18+
18+
Еда, Люди, максим лысенко кофемашина желтый чемоданчик стимпанк томск Максим Лысенко: техник кофейного оборудования с желтым чемоданчиком

Максим Лысенко: техник кофейного оборудования с желтым чемоданчиком

АВТОР
Мария Симонова

Когда пришло время пообщаться с человеком редкой профессии — техником кофейного оборудования Максимом Лысенко — то оказалось, что мы давно знакомы. Еще с тех времен, когда Максим был управляющим магазином элитной сантехники.

И тогда, и сегодня он мог рассказать не только о работе, но и о творческом хобби — неординарных скульптурах из металла. О пути к новой необычной профессии, своеобразии кофемашин, инстаграме для желтого чемоданчика и трехметровых металлических стрекозах мы и поговорили.

Техника вызывают, когда всё сломалось

Мы общались в новой кофейне «Сансара» еще накануне ее открытия. Максим проверял параметры новой итальянской кофемашины, оценивал их с помощью своей аппаратуры. «Посторонний» взгляд важен:

— Приборы могут обманывать, — поясняет Максим. — Я проверяю все основные параметры своей аппаратурой.

Чинить и поддерживать в хорошем состоянии оборудование для кофе — дело экзотическое. Но оказалось, что сегодняшняя работа — это практически детская мечта. Правда, в юности Максим хотел ремонтировать обычные машины:

— В отрочестве выписывал литературу про автомобили, изучал их, по специальности я механик, — поясняет Максим Лысенко. — И теперь чиню машины, только другие… Кофейные. Все началось с того, что меня пригласили на административную работу в «Буланже», я был управляющим. Там впервые познакомился с «итальянками». Кофейные машины мне понравились, я съездил к итальянским инженерам компании LaMarzocco, прошел обучение. В «Буланже» я не должен был заниматься кофейными машинами, просто так сложилось, по жизни всегда что-то чинил. Когда-то занимался ремонтом элитной сантехники — если возникали проблемы, сам выезжал к клиентам. С гидравликой был знаком, мастерить умел, поэтому все базовые знания о кофейных машинах усвоил легко.

Постепенно хобби перешло в работу. Максим покинул кофейню, открыл свое дело и начал сотрудничать с томскими заведениями. Работа с техником кофейного оборудования строится по двум вариантам:

— Техника вызывают, когда совсем все сломалось: кофемолка не мелет, машина не льет. Я спешу помочь и чиню. Иногда ночью или в выходные приезжаю, стараюсь домчаться, город у нас маленький. А к другим приезжаю регулярно — для постоянного обслуживания, слежу за состоянием оборудования. Стараюсь делать все добросовестно, за свою работу отвечаю, — рассказывает Максим.

В институтах на такую профессию не учат, но мастер-классы в Москве проводятся. Техники, желающие развиваться, в том числе и Максим, туда ездят, осваивают новинки. Существует профессиональное российское сообщество техников. Многие общаются между собой, в непростых случаях созваниваются, советуются, как чинить.

Потребности в большом количестве техников в Томске нет — город маленький, кофеен с профессиональным оборудованием не очень много. А техники есть разных узких специализаций: которые чинят домашние кофемашины, офисные кофемашины, кофеавтоматы, кто-то чинит холодильники, кто-то конвектоматы, кто-то печи.

Вызовы в любом случае есть почти каждый день. Тем более, у Максима есть клиенты в Северске и даже в Юрге. Пока найти время на поездки в Кемеровскую область можно — местный рынок еще не слишком велик.

Приключения желтого чемодана

В кофейни Максим прибывает с примечательным ярко-желтым чемоданчиком с инструментами. Хозяин даже ведет инстаграм с его участием. Такой эффектный «спутник» у техника появился не сразу:

— Изначально был небольшой саквояж, потом рюкзачок. Но если вызывают на ремонт, пояснив: «Здесь что-то течет, мы не знаем, откуда», ты берешь с собою запас запчастей. Рюкзачок получался очень увесистым, и все инструменты в него не помещались, решил, пора брать «колеса», — признается Максим. — Выбрал модель американской компании, у нее очень крепкие чемоданы, что позволяет безопасно и аккуратно хранить запчасти и инструменты. Во время испытаний по подобному чемодану проезжал автомобиль, его кидали с третьего этажа. Еще чемодан герметичен, водонепроницаем и подходит для фотоаппаратуры.

Желтый Максим выбрал потому, что любит яркие вещи. Большинство чемоданов черные и зеленые, но с ним чаще останавливают для досмотров охранники: они напоминают кейсы для оружия. Да и за приключениями черного чемоданчика следить было бы не так интересно.

— Люди иногда с чемоданом фотографируются в кофейнях, — говорит Максим. — Кстати, я его немного усовершенствовал с помощью красноярских специалистов, подготовил к томским условиям. Мне сделали колесики повыше, заводской вариант было неудобно возить по тротуарной плитке.

Исправные и удобные инструменты для качественной работы очень важны. Некоторые ключи и отвертки специальные, только для определенных машин, их приходится заказывать на итальянских заводах. Базовый набор собрался еще во время учебы у итальянских инженеров.

Приглядывать за кофемашинами

Любимые кофемашины Максима — «итальянки». И этому есть причина:

— Именно в Италии в 1901–1905 году придумали эспрессо, самый быстрый способ заваривания (растворимый кофе мы рассматриваем), подходящий под наши ритмы жизни, — объясняет Максим. — Они законодатели мод. Машины делают все, но итальянцы — такие же лидеры, как, к примеру, немецкий автопром. Я сразу начал работать с кофемашинами компании LaMarzocco, она считается авторитетной, выдает качественный продукт.

Максим не был кофеманом, поближе познакомиться с кофе удалось в «Буланже», где он работал с бариста-профессионалами. А профессионалы всегда рассказывают о «своей» теме много интересного. И Максим начал больше понимать о напитке.

— Раньше я просто знал, что есть кофе, и что кофе — это он. Предпочитал пить его с молоком, а в кофейне открыл для себя мир эспрессо. Это был 2010 год, — вспоминает Максим. — «Буланже» — одни из основоположников кофейной культуры в Томске. Многие бариста выучились именно там, школа у них сильная, и я окунулся в профессиональный мир. Различать все вкусовые нюансы — для этого нужно пройти долгий путь. Не скажу, что я все знаю. Кофе — живой продукт. Каким он будет, зависит от бариста, от качества кофе и воды. И для его приготовления нужна машина со стабильными параметрами. Основные — давление и температура. Кофе раскрывается при определенной температуре, если она перекошена — он может получиться горелым, горьким. В основном кофейни, которые ко мне обращаются — они настраивают параметры для эспрессо. Я слежу, чтобы давление было отличное, температура нужная. С водоочисткой помогаем. За кофемолкой тоже нужно следить, чтобы была исправной, чистой, с острыми жерновами. Когда все работает, вкус кофе зависит уже только от умения бариста. За технику они могут быть спокойны.

За кофейной машиной надо присматривать постоянно. Если просто включить ее и даже не делать кофе, то один бойлер нагревается до очень высокой температуры, давление пара тоже повышается. Это серьезная нагрузка на элементы кофемашины.

— Из-за этого я рекомендую присматривать за оборудованием, — уточняет Максим. –При регулярном контроле можно вовремя выявить мелкую неисправность и сразу починить, чем потом придется менять деталь. Или предупрежу о возможных проблемах. Мне нравится, когда всё работает в будущее, люблю профилактику.

Важный момент — первый запуск машины. В Италии частота тока в сети 60 герц, у нас 50, это тоже влияет на двигатель. Иногда новые машины могут течь. Даже очень качественные — сервисные центры есть у всех брендов. При первом запуске все отрабатывается. Кофемолкам тоже нужен техник, но с ними работать проще: они всегда идут в паре с машиной.

— Есть «суперавтоматы», где достаточно нажать кнопку, и кофе будет молоться, потом приготовится продукт. Но я увлечен профессиональными машинами, у них кофемолка отдельная, — говорит Максим. — Критериев для кофемолок несколько — она должна давать ровный помол без пыли и быстро намалывать порцию определенного веса. При большом потоке людей эти параметры очень важны, поскольку удастся сэкономить время. У кофемолок надо следить за чистотой и жерновами. Даже если они чуть-чуть затупятся, то вкус кофе уже изменится. Баристы чистят их регулярно, а я периодически провожу более глубокую чистку, с разборкой узлов.

Какие «экзотические» поломки встречаются техникам? Максим припоминает одну историю:

— Кофемашины чистится специальным химическим средством, его нужно 2-3 грамма, полдесертной ложечки. В одну кофейню меня вызывали изредка. Однажды позвали потому, что перестала течь вода. Я приехал, разобрал машину. Обнаружил, что клапан внутри забился химией, она засохла и не пропускала воду. Спросил, как такое получилось? Оказывалось, в кофейню пришел работать новый мальчик, спросил, как чистить, ему сказали насыпать средство, а количество не уточнили. Он взял сразу 18 граммов, размером с порцию кофе. Неудивительно, что машина забилась. Я смеялся, что обычно чищу от грязи, а здесь пришлось убирать очищающее средство, ребят слишком активно взялись за задачу. Вообще много смешных случаев, но они связанные с сугубо техническими нюансами. Тем, кто далек от нашей профессии, они будут непонятны. А между собой техники могут посмеяться.

Пропорции стрекоз

Накануне встречи я просила Максима взять свою арт-работу. Он пообещал захватить маленькую стрекозу, уточнив, что не все фигуры можно донести. К примеру, новая стрекоза будет длиной три метра, а размах ее крыльев составит все пять… Неординарные арт-объекты Максим делает с юности.

— Надеюсь, это хобби не перерастет в работу! Я просто творю, придумываю, не задаюсь вопросом, кому продам работу. Если думать о продажах, творчество закончится, — признается он. — У меня просто появляется идея. Иногда она возникает от предмета. Так было с огромной стрекозой, над которой я сейчас работаю: я приобрел медную трубу большого диаметра, из-за незначительного брака она была очень дешевой. Как тут удержаться и не купить! Ее длина отвечала пропорциям стрекозы. Их я давно знаю — свою первую стрекозу сделал из пластика для вывесок в рекламном агентстве «Форма» еще в 2001 году, когда только пришел из армии.

Компактная стрекоза, которую Максим взял с собой на съемки, — из меди. Он сделал ее для своих дочек — стрекоза маленькая, воздушная, аккуратная. А основе той самой огромной стрекозы, о которой Максим говорил выше — не только большая труба, а еще и… двигатель автомобиля «Ниссан».

— Пришла идея сделать из него тело. Я попросил у хозяина машины — они купили новый двигатель, а старый лежал, выкинуть было жалко… — объясняет Максим. — Мне пошли навстречу и отдали двигатель. Пока стрекоза лежит на складе в разобранном виде. У меня еще нет своей мастерской, обычно я работаю в своей комнате в родительском доме. Мое творчество требует много места и надо где-то хранить инструменты. Мама мне позволяет делать дома арт-объекты, но надо ее подготовить к тому, что я занесу в комнату трехметровый «хвост» из трубы и двигатель автомобиля!

Для мастерской в своей квартире свободного пространства не хватает, хотя жена увлечения супруга поддерживает: она тоже инженер, поэтому с нею можно обсудить технические вещи. А дети любят ходить с папой в кофейни. Ключи и отвертки пока ему не подают, но знают — в кафе есть вкусная еда.

Раньше Максим делал стрекоз и скорпионов, а недавно у него появился летучий корабль, который он создал совместно Евгением Казанцевым (из компании Indigo Design). Помогали также ребята со склада компании, где Максим работал раньше.

Фото: из архива Максима Лысенко

В основе корабля — восточный чайник с длинным носом, который удалось найти на Кавказе, а роль вёсел сыграли длинные латунные ложечки. Достать их оказалось тоже нелегко:

— Выпрашивал их у человека, занимающегося чайными церемониями. Тот не мог понять, зачем мне 20 ложек? — смеется Максим. — Сказал, что только четыре может продать, больше для церемонии не нужно. В итоге я покупал партиями по четыре ложечки через разных людей.

Внешне арт-объекты напоминают работы в духе стимпанка. Сам Максим с этим не спорит, но специально к этому стилю не стремится. К идейным поклонникам направления себя не относит.

Можно было бы еще поговорить с Максимом про фотографию (кстати, он делал «кофейную» серию, посвященную латте-арту, рисункам на кофе, в «Буланже»). Или про книги — часто он находит на улице выброшенные тома — и классику, и научную литературу, к примеру, о психиатрии. Старые книги забирает в свою библиотеку. Но кофейная машина настроена, и желтому чемоданчику пора ехать в сторону дома. А следить за его новыми приключениями можно в инстаграме @coffee_technic_tomsk.

Подписывайтесь на наш телеграм-канал «Томский Обзор».

Тэги/темы:
Комментарии для сайта Cackle