18+
18+
Люди, Погода и природа, Экология, родники томск карта назаров александр Дмитриевич ботанический сад озеро Родник как ребенок. Прогулка с Александром Назаровым, который открыл и нанес на карту более 1000 источников в Томске

Родник как ребенок. Прогулка с Александром Назаровым, который открыл и нанес на карту более 1000 источников в Томске

АВТОР
Егор Хворенков

Томск — родниковый город. На его карте — более тысячи подземных источников! Благоустроена и доступна для посещения только малая их часть, но родники уже включают в туристические маршруты.

Удивительно, но практически вся работа с томскими родниками связана с именем одного человека. Это ученый-гидрогеолог и энтузиаст Александр Дмитриевич Назаров. Он рассказал нам о самых старых из известных томских источников, о родниковом водопроводе и о том, как узнать, что рядом вода.

Против канализационной психологии

В оврагах и под крутыми склонами западной оконечности Университетской рощи и ботанического сада ТГУ вода выходит прямо на поверхность, ныне питая Университетское озеро, а в прошлом — первый водозабор для централизованного водоснабжения строящегося в Томске университетского городка. В начале ХХ века многие родники были хорошо обустроены, из них брали питьевую воду.
Однако позже их состояние сильно ухудшилось, многие оказались уничтожены.

Александр Назаров еще в 60-е годы, когда учился на геолого-разведочном факультете ТПИ и только начал знакомиться с томскими родниками, отметил их заброшенность и запущенность.

— Видно было, что родников много, но большинство забыты и во многом загажены. Это мне неприятным показалось, — говорит он. — К родникам я с детства относился хорошо. Как они оформлены в том же Геленджике: старинные чаши, все в мраморе. И вдруг здесь бежит родник — 100 кубометров воды в сутки — и никак не оформлен! Более того, его стараются засунуть в трубу, чтобы не видно было... Эта канализационная психология обывателя и власти меня всегда возмущала. А когда родник журчит, на камни падает, брызгает, — вроде какой-то совсем маленький родничок, а шепчет, как ребенок.

Родники, особенно в городской черте, часто так прячутся, что найти их непросто. Но профессиональный гидрогеолог знает признаки, по которым можно понять: рядом вода.

— Один из таких признаков — камыш. Если он на склонах растет — значит, близко уровень воды. Правда, это не значит, что поковыряешь немного и вода побежит. Она может быть на глубине полутора метров. А где-то просто пошел в сапогах и вдруг у тебя на склоне сапоги «запотели». Например, так я нашел родник в Михайловской роще. Когда убрал валежник, оказалось, что там целый пруд, где-то полтора на полтора метра, глубиной больше 1,2 метров.

Александр Назаров вместе с коллегами и студентами исследовал томские родники в течение практически всей своей профессиональной деятельности. А в 2004 году, перед 400-летием Томска, он систематизировал информацию, создав первую карту родников и ландшафтно-родниковых зон. На ней были отмечены 1014 источника в пределах 14 городских ландшафтно-родниковых зон на правом и левом берегу Томи.

— Был разговор с Крессом. Он говорил: «Ты мне отыщи 19, или сколько там, родников, мы их обустроим». Я составил три списка из 50, 100 и 400 родников, которые наиболее удобны и желательны для благоустройства, — рассказывает Александр Назаров. — Принес губернатору, а он карту отодвинул и сказал: «Где я вам найду столько денег, чтобы это обустроить?». На этом дело закончилось.

А в 2003 году первый источник все же обустроили — но на спонсорские средства. Это родник под названием «Божья роса» на ул. Островского, 25, рядом с которым возвели 14-метровую часовню. В 2004 году спонсор помог и с началом обустройства исторического Воскресенского родника на Обрубе. Но через два года в процессе благоустройства бульдозерами выровняли правый склон Ушайки, уничтожив каскад прудов родниковой воды, который тек до самой реки.

Систематическим обустройством родников в Томске занялись только в 2013 году. Хотя точкой отсчета этих работ можно считать и 2011 год, когда по заказу Департамента природных ресурсов и охраны окружающей среды (инициатор и организатор — руководитель в то время А.М.Адам — примечание) провели очистку чаши Университетского озера.

«Флоринский», «Святая Анна», «Юрист»

Когда-то озеро у четвертого корпуса ТГУ состояло из четырех чаш. Их засыпали в процессе строительства новых корпусов, например, НИИ ПММ и Инновационного корпуса. В 2011 году озеро не только очистили, но и углубили дно до 2,5-3 метров. Однако поднятый во время работ ил вываливали на берег, закрывая позабытые многими родники.

— Ни одного родника не было, зато на их месте — повышенная влажность, поэтому пройти было невозможно из-за грязи, по камушкам ходили, — вспоминает Назаров.

В 2013 году сюда пришел Александр Дмитриевич, чтобы вновь вывести родники на поверхность. За пару лет из-под ила и грязи на свет появились родник святой Анны, «Философ», «Дионисий» и многие другие. Почти у каждого из них Назаров выкопал собственный небольшой пруд. Позже три пруда частично реконструировали при участии Департамента природных ресурсов.

— У некоторых родников питание грунтовое, первый от поверхности водоносный горизонт, — рассказывает Александр Назаров. — Дождик, снег выпал, уровень воды поднялся, а летом почти до дна высыхало.

При реконструкции дно выстелили специальной материей, сделали щебенистую стенку. Поэтому, как бы ни менялся уровень воды, чаша родника сохраняется.

К каждому роднику подход индивидуальный. Например, родники «Юрист» и «Философ» которые Назаров вывел на поверхность в 2016 году, спускаются к озеру по трубе. Иначе грунт будет размыт и берег превратится в болото. А в «Дионисии», наоборот, пришлось поднимать уровень воды на полтора метра.

— Там водоносный горизонт напорный, восходящий, — объясняет гидрогеолог. — Чтобы выровнять площадку и сделать дорожку, пришлось четыре пруда поднимать на один уровень. Сколько времени надо — выкопать этот пруд, сделать плотинку, чтобы она с гидроизоляцией была. Другой родничок — вот он, из-под горы выходит. Ткнуть туда трубу, полчаса — и обустроенный он.

Еще пара родников — «Олеся» и «Оксана» — находятся прямо на уровне воды. Их Александр Дмитриевич назвал в честь дочерей по праву первооткрывателя — в геологии есть закон: кто первым нашел, тот и дает имя. Есть здесь родник «Волонтер», который Назаров обустраивал вместе с добровольцами.
Всего на сегодняшний день у Университетского озера выведены на поверхность и обустроены около десятка родников.

Практически всё, что есть на берегу Университетского озера, пожилой ученый создал своими руками. Он сделал здесь водные каскады, смастерил, как мог, столики, скамейки, лестницы, пирсы и даже отсыпал террасы. Всё для того, чтобы любоваться родниками было удобно.

— Почему я решил заняться благоустройством здесь? Если не я, то кто? Кто-то считает трубу хорошим благоустройством родника, кто-то мрамор, кто-то дерево. Так как у меня ничего нет, я подбираю и использую доски, которые кто-то выбросил на свалку, — рассказывает Назаров. — Например, СибГМУ зимой делал ремонт, выбросили столики. Я пришел по снегу, притащил их на берег, прибил. Сейчас народ ходит сюда, утки садятся.

Родниковый водопровод

К югу от Университетского озера располагается целая группа родников, которые относятся к территории Сибирского ботанического сада. Именно они некогда обеспечили первый томский водозабор подземных вод для централизованного водоснабжения университетского городка.

Названия некоторых родников здесь освещают историю университетского водопровода. Один назван в честь профессора Эдуарда Лемана, который опубликовал первую статью с результатами химических анализов этих и других источников Томска («Известия Томского университета», 1891, книга 1). Правда изучал он воду, которая поступала в его лабораторию по трубопроводу. А вот подвел воду в водопровод инженер Николай Ренкуль. Родник его имени находится неподалеку родника имени Лемана. Кстати, перейти от одного к другому можно по лежневке, которую собственноручно укладывал Назаров.

Чуть дальше находятся одни из древнейших родников Томска — «Университетский» и «Ботсадовский». Вместе они питали первую водопроводную систему города, которую построили в 1885 году. Рядом с родниками до сих пор можно встретить водоприемники, огромные деревянные бочки, которые установили более 130 лет назад.

— Все родники находятся в зоне ботанического сада. Находясь в пределах особо охраняемой природной территории, они приобретают соответствующий статус — природоохранный, — считает Александр Назаров. — Вот водоем, куда стекала вода из родников. Здесь стояла паровая насосная станция; похоже, что основание от нее осталось, — кирпичей довольно много. На бугре была каменная водонапорная башня Ренкуля высотой с пятиэтажный дом. Основание еще осталось. Водопровод собирал воду с родников, закачивал наверх и снабжал водой весь университетский городок. Все трубы были деревянные, лиственничные. По ним вода еще чуть ли не до середины 20 века поступала. До сих пор сохранилась часовенка при родниках, но точную схему расположения всех составляющих водопровода Ренкуля еще нужно восстанавливать.

В позапрошлом году в районе ботанического сада Александр Дмитриевич восстановил родничок, названный в честь одного из основателей ТГУ профессора Флоринского. Пройдя по лежневке дальше, можно выйти к Ботаническому роднику.

А еще Назаров в 2016 году попытался восстановить речку Садовую, которая проходит, в том числе, и по территории ботанического сада. Правда, с сотрудниками учреждения общего языка ему найти не удалось, поэтому основную работу здесь он провел во время их отпусков.

— Бывший директор Татьяна Петровна как-то встретила меня в столовой в главном корпусе, говорит: «Вы посмотрите, болото какое-то, влажность повышенная». Я пришел, посмотрел — реки-то нет. Нашел русло, стал очищать. Бревна по шесть метров надо было распилить, убрать; сапоги, детские игрушки, посуда, матрасы, простыни, штаны, бутылки, плиты бетонные, электромоторы, чего только не было в этой речке. Все это я вытащил, 11 прудиков сделал, — объясняет Назаров. — Пока мне не мешали, может, были в отпусках, я успел очистить полреки. Потом увидели пруды — до них дошли работы по созданию экотропы — удивились, стали говорить, что это особо охраняемая территория, всё запрещено. Пытался объяснить, какой ботанический сад без реки? Нет, не положено. С тех пор диалога нет.

Родники всем

Обустраивая родники, Назаров старается привлечь к этому делу коммерческие организации и волонтеров. На спонсорские средства был обустроен не только родник «Божья роса» на улице Островского. С помощью «Сибирской Аграрной Группы» удалось провести исследования родников в березовой роще в поселке Светлом и масштабную работу по обустройству многометрового спуска к двум родникам. Планируется обустройство «Святого ключа» в переулке Омском на Черемошниках.

Но большую часть работы пожилой гидрогеолог проводит сам. Когда позволяет погода, Александр Назаров мониторит и обустраивает родники в Академгородке, в Светлом, на Южной, в Заварзино и в Ключах. По его словам, ключи есть и на Обрубе, и на Учебной, и в Лагерном саду, и на улице Дальне-Ключевской, и на Черемошниках, и на Степановке. А если посчитать родники на всех присоединенных территориях (в Тимирязево, Дзержинке и поселках), то число источников перевалит за полторы тысячи.
Александр Дмитриевич считает, что правильно обустроенные родники украсят любой уголок города.

Туристический потенциал в них увидели и в администрации города. Родники планируют официально включить в туристические маршруты.

Текст: Егор Хворенков
Фото: Владимир Дударев

Тэги/темы:
Комментарии для сайта Cackle