов внутренних дел Томской области (конец XVIII — начало XX в.)/ Т. В. Шульга, Н. П. Бондаренко, А. В. Шевчик, И. В. Чернова. — Томск, 2018.

4) История сибирского транспорта/ З.Б. Нагаева, Е.Ю. Озерова. — Томск: МИБС, 2005.

5) Жеравина А. Н. Томск второй половины XIX — начала XX в. (по материалам дореволюционной печати)/ А. Н. Жеравина; [под ред. В. П. Зиновьева]; Том. гос. ун-т. — Томск: Издательство Томского университета, 2010.

6) Сибирская газета. — Томск: Н. Толкачев: Редакция Сибирской Газеты, 1881-1888

7) Сибирская жизнь: газета политическая, литературная и экономическая. — Томск: П.И. Макушин, 1894-1919.

8) Сибирская правда, — Томск: орган томского отдела Союза Русского Народа, 1907-1915.

Тэги/темы: