18+
18+
Краеведение, Рассказано, Томск исторический, Томск Тобольск история семьи фото архив снимки бабушка дедушка родственники предки родословная покол Фотографии из прошлого.Как томичка Анастасия Колесникова восстанавливает историю своей семьи

Фотографии из прошлого.
Как томичка Анастасия Колесникова восстанавливает историю своей семьи

Семейной историей Анастасия Колесникова начала интересоваться несколько лет назад. О родственниках с маминой стороны ей было известно, а вот о прадедушках и прабабушках по линии отца она почти ничего не слышала.

Занявшись поиском своих корней, девушка сначала узнала о старом альбоме с семейными фотографиями который сегодня хранится в томском музее. А недавно в ее руки попал целый архив снимков, где изображены ее предки.

Поговорили с Анастасией о фотоархиве и о том, как важно знать свою родословную.

Альбом с бархатной обложкой

Фото: Серафима Кузина

Родственников по маминой линии Анастасия еще застала в живых, поэтому примерно представляла, как они попали в Томск, чем занимались во время Великой Отечественной войны. Но по отцовской линии знала только бабушек-дедушек.

— Решила расспросить бабушку Олю с папиной стороны, есть ли у нее какая-то информация хотя бы про своих родителей. Оказалось, у нее много воспоминаний. У дедушки тоже, но его история не задокументирована, все обрывается примерно на военных временах. Остались ордена, награды труженика тыла… А у бабушки корни уходят далеко, ей есть что рассказать, просто обычно прошлое не обсуждалось.

Так Анастасия узнала, что дома был фотоальбом начала ХХ века, он достался бабушке Оле от своей бабушки. Теперь он хранится в Музее истории Томска — его передали в надежде, что там он сохранится лучше. Точнее, фотографии из альбома остались в семье, а в музей попала его бархатная обложка, украшенная слоновой костью, с гравировкой «1900 год». Анастасия написала запрос в музей, но выяснилось, что вернуть семейный артефакт уж невозможно — его оформили в постоянную коллекцию, оттуда «отозвать» свой дар уже не получится.

Фото: Серафима Кузина

К сожалению, в руках альбом подержать тоже не удалось: он сейчас ждет своей очереди на реставрации, его никому не выдают.

— Мне было бесконечно грустно, что не могу его забрать, — говорит Анастасия. — Но фотографии альбома мне выслали. Рассмотрели их с бабушкой. На обложке — снимок какого-то имения в Тобольске. Бабушка сказала, что это когда-то был их фамильный дом. Я начала искать информацию про исторические здания Тобольска и нашла его. Оказалось, что это дом купцов Корниловых, после Революции он перешел Музею истории суда. Но бабушке об этом ничего неизвестно.

Люди на старых снимках

Фото: Серафима Кузина

В апреле бабушка Анастасии получила посылку от своей двоюродной сестры — это были старинные с фотографии, принадлежавшие их общей бабушке Анне Федоровне. Это она когда-то переехала из Тобольска в Томск. Они хранились у тети бабушки Оли, а потом перешли к ее дочке. И она с легкостью поделилась семейными реликвиями с родными.

На кадрах Анна Федоровна в разные годы жизни. Среди снимков есть документ — свидетельство о том, что она в 1917 году окончила томскую Мариинскую женскую гимназию со званием домашней учительницы по арифметике. Ради учебы она и уехала в Томск, провела здесь сложные для страны годы. Также сохранилась запись, что с 1 сентября 1916 года ученица работала в Колпашевской школе.

В свидетельстве можно посмотреть оценки гимназистки Анны Федоровой. По арифметике у девушки поначалу была «тройка», но потом она работала учительницей математики, а с годами получила должность среди чиновников в сфере образования.
Фото: Серафима Кузина

Анна Федоровна в училище (третья справа в нижнем ряду)
Фото: Серафима Кузина

Среди снимков и трогательное послание из прошлого — стихотворение-напутствие, которое Анна Федоровна написала своей дочке Любе, прабабушке Анастасии, когда та повзрослела и уехала из дома учиться. Теплые строки написаны чернилами.

На крайнем слева снимке — бабушка Оля, на крайнем справа — ее мама, Любовь Тесля (в девичестве Громович) со своей матерью Анной Александровной Громович (в девичестве — Федоровой)
Фото: Серафима Кузина

На фотографиях можно увидеть и прабабушку Любу в детстве, встречающую 1941-й Новый год, саму Анну Федоровну в разные годы, еще совсем маленьких бабушку Анастасии и ее сестру. Есть снимки и более «свежие», уже не 1920-40-х, а 60-х годов.

Также на старых фото — родня из Тобольска. Теперь в этом городе никаких родственников Анастасии не осталось, все переехали в Москву и другие города.

Люба Громович встречает Новый год-1941
Фото: Серафима Кузина

Из мужчин на снимках узнаваем прадед Николай Тесля, муж Любы. О нем Анастасия знает, что его работа была связана с железной дорогой. На фронте он не был, получил звание труженика тыла. На одном из фото, где Анна Федоровна с братьями и сестрами, видна неразборчивая надпись. Но сестру Клавдию, которую называли Каля, бабушка Анастасии узнала — она иногда гостила у семьи.

Фото: Серафима Кузина

Пока остается загадкой и кем является женщина на фотографии 1906 года с подписью «Это наша Еша». Кто из нескольких дам, изображенных на на снимке, та самая Еша, и кем она приходилась предкам Анастасии, непонятно.

— Видна пометка «Шепелев», это фамилия фотографа, кому принадлежал салон в Тобольске, — уточняет Анастасия. — Вероятно, это либо сестра Анны Федоровны, либо ее тетя, либо мама, которая умерла, когда той было было полгода. Пока не установили, кто именно. Конечно, хотелось бы это сделать, женщина есть на многих фотографиях.

Фото с подписью «Наша Еша» — крайнее слева. На фото в центре — Анна Федоровна в училище (крайняя слева в верхнем ряду). На крайнем справа фото — Анна Федоровна с супругом Матвеем Громович и детьми. Кем приходится молодой человек по центру на этом фото не известно.
Два одинаковых фото сверху тоже пока не опознаны.
Фото: Серафима Кузина

О многих фотографиях пока ничего неизвестно: например, о явно сделанном в начале ХХ века групповом снимке, где есть Анна Федоровна — никаких подписей о том, что за люди вокруг, нет. Возможно, фото связано со временами учебы девушки. Неясно, что за ребенок на фотографии 1908 года и кто такая незнакомка на снимке, датированном 1906 годом с подписью «На долгую…» — дальше неразборчиво, но, вероятно, память.

Помнить о близких

Фото: Серафима Кузина

Возможно, обо всех людях на старых снимках все-таки получится узнать больше. Анастасия хочет продолжать поиски:

— Буду делать запросы в архивах, возможно, какую-то информацию удастся найти через свидетельства о браке. Собираюсь посоветоваться с музеем — у них наверняка есть опыт такой работы. По архивным фото тоже буду вести поиски — возможно, где-то хранятся пленки, негативы. Есть мысли съездить в Тобольск. Там могли остаться какие-то документы о купеческой семье. Пока я нашла информацию, что они занимались судостроением. Потом рядом с Тобольском построили Тюмень, основные торговые пути переместились туда.

Бабушка Анастасии интерес внучки к семейной истории разделяет — ей тоже хочется узнать больше:

— Ей грустно, что прежде никто даже не задумывался о предках, возможно, она могла бы что-то выспросить у своей бабушки. Но тогда это не казалось нужным. А теперь ты оглядываешься и не понимаешь, как оказался именно здесь, в Томске, — говорит Анастасия. — Моя бабушка очень трепетно относится к семье, помнит все о наших нынешних родственниках, поздравляет всех с праздниками. Но не знает про собственные корни: как купцы остались без имения, куда исчезли остальные родные. Удивительно что в семье сохранились фотографии. Знаю, что кому-то прабабушки про родственников говорили «Лучше тебе не знать этого», жгли снимки и письма.

Дом по ул. Советская, 93 — объект культурного наследия регионального значения. Он, или какой-то из стоящих поблизости других домов на Советской, связан с историей ее семьи, говорит Анастасия. Точной информации пока нет, но она надеется, что это также удастся выяснить.
Фото: Серафима Кузина

Но что бы ни происходило в жизни, знать о своих предках, об их судьбах, необходимо, уверена Анастасия:

— Всем людям важно быть в связке с родными, родителями, даже если с ними сложные отношения и разные взгляды на одни и те же вещи. Все мы родом из детства, когда самое страшное, что мама откажется от тебя и уйдет. То же самое и со всей родовой системой, к которой мы принадлежим. С одной стороны, казалось бы, с нами ничего не происходит. Если я узнаю, кто был мой прапрадед, это ничего в моей жизни не поменяет. Но от такой информации о прошлом становится спокойнее и понятнее. Словно чувствуешь корни, которые уходят вглубь, и больше не «колышешься на ветру». Понимаешь, что люди, которые попадали под преследование, не находились в упадке, не скрывались по подвалам. Жили спокойно, достойной, без раболепия. Это словно дает тебе индульгенцию: предки справились, и ты справишься. Если в будущем узнаю, что в семье были страшные события, связанные с репрессиями, то у меня будет обратная реакция: у них не получилось из-за обстоятельств, а у меня получится.

Один мой знакомый говорит, что дети — самое важное в жизни. Действительно, в рамках Вселенной ты — отдельная личность, даже не бусинка — пылинка. А когда этих пылинок целая цепочка, и не одна, а 10-15 сплетены и знают об этом, то выходит уже совсем другая история. Идея держаться вместе мне очень близка. Поэтому мне важно знать о тех родных, кого уже нет. Пусть быть вместе не получится, но помнить их хочется.

Текст: Мария Симонова

Подписывайтесь на наш телеграм-канал «Томский Обзор».

Комментарии для сайта Cackle