18+
18+
Город, Деревянная архитектура, Исторический центр, Люди, Рассказано, Тема, томск войкова 22 деревянное зодчество жители пожар восстановление ремонт крыши Сделать кровлю дешевле, чем расселить 9 квартир: жители Войкова, 22 выступают за восстановление здания
РЕКЛАМА

Сделать кровлю дешевле, чем расселить 9 квартир: жители Войкова, 22 выступают за восстановление здания

Как выглядит дом на Войкова, 22, после пожара и что думают его жители о необходимости восстановления и перспективах ремонта?

Основной вопрос, который стоит сейчас — признают ли этот дом аварийным. Если признают, то дом ждет расселение, консервация и ремонт, который может состояться когда-нибудь через много лет. Или не состояться вовсе. Если дом не признают аварийным и оперативно выделят средства сначала на восстановление кровли и тамбура, а потом и на приведение в порядок охраняемого законом объекта деревянного зодчества — включая реставрацию деревянного декора, то жители смогут остаться жить в этом здании.

Мы побывали внутри сгоревшего дома и поговорили с его жителями о том, как они справляются с ситуацией, на что надеются и какую помощь ждут.

Спустя почти две недели после пожара в трехэтажном жилом многоквартирнике на ул. Войкова, 22 по-прежнему чувствуется запах гари, а ковры на полу насквозь сырые. В воскресенье вечером, 24 сентября, здесь и произошло злосчастное возгорание, в результате которого лишились жилья 16 человек, включая пятерых детей.

Процесс начался с крайней 9 квартиры на третьем этаже. Самый серьезный урон огонь нанес именно ей — практически полностью выгорела крыша, а также холодный тамбур. По словам жителей, причиной происшествия могло стать короткое замыкание проводки под утеплителем, которым обшиты стены тамбура.

Самая пострадавшая часть дома, откуда и начался пожар — холодный тамбур на третьем этаже.
Фото: Серафима Кузина

— Хозяин все утеплил до лестницы минватой и пеноплексом. Вот даже в стене остались саморезы. Проводка, может, под ним была. Вот и перегрелась. — рассказывает Сергей Бердников, житель соседнего дома, который сейчас приглядывает за зданием. — Сильно пострадали крыша, чердак. Но сама квартира только залита, тут даже копоти нет, только у двери. Штукатурка старая, но, видите, прогара нигде нет, потолки везде хорошие.

Серьезно пострадала крыша
Фото: Серафима Кузина

В самой пострадавшей части дома — в нежилом тамбуре — деревянный брус не прогорел, по лестнице, хоть и с опаской, но подняться можно. По информации администрации Ленинского района, в доме полностью выгорели стропила, обрешетка и покрытие кровли, значительно повреждены чердак и лестничные марши.

В квартиры огонь почти не попал
Фото: Серафима Кузина

Как сообщили жителям дома чиновники, «по результатам проверки износ здания составляет более 80%». При этом смотрим состояние других квартир: в соседней — сгорела веранда, но сами комнаты уцелели, первый и второй этажи пострадали уже при тушении от воды — огонь сюда не дошел.

Работа томского художника-граффитиста Олега Шубина, известного под именем Scout, в одной из квартир дома
Фото: Василина Фаткулина
Старинная лепнина в квартирах
Фото: 1-3 Никита Кирсанов 4-5 Василина Фаткулина

— Самая пострадавшая квартира — соседняя. А тут (в 8 квартире на втором этаже, прямо под сгоревшей — прим. авт.) видите, только бойлер расплавился, и все, даже не прогорело ничего, ну и проводка еще. Выгорела стена, от счетчика началось, самый угол выгорел и дальше пошло. А первый и второй этаж вообще просто залиты. Они не пострадали сильно, — показывает Сергей.

Внутри квартир
Фото: Никита Кирсанов

Конечно, более подробно о случившемся пожаре и его возможных причинах станет известно после экспертизы. Ее обещают провести в течение месяца и с результатами ознакомить всех пострадавших. Пока же жители дома ютятся у родственников и знакомых или снимают квартиру в аренду. Временное жилье из маневренного фонда им до сих пор не предоставили.

— Мы ни в каком маневренном фонде не живем, нам не дали, — рассказывает жительница квартиры на первом этаже Наталья Мурзина. — У нас же дом еще не признан аварийным. Нам сказали, вот документы соберете и мы вас тогда поставим в очередь на маневренное жилье. Только когда это будет? Нам сказали, в декабре–январе. Какие-то дома сейчас будут расселяться и тем, кто в них сейчас живет, дадут хорошее жилье, а нам это. Я спрашиваю, а оно пригодно для жилья-то? На это мне ответили, что всякое бывает. Пока мы с ребенком просто сняли квартиру, мне на работе девчонки собрали деньги.

Наталья Мурзина
Фото: Серафима Кузина

Наталья прожила в этом доме 35 лет по договору социального найма — в цокольном этаже. Две квартиры там уже с 2006 года не соответствуют санитарным нормам и не пригодны для проживания. Сейчас Наталья уверена, что из-за сырости ее квартира тоже стала непригодна, а поэтому хочет, чтобы ей дали новое постоянное муниципальное жилье. При этом она подчеркивает, что выступает за восстановление сгоревшего доме в будущем:

— У меня квартира находится в подвале. Сейчас там жить вообще нельзя — очень сыро. Но я за то, чтобы дом восстанавливали. У меня на втором этаже живет свекровь, сын, — объясняет Наталья. — Если бы отремонтировали все от и до, конечно же, мы бы вернулись сюда. Но будет ли это?

Квартира в цокольном этаже
Фото: Никита Кирсанов

Эти же опасения терзают и другую жительницу многоквартирника Наталью Казанцеву:

— Я не эксперт, но сейчас пострадали крыша, несколько холодных тамбуров. То, что не сгорело, залито, приведено в негодность. По факту мы остались в том, в чем вышли…. И сколько будет восстановление этого всего? Прошла неделя. Кто-то хоть одну плашку прибил? Нет. Может быть, дом и восстановят… лет через 50. Так, а где жить-то? 100 лет никто не живет. Понимаете, если бы это все делалось так: сгорел дом, его признали аварийным и нам бы дали жилье. В течение года люди готовы потерпеть какие-то неудобства, но у нас же так не бывает, у нас же это все на десятилетия растягивается. Вот в чем вся беда.

Наталья Казанцева
Фото: Серафима Кузина

По словам частных подрядчиков-кровельщиков, у которых консультировались жильцы, подобный ремонт крыши может обойтись в 7-8 млн рублей и займет по времени не более двух месяцев.

Сама Наталья Казанцева прожила в доме более 40 лет, говорит, что ее принесли сюда еще с роддома. Пока она живет два дня то у сестры, то два дня у друзей. Часть вещей сгорела, часть была залита водой. Пострадали в огне все зимние вещи, а морозы вот-вот настанут. Сейчас у нее открыто наследственное дело на долю в квартире, но, как она шутит сквозь слезы, «доля есть, а квартиры нет».

Огонь уничтожил часть уникального деревянного декора столетнего дома под крышей, но практически не тронул наличники верхнего этажа
Фото: Серафима Кузина

— У нас тут дом благополучный: ни алкашей, ни наркоманов нет. Все друг друга знают. Естественно, мы здесь привыкли, у нас вот летом выходишь — здесь оранжерею садят, водят туристические маршруты, заходят сюда, фоткаются. Все жильцы, конечно же, насколько я знаю, с кем созваниваюсь, все за восстановление дома. Но у людей сейчас такая ситуация, их можно понять, что они в принципе не понимают, что происходит. Естественно, если бы дом начали делать оперативно, люди бы спокойно дождались, заехали и жили дальше. Как-то бы чинили, что-то бы делали потихоньку, а тут получается мы же крышу не можем починить, у нас нет таких денег. У меня бы были, я бы сделала за свой счет, не для себя, а для всех.

Фото: Серафима Кузина

Галина Заврина, еще одна жительница дома на Войкова, 22, рассказывает:

— Мы мечтали, чтобы наш дом подреставрировали, чтобы было красиво, все окна были одинаковые — все-таки туристы ходят, рядом церковь, чтобы у нас улица стала, как на Кузнецова. Там привели в порядок, такую красоту сделали! Душа радуется, видно, что наше деревянное зодчество существует и администрация неравнодушна к этому. Мы будем над этим вопросом работать. Пишем обращения, все что нужно от нас, будем делать, чтобы дом все-таки сохранили. Место очень хорошее, светлое, рядом церковь, школа, речка — такое жилье нам навряд ли где предоставят. Если бы занялись не только нашим, но и другими домами на улице, получился бы целый комплекс возле церкви.

Дом является ценным элементом фоновой исторической среды Заозерья и включен в проект предмета охраны исторического поселения как одна из видовых точек панорамы Знаменской церкви.
Фото: Серафима Кузина

Галина собирала подписи под обращением на имя мэра о сохранении дома от жителей Войкова, 22 и соседних зданий — 7 из 9 квартир подписались, в том числе, и жители наиболее пострадавшей от пожара квартиры. Под документом 27 подписей людей, непосредственно заинтересованных в сохранении здания.

Письмо жителей дома к мэру Томска Дмитрию Махине
Фото: Томский Обзор

Оксана Сотникова — «голос района», она живет в Заозерье на Войкова, 18 и активно помогает соседям:

— Жильцы Войкова, 22 изначально прямо и категорично сказали, что уезжать и расселятся никто не хочет. Все хотят дождаться ремонта. Это было изначально единое мнение. Сейчас некоторые чиновники утверждают, что износ дома — 80%. Но такой износ — это когда от дома практически ничего не осталось. А здесь два этажа практически полностью целые. То есть, все, что сгорело — это кровля и немного стены — тамбур, откуда вообще пожар произошел. Это же все решаемо! И для бюджета города это будет намного дешевле, чем расселять и консервировать. Неизвестно, когда потом дом сделают.

Фото: Серафима Кузина

Фото: Серафима Кузина

Фото: Никита Кирсанов

Оксана, как и многие жильцы Войкова, опасается, что повторная экспертиза здания не будет независимой и признает дом аварийным, невзирая на объективные показатели. Консервация объекта пугает соседей не только с эстетической, но и с практической точки зрения — такие дома не охраняются:

— Видите, у нас, по той же самой улице Мельничной очень много домов, которые уже законсервировали — и они повторно горели! А когда они горят, страдают и жилые дома, не только законсервированные — приходится и их расселять. Поэтому, конечно, мы, как жильцы, района, за сохранение здания. Его в рекордные сроки можно отремонтировать, и это будет намного лучше, чем оставлять дом без крыши в зиму. Он будет мокнуть под дождем, снегом и действительно может стать аварийным. А в случае нового возгорания можем пострадать и мы.

Жители всего района выступают за то, чтобы восстановить дом.
Фото: Серафима Кузина

Сейчас жильцы, хоть и измучены, настроены решительно. В то, что законсервированное здание могут быстро отремонтировать, никто не верит. Как максимум, реалистичной выглядит только передача его в программу «дом за рубль» — но это значит, что никто из жителей домой уже не вернется.

— Если дом признают аварийным, поставят на консервацию это неизвестно, насколько затянется. Вы же видите, сколько домов стоит по городу законсервированных. И все, это повиснет потом на 10-15 лет. Когда мы собирали подписи, все говорили — лучше восстановление, чем законсервирвоанный дом в районе. Мы относили письмо мэру и депутатам в двух экземплярах. Все люди настроены одинаково. Жильцы единодушно хотят остаться в своем жилье. И если им сейчас отремонтируют крышу, это будет самый лучший вариант. Тут выигрывают все, и город тоже. Чем быстрее администрация примет решение, тем лучше, — считает Сотникова.

Фото: Серафима Кузина

Она отмечает — кровельщики, с которыми консультировались жильцы, говорят, что можно уложиться даже в две недели.

— То, что там декор, конечно, будет дороже. Но, тоже, в принципе, можно выкрутиться. Пока без декора. А его в следующем году сделать. Он пострадал только сверху. На втором этаже наличники все целенькие. У нас же есть три отреставрированных дома на Войкова. Там же уже люди сталкивались с восстановлением, то есть, они временно расселялись, полтора года ждали, но у них полностью реставрировали дом от фундамента и до самой крыши. А здесь нужна только кровля, здесь будет все проще.

Пострадавшие элементы декора
Фото: Серафима Кузина

— Крышу сделать, здание просушить. Капитального ремонта тут уже сто лет не было, штукатурка, видите сами, еще «соломенная». Власти же начали от церкви реставрировать дома, потом опять кризис. Деньги закончились. Так всегда — нет у нас конкретной программы, — рассуждает житель соседнего дома Сергей.

Тем не менее, жители района надеются, что будет принято правильно решение и их услышат.

Котик тоже ждет возращения жильцов в свои квартиры
Фото: Серафима Кузина

Напомним, что деревянный дом на Войкова, 22, построенный в 1917 году, является объектом муниципального значения и ценным элементом фоновой исторической среды Заозерья. Также он включен в проект предмета охраны исторического поселения, как одна из видовых точек панорамы Знаменской церкви. До пожара здание было в приемлемом состоянии и не относится к категории аварийных. Сейчас, помимо уже перечисленных повреждений, огонь уничтожил часть уникального деревянного декора — в частности, богатый растительный декор под крышей.

Текст: Алена Попова, Елена Фаткулина

Фото: Серафима Кузина

Подписывайтесь на наш телеграм-канал «Томский Обзор».

Томские новости

Минкульт выделил 5,7 млн рублей на консервацию храма в Нагорном Иштане

2 ноября 2023
Город

Дом за рубль в Томске. 5 фактов об усадьбе Акулова

31 октября 2023
Томские новости

«В центре города сплошные развалины, и ими никто не занимается» — глава томского союза строителей обратился к мэру

3 ноября 2023
Город

Дом за рубль в Томске. 5 фактов о доме игуменьи

27 ноября 2023
Люди

Наталия Тарасенко, медицинский генетик: о правильном питании, наследственности и пользе кофе

23 ноября 2023
Томские новости

На осенние каникулы в Томск приедет в полтора раза больше школьных тургрупп

3 ноября 2023
Рассказано

Куратор Летней школы на Соловках Светлана Тюкина о русском Севере, морских экспедициях, «союзе со счастьем» и книгах

9 ноября 2023
Как это работает

Театральный ужин. Как архангельский режиссер Сергей Самодов привез в Томск гастроспектакли

1 ноября 2023
Томские новости

В Томске пройдет первый в Сибири Архитектурный хакатон

7 ноября 2023