18+
18+
Интервью, Люди, Предприятие, Томскнефть ВНК, тонскнефть заслуженный работник нефтяной промышленности зворыгин «Нерешаемых задач нет». За что сотрудники «Томскнефти» получают государственные награды?

«Нерешаемых задач нет». За что сотрудники «Томскнефти» получают государственные награды?

За что награждают званием «Заслуженный работник нефтяной и газовой промышленности Российской Федерации»?

Ответом на этот вопрос может стать история заместителя начальника региональной инженерно-технологической службы Лугинецкого месторождения Андрея Зворыгина, который представлен к награде в 2019 году. У него более 30 лет северного стажа, три высших образования и широкая сфера ответственности. Мы поговорили с Андреем Яковлевичем и узнали, как ему удается держать профессиональную форму и достигать высоких результатов.

Невыбранная профессия

— Может, и не я выбрал профессию. Может, она сама выбирает людей. Куда надо прийти, туда и придешь, — ответом на вопрос о выборе трудового пути начинает Зворыгин интервью. — Я окончил ТИСИ по специальности «Строительно-дорожные машины и оборудование». Только к той профессии, которая у меня сейчас, она официально никакого отношения не имеет. Просто эту специальность в свое время выбрали мой отец и двоюродный брат — какая-никакая, а преемственность. Когда пришло время работать, получилось так, что я устроился в «Томскнефть».

Это произошло в 1988 году, практически сразу после окончания вуза. Тогда в большой еще советской «Томскнефти» были специальные подразделения на местах — управления технологического транспорта (УТТ) и другие. В НГДУ «Лугинецкнефть» на должность мастера ремонта механических мастерских и попал на работу молодой Андрей Зворыгин.

Интересно, что с самого начала и по сей день работа его организована вахтовым методом. Две-три недели на промысле, потом столько же дома, в Томске. «Я всю жизнь на вахтах и не представляю, как это — работать по пятидневке», — говорит Андрей Яковлевич.

Через три года из Кедровского УТТ он переводом ушел в Стрежевское управление нефтеотдачи пластов производственного управления «Томскнефти». Теперь уже на вахты он летал на Лугинецкое месторождение, одно из крупнейших в Томской области. Специальность была рабочей, но потом начал расти: помощник бурильщика, мастер капитального ремонта скважин. Квалификацию повышал на курсах, ездил учиться в другие регионы, и вот наступил момент, когда потребовалось второе высшее образование.

Без отрыва от производства

За вторым образованием Андрей Зворыгин пошел в Томский политехнический университет. Специальность — «Бурение нефтяных и газовых скважин». Учился заочно, без отрыва от производства, с 1992 по 1998 год. Времена наступили сложные, и особого повышения в должности, как это было бы раньше, диплом о специальном образовании не принес. Зато, по словам Зворыгина, дал определенные перспективы.

Сейчас трудно сказать, удачным был тот период или нет, — вспоминает 90-е годы наш герой. — Мне на тот момент надо было получать образование, были перспективы роста. Кто тогда знал, что все рассыплется?

А потом работодатели нефтяных компаний начали «раздергивать» кадры. Меня вновь пригласили в Кедровское НГДУ. Приехали главный инженер с начальником, сказали: «Все равно у вас предприятие рассыпается, осталось чуть-чуть. Поэтому есть предложение, от которого вы не сможете отказаться. Нам надо поднимать по вашему направлению свои кадры».

У нас тогда был капитальный ремонт скважин, а у них — подземный ремонт. И я, недолго думая, согласился.

Материальная база у НГДУ была намного лучше, чем у той компании, из которой уходил Андрей Зворыгин. Как он сам вспоминает, «можно делать свою работу, не задумываясь о том, где взять ту или иную железку». И хотя подземный ремонт скважин имеет свои отличия от капитального ремонта, которым раньше занимался Зворыгин, он смог довольно быстро разобраться в новых обязанностях.

— Подземный ремонт скважин, скажем так, более упрощенный, — поясняет Андрей Яковлевич. — Но зато и более быстрый, остановка скважины составляет всего 72 часа. Рабочие подъехали — «вира, майна!» — насосы поменяли, скважина снова пошла работать. Наша бригада могла заниматься и плановыми ремонтами, и устранять аварийные ситуации. Мы делали любую работу на скважине, вообще любую.

Новым навыкам нужно было учиться, и нефтяник вновь пошел в томский политех. На этот раз база уже была, потребовалась годовая переподготовка, зато диплом о высшем образовании по факту получился уже третий.

В начале 2000-х годов Зворыгин вновь меняет профессию — становится супервайзером по капитальному ремонту скважин в том же НГДУ. Появление новой должности было связано с тем, что работы по подземному ремонту скважин стали отдавать подрядчикам, а курировать их, чтобы работа была выполнена качественно и в срок, должен был супервайзер. Но на этом этапе он задержался недолго.

Как временное стало постоянным


Однажды Андрея Зворыгина пригласили поработать заместителем начальника Центральной инженерно-технологической службы (ЦИТС) НГДУ вместо заболевшего коллеги. Однако временная работа стала самой постоянной в его трудовой биографии — на этой должности он работает с 2002 года и по сей день.

— Полгода я отказывался, — вспоминает Андрей Яковлевич. — Мне не сильно нравилось сидеть в кабинете, хотя на этой должности хватает и выездов. Но в итоге оценил ситуацию и подумал: все равно делаю эту работу, только расширилась зона ответственности. Ведь в круг обязанностей заместителя начальника ЦИТС, кроме ремонта скважин, входит и добыча, и подготовка нефти, и другие направления деятельности предприятия.

В любой нефтяной компании всегда есть диспетчерская служба, которая вроде не сильно заметна, но все эти показатели, сведение их в общую картину, подведение сотрудников разных служб к общему интересу — вот наша работа. Из разных людей собрать команду. Чтобы каждый не свой огород возделывал, а общий, — объясняет суть своего дела сам герой.

Интересно, что и эта должность подразумевает вахтовый метод работы. Как и с самого начала своей карьеры, Андрей Зворыгин 15 дней проводит на месторождении, и еще 15 — дома, в Томске, где его ждет семья: жена и двое сыновей. Старший Роман, кстати, уже девять лет работает в «Томскнефти», в лаборатории неразрушающего контроля. Младший, Артем, учится в 11 классе и планирует стать программистом.

— Это не значит, что программирование и нефть — вещи несовместимые, — говорит отец. — Я ему объясняю, что если работа совпадает с твоими интересами, то и сам будешь сытый, и кормить семью будешь, и работать в удовольствие. Смотри, где можно приложить свои силы.

Все по полочкам


В период вахты рабочий день Андрея Зворыгина официально начинается в восемь часов утра, в 8:15 уже идет первый утренний селектор с подразделениями из Стрежевого. Но фактически он начинает готовиться к предстоящему дню уже в шесть утра.

— Рабочий день начинается с информации, которая поступает круглосуточно, — рассказывает Андрей Яковлевич. — Я, к сожалению, круглосуточно работать не могу, но часов в шесть утра уже начинаю анализировать сводки и информацию, поступившие от ночной смены. В семь утра я на работе, ставлю цели и задачи для подразделений, готовлюсь к селектору.

В огромном массиве данных замначальника РИТС (региональной инженерно-технологической службы — так теперь называется подразделение) опытным глазом сразу может определить, все ли показатели в норме. Если какой-то из них выше или ниже положенного — необходимо выяснить причину и принять меры.

— Нерешаемых задач нет, — уверен Зворыгин. — Любая сложная задача складывается из более мелких. Все раскладываем по полочкам, потом каждую полочку «разруливаем», получается глобальное решение большой проблемы. Это не обязательно в нефтедобыче, это в любой сфере.

В этом году Андрей Зворыгин был представлен к государственной награде: ему присвоено звание «Заслуженный работник нефтяной и газовой промышленности России». Это действительно большая честь: во всей компании «Роснефть» лишь несколько сотрудников в 2019 году удостоены этого звания.

— Конечно, это стало неожиданностью: все люди работают ровно, и тут меня выделили, — говорит сам герой. — Но наш лугинецкий регион развивается, идет бурение разведочных скважин на отдаленных территориях… Надо решать нестандартные задачи, не допускать ошибок и аварий, из ничего делать что-то. Вот за это и дали награду.

Несмотря на то, что свою раннюю северную пенсию Андрей Яковлевич уже заработал, на отдых
он пока не собирается. «Рановато еще, — говорит он. — Силы есть, буду работать».

В завершении беседы заслуженный нефтяник поблагодарил коллег, которые повстречались на пути, поделились своим опытом и знаниями. Это старший мастер стрежевского управления повышения нефтеотдачи пластов и капитального ремонта скважин, а далее начальник ЦИТС НГДУ «Лугинецкнефть» Сергей Васильевич Рудометкин. Это геолог от Бога, вместе с которым работал в КРС, а позже и в НГДУ «Лугинецкнефть» Владимир Иванович Подройкин. Это прошедший бурение, отличный специалист по ликвидации аварий на скважинах Валерий Шадыевич Абдурахманов. Это главный инженер НГДУ «Лугинецкнефть» в перестроечные и постперестроечные годы Евгений Викторович Дьяченко. Это начальник РИТС «Лугинецкий» Сергей Яковлевич Коновалов.

Текст: Катерина Кайгородова
Фото: Серафима Кузина

Тэги/темы:
Комментарии для сайта Cackle