18+
18+
Интервью, Креативные индустрии, Культура в Томске, Слова, Томск проект музей Бочкарева Рейснер ТЮЗ актеры Пер Энеруд Иванонова экскурсия театр «#Мария/Анна…17»: что увидят томичи осенью

«#Мария/Анна…17»: что увидят томичи осенью

АВТОР
Мария Симонова

Первый общий проект Томский краеведческий музей и театр юного зрителя представили осенью, когда появился документальный спектакль «Восстание».

В последних числах мая его сыграли в Москве на международном фестивале «Интермузей 2017». А театр и музей уже готовы воплощать в жизнь новую задумку — театрально-экскурсионно-выставочный проект, пока названный «#Мария/Анна…17».

Среди тех, кто косвенно причастен к затее — писатель и журналист, советник Посольства Швеции в России Пер Энеруд, побывавший в Томске этой весной.

О «Восстании» и фестивале «Интермузей»

Спектакль «Восстание» был создан на грант благотворительного фонда Владимира Потанина. Премьера «Восстания» прошла в сентябре. Режиссером спектакля стал Вячеслав Гуливицкий, сценографом — Алена Шафер, играют в постановке актеры ТЮЗа, пьесу написал Михаил Калужский. Работу признали одной из самых удачных из реализованных, поэтому пригласили на «Интермузей 2017». Правда, в Москве он прошел в формате читки, сыграть его по-другому не было технической возможности.

— Формат проекта мы сразу продумывали таким образом, чтобы зрители собирались на нашей экспозиции, посвященной переселенцам, а бы мы погружали людей в исторический контекст, — рассказал в ходе конференции, посвященной реализации нового проекта, директор краеведческого музея Святослав Перехожев. — Потом игрался спектакль и шло обсуждение. «Восстание» у многих вызывает сильные эмоции, обычно больше половины зрителей остаются пообщаться, ни разу разговор не длился меньше часа. Для нас это важно, это наша местная история.

После удачного первого опыта появилась новая совместная задумка. Чем сотрудничество интересно музею и театру?

— Много тем, работать с которыми только музейными средствами очень тяжело, не удается донести до человека информацию, — сказал Святослав Перехожев. — Репрессии, переселения — важно «зацепить» человека, чтобы он начал осознавать и рефлексировать по этому поводу.

— ТЮЗ — местный театр, томский, и мы всегда в поиске гения места, для нас очень важна связь с землей, где мы работаем, творим, — пояснил Владимир Казаченко, директор театра юного зрителя. — Вторая причина участия в подобных проектах в том, что в последние несколько лет я чувствую: из Томска потихоньку уходит жизнь. Это моя боль, я пытаюсь этому противостоять с помощью закрепления определенных вещей, связанных с нашей памятью, с тем, что здесь было прежде. Мы готовы помогать музею в такой работе, и из нашего сотрудничества может получится много хороших, добрых проектов.

Мария и Анна

Новая совместная история началась случайно:

— Мы с музеем ездили в Колпашево, и там мне попалась пьеса «Яшка» о Марии Бочкаревой, написанная нашим томским автором Геннадием Анкудиновым, — рассказала Алена Шафер, художник краеведческого музея, автор проекта. — Пьеса меня тронула, мы встретились с автором. С этого началась история про Марию Бочкареву. Я поняла: об этой великой женщине надо говорить. Стала искать материалы, людей, которые могли бы мне помочь. Познакомилась с биографом Марии Сергеем Дроковым, он живет в Москве. Он рассказал мне о Пере Энеруде, написавшем книгу о Бочкаревой. Я очень удивилась, что шведский писатель заинтересовался томской героиней. Мы стали общаться, я узнала, что в Швеции есть спектакль, где Мария — один из персонажей. О ней знают за границей. А в Томске, как я поняла, мало людей слышали об этой удивительной женщине. А важно о ней говорить, наш проект — это и будет такой разговор.

Мария Бочкарева (урождённая Фролкова) родилась в 1889 году в селе Никольском, в Новгородской губернии, но вскоре семья, надеясь спастись от нищеты, перебралась в Сибирь. Когда началась Первая мировая война, то расставшаяся с выпивающим супругом (Яковым, в честь него у нее и была кличка «Яшка») Мария Бочкарева решила вступить в ряды действующей армии. В Томске записать ее в 24-й резервный батальон военные отказались. Советовали идти на фронт сестрой милосердия. Но Бочкарева не сдалась, послала телеграмму царю и получила положительный ответ. Отправилась на фронт, и стала одной из первых русских женщин-офицеров, поручиком. Возглавляла «Женский батальон смерти», боролась против большевиков. О ней писали в своих романах Валентин Пикуль и Б. Акунин.

Вторая героиня проекта тоже связана с Томском. Это Анна Андреевна Иванова, жена Аркадия Федоровича Иванова, революционера, в честь которого в городе названа улица.

— Я стала искать информацию об Анне Андреевне, но ее мало. Удалось связаться с внуком Ивановых, Аркадием Вениаминовичем Левиным, ему 85 лет, он живет в Москве. Прочла его книгу «Лягушка в молоке», она меня потрясла. Это история любви, и она имеет отношение к Томску, — подчеркнула Алена Шафер. — Анна Андреевна — это девочка, которая в 16 лет встретила свою любовь, отправилась за любимым в Нарым, к комарам… «#Мария/Анна…17» — это не противостояние. Они жили в одно время, обе влюбились в 16 лет.

По форме проект будет экспериментальным. Задумано два спектакля. Один, о Марии Бочкаревой, будет идти в музее, в нем будут задействованы куклы. Второй, про Анну Иванову, будут играть в малом зале ТЮЗа. Оба — в один день. Дорога из музея в театр превратиться в экскурсию, ее подготовят люди из «Томсктуриста». Зрители побывают в тех местах, где жила Мария Бочкарева (в переулке Горшковском) и на улице Кононова, где сохранился дом, связанный с Аркадием Ивановым и его женой Анной, на нем есть мемориальная табличка (речь идет о доме № 4 — прим.ред.)

— То, что об этих двух женщинах не войдет в спектакль, будет рассказано на этой экскурсии, — сообщила Алена Шафер. — А в музее Марии и Анне мы посвятим экспозицию, так что проект намечается выставочно-театрально-экскурсионным. Сложно такой сделать, но я думаю, мы справимся.

Взгляд из Швеции

Прочитать книгу Пера Энеруда «Умрем героями» в России смогут немногие: для этого нужно знать шведский язык, на русский она не переведена. Зато Алене Шафер проекта удалось многое обсудить с Пером — специалистом, работавшем в архивах, изучавшим жизнь Марии Бочкаревой и документы, связанные с той эпохой. Пер впервые приехал в Томск, хотя название нашего города было одним из первых слов, которые он услышал на русском языке:

— Наш первый урок русского начался со фразы: «Вот карта СССР, вот Омск и Томск». Это все случилось в 1978 году, и вот спустя каких-то 39 лет я здесь! — рассказал Пер Энеруд. — Было неожиданно найти в Томске столько мест, связанных с моей героиней Марией. По-моему, за рубежом про Бочкареву написано гораздо больше, чем в России. Она была иконой раннего феминизма в США и Англии. В 1917 году Россия вообще привлекала внимание феминисток всего мира: как это, русская женщина получила право голосовать на выборах? Это вдохновило американских и английских феминисток. Там вопрос права голоса был тесно связан с военной службой, у них женщины не служили в армии. Случай Марии Бочкаревой привлек много внимания. Был такой резонанс в прессе! Феминистки даже специально приезжали в Петроград, чтобы с ней познакомиться. Маленькая крестьянская девочка, она стала знаменем мирового феминизма, и все это началось в Томске! В Америке о Марии писали: «Страна, которая способна родить таких женщин, как Бочкарева, никогда не может быть уничтожена». Сложно удержаться от того, чтобы не написать книгу о женщине с такой удивительной судьбой! Моя сделана в форме исторического репортажа. Я рассматриваю биографию Бочкаревой, привожу документы тех лет, которые нашел в архивах Швеции. Изучал, как писали шведской прессе про женщин-солдат.

Мария — не единственная героиня книги Энеруда. Автор решил, что будет интереснее рассмотреть две судьбы. Второй стала Лариса Рейснер. Она была совсем другой — моложе Марии, аристократка из Петрограда, с хорошим образованием. И тоже связана с Томском — ее отец был преподавателем в Императорском Томском университете.

— Я мечтал о том, чтобы они встретились, например, когда Мария Бочкарева продавала в Томске мороженое. А маленькая Лариса его у нее купила бы. Не знаю, возможно ли, чтобы в Томске в начале ХХ века аристократическая барышня покупала у бедной крестьянской девушки мороженое, — поделился Пер. — Они были так непохожи — одна аристократка, образованная, поэтесса, флиртовавшая со всеми поэтами Серебряного века и почти со всем руководством движения большевиков, и вторая — неграмотная крестьянка. Они из одной страны, одной эпохи, но из разных миров. И все же выбрали один и тот же инструмент освобождения — оружие.

В своей книге Пер рассказывает о детстве, юности двух женщин, о том, как они решили стать солдатами. Начинается рассказ с появления в бедной семье Леонтия третьей дочери, Марии. Хотя все ждали сына, того, кто сумеет поддержать отца-рыбака, помочь по хозяйству. Лариса рождается в Люблине, растет как маленькая принцесса, в богатой семье, где пуховые пледы, мыло и другие предметы роскоши той эпохи. А дальше случилась Первая мировая война, потом Гражданская, и жизни девушек переменились. На фронте они ведут себя по-разному. Лариса Рейснер утрированно сохраняет женственность, носит шляпы, а Мария превращается в мужчину, учится ругаться и плеваться, увольняет солдат, которые пытаются с ней флиртовать.

Обе героини Пера умерли в 30 лет. Хотя, когда погибла Бочкарева, точно неизвестно. Есть версии, что она спаслась от расстрела, но никаких документов, подтверждающих это, нет.

Вышла книга Пера три года назад, ее тираж 1,2 тыс. экземпляров, для литературы на шведском он считается хорошим. Ее номинировали на крупную национальную премию, но лучшим изданием нон-фикшн признали другую работу, также оказавшуюся связанной с Россией: отчет о дипломатических дарах в XVII веке.

Кто читает о Марии и Ларисе?

— Мой издатель говорит, что женщины не любят читать о войне, а мужчины не любят читать о женщинах, значит, эти две категории мы можем исключить, — пошутил Пер. — Думаю, книга привлекла тех, кому интересны истории женщин или периферии русской революции. Достаточно много читателей, кто просто интересуется революцией, да и Лариса Рейснер — известное имя. Я избегал научного стиля, хотя и не придумывал ничего, хотел, чтобы получился интересный исторический репортаж о двух европейских женщинах. Не так важно, что они именно из России. Они из Европы.

Почему Пер Энеруд изучает именно российскую историю? Он вспоминает анекдот про человека, потерявшего ночью ключи, и разыскивающего их под фонарем. Когда того спросили, точно ли там он их обронил, то ответ был: «Нет, но здесь я хотя бы что-то вижу». Пер говорит на русском, у него есть доступ к архивам. Хотя точек соприкосновения у Швеции и России немало:

— В Сибири было несколько шведских консульств, во время Первой мировой войны Швеция как нейтральная страна взяла обязательства немецкой и австрийской стороны. И многочисленные военнопленные обращались именно к шведам, — рассказал Пер Энеруд. — В министерстве иностранных дел был организован целый отдел для их поддержки. Яркая личность в шведской истории — Эльза Брендстрём, ее называли «Ангелом Сибири». Дочь посланника Швеции, в 1917 году возглавляла миссию «Красного креста», была правозащитником. Тяжело работать во время войны, но она контролировала ситуацию в лагерях, старалась добиться помощи для них. В Швеции, Германии, Австрии в честь нее названы скверы, площади, школы. А в России о ней почему-то нет даже статьи в Википедии, хотя она жила и родилась в Петрограде, была сестрой милосердия, интересной личностью.

Шведский писатель признался, что во время работы над книгой его многое поразило. Он читал воспоминания Марии Бочкаревой, которые она сама диктовала американскому русскоговорящему журналисту Исааку Дону Левину, и они произвели на него впечатление:

— Был потрясен женской участью в России. Насилие, пьянство мужей, бандитизм, нищета… В шведской традиции все крестьяне были грамотными, лютеранство этого требовало, даже самые бедные люди умели писать и читать. А Бочкарева до конца жизни с трудом подписывала бумаги, я видел ее автограф, он очень трогательно смотрится, — сказал Пер. — Были тысячи женщин, кто хотел уйти на фронт добровольцами, но боевые действия увидел только батальон Бочкаревой. Многих били пьяные мужья, многим хотелось другой жизни, но телеграмму царю отправила она одна, и получила разрешение идти на фронт.

Осенняя премьера

Кто выступит в качестве режиссеров спектаклей об Ивановой и Бочкаревой, пока не озвучивается. Зато известно, что Наталья Нелюбова станет композитором проекта, также в нем будет задействован голос Андрея Иноземцева.

Вероятно, в результате работы над проектом «#Мария/Анна…17» краеведческий музей обретет новые экспонаты. Родные Анны Андреевной сообщили, что их семейный совет принял решение передать в Томск швейную и печатную машинки Ивановой. Кстати, печатала она в типографии, которой руководил Михаил Шатилов, чьи имя носит краеведческий музей.

Премьера намечена на конец октября.

Фото: tuz-tomsk.ru, vk.com/tomskmuseum

Тэги/темы:
Комментарии для сайта Cackle