18+
18+
Бизнес, Инновации и технологии, Образование и наука, ТПУ, томск осадченко инженеры предприниматели Александр Осадченко: Как в Томском политехе готовят инженерных предпринимателей

Александр Осадченко: Как в Томском политехе готовят инженерных предпринимателей

Более 10 лет в Томском политехническом университете существует Школа инженерного предпринимательства. Её студенты делают стартапы вместо защиты обычного диплома, получают на них инвестиции прямо после защиты и очень востребованы среди работодателей.

Об особенностях образовательного процесса, экосистеме поддержки предпринимательства «Б51» и будущем выпускников Школы рассказал её директор Александр Осадченко.

— Александр Александрович, расскажите, как была создана Школа инженерного предпринимательства?

— Первая лекция по экономике в нашем университете была прочитана еще в 1904 году. Ведь держать себя в определенных практических рамках и проектировать те технические решения, которые можно реализовать не только в чертежах, но и в реальности, надо было всегда. С тех пор вот уже много лет экономика — это часть квалификации инженера. В 1990-е годы в томском политехе начали появляться обучающие программы, связанные с менеджментом. Стало понятно, что инженер должен не только создавать или изобретать, но и уметь управлять людьми, командами, выстраивать процессы.

И уже в наше время, в 2000-х годах, в ТПУ, как и вообще в России, в лексикон прочно вошло слово «инноватика». Объяснять этот термин можно по-разному, оставим дискуссии теоретикам. Для нас в политехе это означает, что ребята, получающие фундаментальное инженерное образование, имеют амбиции и желание сделать что-то новое, или по-новому посмотреть на известные вещи и сделать их еще более эффективными и полезными для общества. Их важно в этом стремлении поддержать. Причем именно в момент обучения — дать возможность приобрести соответствующие навыки. Как раз для этого в 2008 году в политехе был создан Институт инженерного предпринимательства, в 2017 году превратившийся в Школу инженерного предпринимательства.

Экономика плюс менеджмент, плюс инноватика — это то ядро, которое мы сегодня даем студентам в виде разных навыков для того, чтобы они были не только предпринимателями, но еще и грамотными управленцами, экономистами. Наш фокус сосредоточен на инженерах. То есть человек с базовым инженерным образованием — это наш фундамент, и мы на него накладываем важные для его будущего кирпичики в виде дополнительных теоретических и практических навыков.

— С кем работает школа, кто ее абитуриенты, партнеры?

— Это очень гибкая структура. Мы работаем с разными целевыми аудиториями, разными форматами обучения. Без этого никак нельзя: система не может развиваться, если она замкнута. А для предпринимательства сотрудничество особенно актуально. Если предприниматель не будет ни с кем общаться, взаимодействовать, то шансов стать успешным у него мало. Поэтому и нам нельзя замыкаться только на студентах-политехниках. Мы работаем со всеми — школьниками, студентами других вузов, людьми с уже имеющимся образованием и опытом работы. Мы сильно связаны и с предпринимательским сообществом. Безграничность школьных идей, инструментарий студентов, деньги и опыт менторов-инвесторов — все вместе это позволяет создавать совершенно фантастические вещи!

Хотелось бы пояснить — у предпринимательства нет четких временных рамок. То есть, нельзя сказать, что «вот обучение предпринимательству началось, а вот оно закончилось, предприниматель готов». Обучение предпринимательству — это процесс, к которому можно подключаться на любом этапе жизни, это не просто путь «из точки А в точку Б». Будь ты школьник, военный пенсионер, который вышел в почетную отставку, или инженер с опытом работы — любому из вас Школа инженерного предпринимательства готова помогать. Образовательных форматов очень много. Те, что ориентированы на школьников, хорошо вписываются во все наши активности с абитуриентами. Для людей, которые уже имеют какую-то профессию, существует формат дополнительного образования.

— Как вы работаете со школьниками, это же принципиально другая аудитория, чем специалисты с опытом или абитуриенты?

— Со школьниками каждый год работать становится все интереснее. Несмотря на то, что сейчас их много ругают: говорят, мол, они инфантильные, сидят только в тиктоке и ютюбе, на самом деле их мышление не знает никаких границ. Всеобщая сетевая доступность, возможность прикоснуться к любому человеку, любой задаче в любой момент времени изменила мышление ребят. И поэтому, если у них появляется бизнес-идея, они не ждут понедельника, а сразу пытаются ее реализовать. Да, у школьников больше ограничений, чем у взрослых, но это им не мешает. Много разных историй успеха мы видим именно среди школьников. Они способны генерировать невероятные бизнес-идеи просто потому, что не имеют багажа ошибок, который есть у людей с опытом. Начиная с вездеходов на водородном топливе для Арктики, печати протезов и заканчивая огромным количество мобильных приложений, многие из которых я даже не понимаю. Например, в прошлом году был отличный проект: школьники предложили создать максимально простой сервис для ВКонтакте по генерации мемов. Вроде бы, что тут такого? А он оказался очень успешным, ребята запилили его буквально на коленке и сейчас развивают невероятными темпами.

Расскажу и еще об одной важной вещи. В феврале этого года президент России дал поручение Министерству просвещения внедрить в школьную программу уроки предпринимательства. При содействии Агентства стратегических инициатив была создана рабочая группа, куда вошел и томский политех. Мы начали разрабатывать образовательные программы для всех российских школьников. Предполагается, что это будет реализовано в формате допобразования в школах, ребята могут выбрать уроки по желанию. Это не столько про такие понятные инструментарии для предпринимателей, как бизнес-планирование, получение инвестиций, это больше про soft skills, про гибкие навыки. Потому что очень большую часть успеха любого предпринимателя составляет его личность — образ жизни, дисциплина, практики. Темы, связанные с этими навыками, популярны всегда.

Хочу отметить, что сегодня со стороны школьников есть невероятный спрос на предпринимательство. Насколько осознанно они выбирают это в качестве своей жизненной траектории пока говорить, конечно, рано. Но ситуацию очень наглядно характеризует конкурс в нашу Школу. В этом году было более четырех человек на место, впервые по некоторым специальностям набор в ШИП превысил набор в классическое нефтегазовое дело. Это и удивительно, и понятно. Мы сейчас начинаем жить и точно будем дальше жить во времени, когда особенно важно уметь адаптироваться, перестраивать свою карьерную траекторию. Школа инженерного предпринимательства дает эти навыки.

— А как насчет студентов?

— Первые два года новоиспеченные студенты Школы учатся как и все прочие политехники, вне зависимости от выбранной специализации, разве что получают чуть более углубленные знания по профильным специальностям. Но они также сдают высшую математику, начертательную геометрию, сопромат, пишут курсовые. Таким образом, они получают хорошую инженерную базу. На 3-4 курсе уже начинается специализация. Студент остается инженером, но фокус смещается уже в сторону предпринимательства. Здесь мы начинаем погружать ребят в инноватику, экономику, менеджмент. И к концу 4-го курса получаем достаточно квалифицированного инженера и, определенно, человека, который способен упаковать любой творческий проект в настоящий стартап.

— Как вы работаете с теми, кто пришел к вам за дополнительным образованием?

— Мы понимаем, что к нам хотят попасть люди, которые решаются изменить свои карьерные траектории. Учим самому необходимому, начиная от простых бухгалтерских основ до каких-то сложных специальных курсов. Например, сейчас мы закончили обучение почти тысячи сотрудников Росстата со всей страны основам цифрового управления, основанного на данных. Увидели очень большую заинтересованность с их стороны.

В промежутках между большими блоками обучаем традиционно — экономике, менеджменту, управлению проектами. Есть короткие курсы для начинающих бизнесменов «Цифровой предприниматель». По-прежнему далеко не все знают, что для того, чтобы запустить свой бизнес, необязательно куда-то идти, стоять в очереди. Можно в своем смартфоне зарегистрировать свое юрлицо, оформить кредит, получить господдержку.

В этом году мы тестировали допобразование в формате онлайн. Но этот вариант обучающиеся осваивают менее охотно. Скорее всего, это связано с общей усталостью от онлайн-формата, его сейчас очень много — на работе, в школе, и так далее. Особенно сложно, когда идут какие-то серьезные фундаментальные курсы, с которыми надо посидеть, поразбираться.

Большой популярностью сейчас пользуется все, что связано с цифровым маркетингом. Обучающих программ по этой теме много в интернете, но у нас слушатели обучаются на реальных кейсах от настоящих предпринимателей. Которые и забирают вас потом на работу, если вы еще не готовы к своему бизнесу.

Главное преимущество Школы заключается в том, что все наши проекты не «сферические в вакууме», а имеют конкретных заказчиков. В магистратуре каждая работа нашего студента это созданный под конкретного заказчика продукт. Например, на «Цифровом маркетинге» мы реализуем такую вещь: в начале года собираем пять-шесть компаний, заинтересованных в продвижении своей продукции. Собираем магистров, они слушают, как представители этих компаний рассказывают про свои продукты, и выбирают, кого хотят продвигать. Мы с ними формируем команды и начинаем их обучать. Каждую неделю проходит так называемый трекшн-митинг, когда команда собирается с руководителем компании и рассказывает, как они продвинулись. То есть, регулярно происходит взаимодействие между «заказчиком» и «исполнителем». В итоге, студенты либо уходят работать непосредственно к заказчику, либо на топовые позиции в другие компании.

— Сейчас в университете все активнее применяется практика защиты дипломов в виде стартапов. Этот процесс инициировала как раз ваша Школа?

— Это общероссийская практика, но наша Школа была одной из первых кто внедрил эту практику у себя. Сначала это была логическая трансформация выпускной квалификационной работы наших студентов. Но формат быстро стал набирать популярность среди всех студентов университета, потому что он позволяет посмотреть на свой диплом не только как на звено в цепи: «я вам тут посчитал, а вы там сами внедряйте...», а действительно разобраться, что нужно сделать, чтобы твоя разработка взлетела. В этом году защита дипломов в формате стартапов собрала огромное количество желающих, и даже ребята, изначально вроде бы далекие от темы предпринимательства, захотели попробовать. В течение полугода мы работали со всеми, помогая упаковать их работы в нужный вид.

На входе у нас было 68 проектов, к защите в формате стартапов допустили 42. Причем защита была достаточно жесткой. Из 12 человек-членов комиссии было всего два представителя университета, остальные — люди из различных институтов развития, реальные инвесторы, банкиры, бизнесмены. Доходило до того, что после защиты какой-то работы студента прямо спрашивали «Сколько тебе денег надо, чтобы начать?». Диплом в виде стартапов у нас защищают и магистры, и эти работы всегда вызывают большой интерес со стороны представителей банковской сферы. Потому что по сути, эти проекты — практически готовые заявки на банковское финансирование.

Наблюдать за таким безумно интересно. Но есть один тонкий момент — не все ребята психологически готовы, не все верят, что действительно завтра можно получить деньги инвестора и начать работать. Это же огромная ответственность! И я вижу потенциал развития нашей деятельности как раз в том, что, помимо обучения инструментарию, мы должны ребят готовить еще и психологически. Они должны понимать, что для них завтра наступит «взрослая жизнь», им могут дать денег под их проект.

Хотя, впервые испытав испуг при виде реальных инвесторов, кто-то, наоборот, мобилизуется. Сейчас среди студентов последних курсов Школы инженерного предпринимательства едва ли вы найдете людей, которые или не создали свой маленький бизнес или не подключились к какому-то проекту. Это отличительная черта Школы. Не могу сказать, что у нас все вокруг илоны маски и все бизнесы связаны с технологиями. Это абсолютно разные проекты — от кофеен и инста-магазинчиков до сложных технологических аппаратов. Но уже во время обучения наши студенты начинают проходить на своем опыте все эти этапы продвижения собственного дела.

— Что ждет выпускников ШИП после окончания обучения?

— Они защищают диплом в виде стартапа, а дальше — кто куда. Эти люди очень привлекательны для работодателей, причем любых. Ими интересуются все крутейшие компании, будь то российское представительство Nike или Wildberries, или «Яндекса». И когда мы говорим: «Посмотрите, мало того, что у этого человека вся зачетка вся в „пятерках“, и в науке он молодец, и статьи публикует, а еще диплом в виде стартапа защитил», всё, его готовы оторвать с руками. Работодатели прекрасно понимают, что человек, сам собравший свой стартап, точно сможет сделать это внутри любой компании.

Бизнесы сейчас сильно меняются, в силу конкуренции начинают запускать новые продукты, услуги. И такой запуск чего-то нового как раз и есть внутрикопоративный стартап. На него выделяется бюджет, собирается команда, и фактически, ее руководитель становится стартапером. Да, у него чуть меньше рисков, чем у предпринимателя, но, но он так же будет проходить все этапы: формировать команду, искать рынки, создавать прототип. Многие компании считают, что человек, который смог сделать свой стартап еще во время студенчества, точно сможет повторить это на практике в их компании.

— Ведете ли вы какую-то дополнительную деятельность?

— Безусловно. Наряду с нашей основной образовательной деятельностью, мы развиваем экосистему поддержки предпринимательства в целом — и внутри университета, и вокруг него. Она называется «Б51», просто по месту, где располагается (ул. Белинского, 51 — прим. ред.). Это место, куда могут прийти студенты — неважно учатся ли они в ШИП, ТПУ, или любом другом вузе — и попасть в сообщество таких же как они. Мы создали пазл из разных сервисов. Их может быть больше или меньше в зависимости от того, что больше интересует студентов.

Первая деталь этого пазла — университетская «Точка кипения» Ее главная задача — формирование и поддержание жизни студенческих и не только сообществ, в том числе сообщества технологических предпринимателей. «Точка кипения» — это пространство коллективной работы, где человек может получить ценную для себя информацию, знакомство или наоборот предложить что-то от себя. Наша идеология такова: ««Точка кипения» — это точка входа. Когда человек понимает, что ему хотелось бы прожить свою жизнь не только на парах в университете, но и дополнительно себя капитализировать, он заходит в вузовскую «Точку кипения», знакомится с другими студентами. Потом у него возникает идея, собирается команда, и он начинает как-то с этой идеей жить, и реализовывать свой проект с единомышленниками.

Затем эту идею надо претворить в жизнь, надо что-то сделать руками. Для этого существует второй элемент пазла — FabLab. Это мейкерство в чистом виде, создание какого-то прототипа. У нас есть достаточное количество оборудования для того, чтобы сделать максимально простые прототипы и протестировать их у потенциального заказчика. Третий элемент — лаборатория продаж. Есть такая технология Customer Development: «прежде, чем что-то делать, узнай мнение потенциальных потребителей». Поэтому наши студенты садятся за телефоны или ходят сами по компаниям, спрашивают необходим ли им конкретный продукт. Например, один из наших стартапов — спортивный тренажер без металлических грузов, его сделали ребята из Школы энергетики. Они полностью убрали грузы и поставили двигатель. Это бесшумно, безопасно, автоматизируемо, можно управлять всем процессом с помощью мобильного приложения. Сейчас они бегают по всему городу, общаются с фитнес-центрами, поставщиками тренажеров.

Также в рамках «Б51» мы готовим лабораторию цифрового маркетинга. Мы сейчас находимся в инвестиционной стадии этого проекта, но у нас уже есть команда и первые образцы оборудования. Мы считаем, что за этим направлением будущее, это технологии, которые не искажают «потребительское восприятие вашей продукции».

Самое важное, что есть во всей экосистеме — ежедневная работа со стартапами. У нас есть студенты, а есть наставники, менторы из числа действующих предпринимателей, томских и не томских, которые ежедневно созваниваются, общаются с проектами, помогают им развиваться. У нас есть ряд амбассадоров, которым интересны новые разработки, это в том числе и венчурные инвесторы, которые раз в месяц следят за динамикой этих стартапов. Есть и наши партнеры-представители региональных институтов развития.

В этом сезоне мы запустили акселератор Startup Industry, принять участие в котором могут любые студенты политеха. Будем прокачивать их проекты до лета, где подведем итоги на демо-дне и совместим его с защитой дипломов в виде стартапа. Кстати, стартапы собрались самые разные — от системы искусственного интеллекта в области диагностической медицины до проекта «IT-кофейня». Один из кейсов этого года — приложение для мониторинга парковки. Студент ТПУ, основатель стартапа, уже привлек зарубежные инвестиции и сейчас доделывает окончательный коммерческий продукт.

— Как вообще сейчас обстоит дело с образованием в сфере инженерного предпринимательства в нашей стране?

— Если смотреть в целом, порядка 10 российских вузов являются трендмейкерами в сфере технологического предпринимательства в РФ. Остальные вузы либо только начинают этот путь, либо же работают больше в формате бизнес-школ, без фокуса на технологическое предпринимательство.

Существует рейтинг предпринимательских университетов. И в этом рейтинге мы уверенно движемся наверх. в 2020 году с 34 места мы переместились на 26-е. Однако сложно конкурировать с классическими университетами, мы же все-таки развиваем в основном технологическое предпринимательство. Впервые вошли в топ-30 российских бизнес-школ. Рейтинги не являются для нас самоцелью, но это важно для абитуриентов при выборе вуза для поступления. Но, независимо от места в рейтинге, университеты с технологическим предпринимательством являются партнерами и делают много совместных программ.

— Насколько велика сегодня потребность в инженерных предпринимателях?

— Потребность есть — однозначно и безусловно. Хотя, наверное, здесь есть некоторые разночтения в терминологии. Едва ли вы на том же Хедхантере найдете объявление «Ищу инноватора, зарплата 250 тысяч рублей». Многие работодатели не понимают, кто такой «инноватор» и что он может делать. Продакт-менеджер, технологический предприниматель — для работодателя или для инвестора это уже вполне конкретные и понятные вещи. Поэтому с 2021 года мы переведем наши программы в понятный для работодателей язык, ну, а что касается технологических предпринимателей, то они сами себе работодатели.

И работодателей для наших выпускников вполне достаточно, даже на уровне нашего региона. Возьмите ту же томскую ИТ-отрасль, где катастрофический дефицит не только разработчиков, но и управленцев, проджект и продакт-менеджеров. Найти их в принципе можно, но это будут либо совсем зеленые ребята либо дорогие специалисты.

Выпускник ШИП проактивен. Он понимает, что недостаточно написать резюме, разместить его на сайте и ждать звонка. Он осознает, что должен либо продать себя как продукт, либо взять какую-то идею, собрать команду, найти инвестиции, запустить производство и организовать продажи. Он сам начинает творить свою судьбу. И неважно, выберет ли он траекторию наемного рабочего или создание собственного дела. В магистратуре ШИП практически у каждого есть какие-то свои бизнес-истории. Не у всех успешные — и это нормально. Если случился фейл, и предприниматель выжил, то он капитализировался, а не проиграл, потому что теперь он точно понимает, как делать не надо.

— А можно ли научить предпринимательству любого?

— Научить можно кого угодно и чему угодно. Но успех предпринимателя, в конечном итоге, будет зависеть от его личных качеств. Есть такой термин — резильентность. Это способность восстанавливаться после тяжелых воздействий. Если человек воспринимает свои неудачи, как провалы, не способен учиться на своих ошибках, то все эти навыки и знания, которые он получил в университете, ему не особо помогут. Да, он станет предпринимателем, да, его бизнес, возможно, будет идти неплохо. Но если вдруг случатся какие-то трудности — сбежит команда, произойдет сбой производства, нагрянет пандемия, он не сможет выплыть, если не обладает стойким характером.

— Где сегодня живут и работают выпускники Школы?

— Я с удовольствием слежу за статистикой, и могу сказать, что примерно 50 процентов остаются в Томске, остальные уезжают. Направления — Москва, Санкт-Петербург, заграница. Для нас наш выпускник, который работает где-то в Силиконовой долине, так же ценен, как и тот, что работает в местной томской IT-компании, или управляет банком. Не так важно то, где он находится, сколько то, как он связан со своей альма-матер и организационно и экономически. Мы следим за судьбой наших выпускников, и, конечно, рады, если они сохраняют контакты с университетом.

Текст: Анна Мацковская

Фото: Серафима Кузина

Подписывайтесь на наш телеграм-канал «Томский Обзор».

Тэги/темы:
Томские новости

Томские ученые помогли синтезировать новый материал для суперконденсаторов

29 декабря 2020
Томские новости

На территории Томской области должна возникнуть «водородная долина» — проректор ТПУ

21 декабря 2020
Образование и наука

Лаборатории: 7 историй о главных экспериментальных пространствах томского Политеха

29 декабря 2020
Томские новости

Томские ученые разрабатывают нейросеть, которая сможет писать новости для информагентств

21 декабря 2020
Томские новости

Томские ученые выяснили, как «обманутый» иммунитет помогает разным типам опухоли

25 декабря 2020
Томские новости

Теперь в центре: «Байкал-Сервис» переехал на улицу Пушкина

25 декабря 2020
Томские новости

В Томске изменились сроки приема документов в первые классы

13 января 2021
Образование и наука

Стать магистром ТГУ: как олимпиады помогут продолжить обучение в ведущем вузе страны

21 декабря 2020
Томские новости

Школу и детсад планируется построить в Октябрьском районе Томска

26 декабря 2020
Комментарии для сайта Cackle