18+
18+
Истории томских зданий, Краеведение, томск история зданий старинные фотографии фото интерьер художка музыкалка художественная музыкальная Купеческие залы и квартира особого режима. История дома на Ленина, 42

Купеческие залы и квартира особого режима. История дома на Ленина, 42

АВТОР
Валентина Бейкова

Проходя мимо кирпичного здания на проспекте Ленина, 42, можно услышать музыку, которая доносится из открытых окон на втором этаже. Здесь находится концертный зал музыкальной школы №2. А на первом этаже — художественная школа, в широких окнах можно увидеть работы юных графиков и живописцев. Но задумывались ли вы об истории этого здания?

В начале прошлого века в этом доме тоже порой звучала музыка, и было шумно от разговоров гостей, которых принимали состоятельные хозяева — купец Алексей Кухтерин со своей супругой Александрой.

Музыка стихла с приходом большевиков. Топот каблуков в польке и кадрили на два десятилетия заглушил стук пальцев машинисток управления НКВД. Позже здание переоборудовали в жилой дом. В одной из квартир поселился постоялец, для безопасности которого было выставлено два поста милиции, а сад, огороженный высоким забором, охраняли две овчарки.

Лишь в середине 1960-х эти залы вновь наполнила музыка. Второй и третий этажи были переданы музыкальной школе, а первый и цокольный — художественной. Оба учреждения занимают эти помещения по сей день.

Приглашаем вас прогуляться по просторным залам и маленьким комнаткам этого дома, увидеть, что сегодня напоминает о былом величии его первых владельцев, узнать истории людей, чьи жизни были связаны с этим зданием.

Именитые хозяева

Кухтерины — купцы и меценаты — были известны далеко за пределами Томска. Их деловой интерес был крайне широк. Они перевозили грузы по Сибири и европейской части России, занимались спичечным и мукомольным производством, заготовкой леса и электрификацией Томска, торговали товарами собственного производства.

Чайные склады Кухтерина. Третий слева — Иннокентий Кухтерин, один из сыновей Евграфа Николаевича
Фото из фондов ТОКМ

В конце XIX века Кухтерины принимают решение инвестировать средства в недвижимость. Купцы строят в городе восемь крупных каменных построек, которые потом сдают в аренду. Одним из таких доходных домов становится здание на Почтамтской, 37 (ныне проспект Ленина, 42).

Строительство здания казённой палаты, 1900 г. Как раз напротив дома по Почтамтской, 37
Фото из фондов ТОКМ

Тут же, как заверяют томские историки, поселился старший сын Евграфа Николаевича Кухтерина — Алексей. Примечательно, что историческая постройка не являлась частной собственностью наследника именитого купца. Согласно списку улиц города Томска с поименованием домовладельцев и с указанием деления на полицейские, мировые и следственные участки за 1908 год здание принадлежало торговому дому «Евграф Кухтерин и сыновья». Алексей возглавил семейное предприятие после смерти своего отца в 1887 году и оставался его распорядителем вплоть до своей кончины в 1911 году.

Комитет по строительству здания Общественного собрания (1897 год). Слева направо: Алексей Кухтерин — купец I гильдии, Николай Беляев — владелец типографии и гласный Городской Думы, Николай Меженинов — начальник работ по постройке Средне-Сибирской железной дороги, Константин Лыгин — архитектор, Илья Фуксман — купец I гильдии

Алексей Кухтерин был похоронен в фамильной усыпальнице Петропавловского храма, что в микрорайоне Спичфабрика. Считается, что после революции 1917 года его могилу разграбили, а останки выбросили в озеро неподалеку от храма.

Поселился руководитель фамильной фирмы в квартире на Почтамтской неспроста. В то время это была главная улица Томска. Здесь была сконцентрирована деловая и культурная жизнь города. Почтово-телеграфная служба помогала предприимчивым томичам оперативно решать вопросы бизнеса далеко за пределами города, тут же на Почтамтской селились и вели свои дела богатейшие и самые влиятельные горожане — Кухтерины, Гадалов, Асташев и другие. В шаговой доступности от квартиры Алексея Кухтерина располагались театр Королева (не сохранился) и здание общественного собрания (ныне Дом офицеров).

Общественное собрание во времена Кухтериных. Из альбома «Виды Томска» изд. книжного магазина П.И. Макушина
Фото из фондов ТОКМ

Центральное отопление и холодильник без электричества

Красивый камин в одном из залов особняка

На сегодняшний день томским историкам и архитекторам не удалось установить, кто был автором проекта здания на проспекте Ленина, 42, и в каком году оно было построено. Специалисты могут лишь предполагать, что историческая постройка была возведена в самом начале XX века по проекту архитектора Константина Лыгина.

Валерий Залесов
заведующей кафедрой теории и истории архитектуры ТГАСУ

По некоторым внешним особенностям мы можем предположить, что автором проекта был Константин Лыгин. Дата постройки здания скорее всего относится к началу ХХ века. Для этого периода работы архитектора характерна открытая кладка кирпича.

Позже, когда Лыгин начал работать в стиле модерн, фасады были оштукатурены: это видно на здании аптечного магазина «Штоль и Шмидт» (ныне аптека № 1 по проспекту Ленина, 54 — прим. ред.) и особняке купца Густава Флеера (сегодня Дворец бракосочетаний на проспекте Ленина, 83 — прим. ред.).

Однако документальных сведений о том, что он проектировал это здание, нет. По крайней мере в его архиве, который хранится в краеведческом музее. Поэтому мы, указывая этот факт, отмечаем «предположительно».

Главный фасад здания, украшенный колоннами из кирпича и длинным кованным балконом, выходит на проспект Ленина. Небольшой балкончик на втором этаже сохранился и с торца здания, который выходит на главный корпус ТУСУРа. Со стороны двора на втором и третьем этажах сохранились деревянные лоджии-галереи.

На деревянной галерее

Согласно данным «Центра по охране и использованию памятников истории и культуры», внутри дом был разделен капитальными стенами на квартиры с отдельными входами, расположенными на южном боковом и дворовом фасадах. Войдя в одну из дверей с южной стороны, мы попадаем на лестницу. Помпезного декора здесь нет: пол в пролетах выложен большими каменными плитами, перила простые, местами на металлических прутьях сохранились небольшие декоративные элементы в виде цветов. Лестница вела в квартиру на третьем этаже, сейчас это запасный выход музыкальной школы.

Лестницы музыкальной школы

Жилье было благоустроенным. Здесь была канализация и центральное отопление. Центральным отоплением на рубеже XIX и XX веков называли систему с единым тепловым узлом, который обогревал здание в несколько этажей. Котельная здания на Ленина, 42 находилась в цоколе.

Вид из окон цокольного этажа

Сами комнаты обогревались за счет печей, топок за ненадобностью у них не было. Такие печи были прототипами современных радиаторов, которые сегодня есть в каждой благоустроенной квартире. Выполнены они были из кирпича, благодаря продуманной системе обогрева занимали немного места, при этом отапливали большие помещения.

Чтобы жар от печей не был слишком сильным, их отделывали кафелем. Кроме того, они выполняли декоративную функцию и украшали интерьер наряду с дорогой мебелью. В здании сохранилось около десятка печей, первоначальный облик остался у единиц. У большинства изразцы были сбиты, сами они оштукатурены и выкрашены в цвет стен.

Камины и детали

Холодный воздух из комнаты попадал в специальные каналы через отверстия в основании печи, опускался в тепловой узел, прогревался до нужной температуры и по другому каналу попадал обратно в жилые помещения. У окна в каждой такой комнате было проделано отверстие в стене, закрытое решеткой, это приточная вентиляция. Благодаря постоянной циркуляции воздуха, в квартирах всегда была комфортная температура.

Вентиляционные отверстия закрыты фигурными решетками

Еще одна примечательная деталь — дверные проемы. В хозяйских комнатах были высокие двустворчатые двери, в комнатах, где могли располагаться ванная или уборная, — низкие одностворчатые.

Дверные проемы в доме — разной высоты, и это неспроста

В северо-западной части здания есть закуток с комнатами. Все они с низкими дверными проемами. Скорее всего, здесь жила прислуга, тут же могли находиться кухня и прачечная.

В фасадной стене здесь есть небольшие ниши — квартирные ледники. Они выполняли роль холодильников. За счет углубления задняя стенка в них тоньше, а значит, там было прохладнее. Кроме того в таких ледниках было отверстие, которое при необходимости могли открывать, чтобы внутрь поступало больше холодного воздуха, или закрывать. Так продукты дольше оставались свежими. Холодильники, выполненные по тому же принципу, позже можно было увидеть под окном на кухне в каждой советской «хрущевке».

Слева — дверца ниши-холодильника

Варшавский парикмахер

Окна-витрины первого этажа

Первый этаж доходного дома Кухтерины сдавали под коммерческие помещения. Судя по большим витринным окнам и кирпичным аркам, сохранившимся внутри, тут легко мог расположиться ресторан или магазин. Но что совершенно точно было в здании, так это парикмахерская Франца Мельхиоровича Свендровского.

При Кухтериных здесь были коммерческие помещения, а сейчас — художественная школа

Родился он в семье варшавского мещанина в 1882 году, в то время Варшава еще была частью Российской империи. Когда он прибыл в Томск, точно не известно, но, по имеющимся данным, с 1911 по 1919 годы он владел парикмахерской в здании на улице Почтамтской, 37. Об этом свидетельствует и рекламное объявление из газеты тех лет с точным указанием адреса.

Реклама парикмахерской Свендровского
Фото: сайт мемориального музея «Следственная тюрьма НКВД»

Помимо мужских и дамских стрижек, Свендровский предлагал своим клиентам всевозможные волосяные изделия и прически для дам из волос по самым новейшим фасонам. Особое внимание уделялось дезинфекции инструментов.

Свендровский был женат на Прасковье Федоровне Ревтовой (Реватовой) и имел трех сыновей: Яна, Юлиана и Романа.

1. Свендровский с женой. Томск. Начало ХХ в.
2. Они же во второй половине 1930-х гг.
Фото: сайт мемориального музея «Следственная тюрьма НКВД»

В неспокойный период гражданской войны Франц Мельхиорович вместе с семьей переезжает в село Боготол (сегодня территория Красноярского края) и продолжает работать парикмахером. Но прожить спокойную жизнь в новой стране при Советской власти ему не удалось. Он был арестован 15 июня 1938 года по обвинению в принадлежности к контрреволюционной шпионско-диверсионной организации. Свендровский был расстрелян в марте следующего года в Ачинске. Реабилитирован 21 декабря 1955 определением транспортной коллегии Верховного суда СССР.

Управление НКВД и особо охраняемый квартирант

В этом светлом классе мог находиться кабинет следователя или комната партийного работника

С приходом к власти большевиков имущество томских купцов было национализировано. В 1923 году был создан городской отдел НКВД, под его нужды были переданы бывшее кухтеринское здание на Ленина, 42 и соседнее с ним на Ленина, 44 (сегодня здесь работает мемориальный музей «Следственная тюрьма НКВД»)

Об истории соседнего дома, где находится музей, и его постояльцах и жильцах можно прочитать в материале «Томского Обзора».

— В здании по Ленина, 42 разместилось управление горотдела НКВД. В него входили и уголовный розыск, и комендатура, и пожарная часть и прочее, — рассказывает директор мемориального музея Василий Ханевич. — В нашем здании разместилось государственное политическое управление при НКВД. Внизу находились камеры предварительного следствия, наверху — кабинеты следователей.

По словам Ханевича, в 1944 году с учреждением Томской области ведомство съехало, освободив обе постройки. Здания были переданы под жилой фонд. В одной из квартир на Ленина, 42 поселился первый секретарь Томского обкома партии Василий Арсентьевич Москвин.

Москвин был направлен в Томск в 1951 году и назначен первым секретарем Томского обкома ВКП (б) КПСС и оставался таковым до 1959 года. Данная должность соответствовала посту руководителя Томской области.

Василий Москвин в молодости
Фото из фондов Центра документации новейшей истории Томской области

При Москвине в 50-х годах в Томской области был создан первый в СССР ядерный центр мирового уровня — Сибирский химический комбинат. В 1954 году в регионе была получена первая нефть, начинается развитие нефтедобывающей отрасли.

В том же 1954-м Томск отметил свое 350-летие. Благодаря юбилейной кампании был модернизирован каменный мост через Ушайку, проложена вторая очередь трамвая от улицы дальне-Ключевская до станции Томск II, при участии и инициативе Москвина был построен над Степановкой самый большой в Сибири лыжный трамплин, начинает развиваться эпоха лыжного фристайла.

Фото из открытых источников

По соседству с Москвиным, в доме по адресу проспект Ленина, 44, в квартире на цокольном этаже, где сегодня находится кабинет директора музея «Следственная тюрьма НКВД» Василия Ханевича, жил мальчик Саша Родионов. Сегодня это уже житель города Анапы. В своем телефонном разговоре с директором музея он поделился своими воспоминаниями о том времени.

Это где-то был 1954 или 1955 год. Во двор к Москвину вела отдельная дверь, но к нему не пускали никого даже в ограду. Охраняли его так, что ниоткуда нельзя было пройти или прокрасться. Вход охраняли два милиционера. Один стоял в будке на въезде во двор, через который проезжала «Волга» Москвина, другой — внутри. С сыном его мы не общались, — вспоминает Александр Родионов. — У них был отдельный сад, где росли крыжовник, смородина, ранетки. Мы мальчишками через забор это все кушали. Забор был высокий 2,5 метра, по верху была натянута колючая проволока. По территории бегали две овчарки, одна даже прокусила мне ногу, когда я воровал ранетки.

Позже здание по проспекту Ленина, 42 было выведено из жилого фонда. В 1966 году сюда переехали художественная школа № 1 и музыкальная школа № 2. Оба учреждения остаются здесь работать до сих пор.

Из фотоальбома «Старые дома Томска», 1968–1974 гг.
Фото: Павел Коханенко

Как уживаются старина и современность

Кира Валентиновна Суханова, директор ДМШ №1

Директор музыкальной школы № 2 Кира Суханова пришла работать в образовательное учреждение в 2013 году. Тогда еще в здании было много старых окон в деревянных рамах. Со временем их заменили на современные пластиковые. Когда рабочие снимали старые рамы, обнаружили большие металлические гвозди, которые удерживали окна в кирпичной стене. Директор их сохранила, говорит, рука не поднялась выкинуть. Сейчас находка хранится в шкафу в ее кабинете.

Те самые гвозди, которые удерживали старинные рамы

— Центральное городское отопление было проложено здесь в советские годы, с тех пор капитального ремонта сети не было. Но ежегодно мы проводим осмотры и мелкий ремонт, чтобы поддерживать ее в рабочем состоянии. В здании всегда комфортная температура и зимой, и летом за счет толстых кирпичных стен, с этим проблем нет никогда, — делится Кира Суханова. — Проблема была, когда одно время у нас бежала крыша. Я боялась, что могли прогнить деревянные перекрытия между этажами. Года четыре назад, когда рабочие разобрали пол, оказалось, что каждое бревно было обернуто в бересту. Меня это очень удивило. Утеплено все было мхом и конским волосом, все это по-прежнему было сухим.

К сожалению, не все так хорошо сохраняется со временем. В 2017 году, когда напротив здания шла реконструкция Ново-Соборной площади, по старинной печи в концертном зале пошли трещины. Они были и раньше, но от вибрации начали расползаться дальше. директор музыкальной школы сделала наклейки с указанием даты, чтобы посмотреть, продолжится ли разрушение. К счастью, после завершения ремонтных работ на улице новые трещины перестали появляться.

Еще одна сложность обитателей старинных строений — гармонично сочетать старину и современные санитарные и пожарные требования. Новые светильники и датчики пожарной сигнализации выглядят инородно на потолке, где местами сохранилась лепнина, а стены местами так опутаны новой проводкой, что по словам директора, они и сами порой не сразу могут определить, куда ведет очередной провод.

Лепнина, схранившаяся на потолках в музыкальной школе

Юные ученики и вовсе перестают замечать старинные детали. Керамические печи, массивные деревянные двери, местами сохранившийся паркет — все это становится для них привычным фоном, который они видят чуть ли не каждый день. Они не задумываются о том, что находятся в историческом здании, не осознают, сколько ему лет, сколько всего видели и помнят эти стены.

Когда-то здесь звучала музыка, и музыка звучит здесь вновь.


Источники:

Свендровский Франц Мельхиорович. Фонды музея «Следственная тюрьма НКВД

Дом доходный Кухтерина. ОГАУК «Центр по охране памятников»

Москвин Василий Арсентьевич, партийный и государственный деятель. Центр документации новейшей истории Томской области

Список улиц г. Томска с поименованием домовладельцев и указанием деления на Полицейские, Мировые и следственные участки. Составлен по распоряжению Томского Полицмейстера. 1908 год.

История названий Томских улиц / [Г. Н. Старикова, Л. А. Захарова, Е. В. Иванцова и др.; отв. ред. Г. Н. Старикова]. — Томск: Д-Принт, 2012 — 368 с.; Историческая справка Томского НИИ Курортологии и физиотерапии ФМБА России;

Дмитриенко Н.М. Томские купцы: биографический словарь (вторая половина XVIII — начало XX в.) / Н. М. Дмитриенко. — Томск: Изд-во Том. ун-та, 2014. 336 с.

Козлов А. А. История печного отопления в России. Серия «Камины и печи». Т. V / А. А. Козлов. — М: «АНКО», С-П.: «Эксклюзив Стиль», 2017 — 164 с: ил.

Немцова Н. И. Исследование и реставрация русских изразцовых печей XVII–XVIII веков. Методические рекомендации. Москва 1989 год.

Тэги/темы:
Комментарии для сайта Cackle