18+
18+
Коллекции, Люди, мастер скворечники томск антиквариат старые вещи старина Дом-музей. Как томский столяр собрал коллекцию старинных вещей

Дом-музей. Как томский столяр собрал коллекцию старинных вещей

АВТОР
Валентина Бейкова

Недавно мы писали о томиче Станиславе Кармакских, который делает необычные скворечники. Как оказалось, мастер питает страсть не только к столярному делу, но и к старинным вещам.

В коллекции Станислава — редкие резные дуги с севера, настоящие деревянные башмаки из Швеции и даже кости доисторических животных. Коллекционер рассказал, где можно отыскать интересные экспонаты и почему хай-тек губителен для истории.

Где хранится старина

Первая коллекция старинных вещиц появилась у Станислава еще в 90-е, но из-за возникших тогда проблем с финансами ее пришлось продать. Со временем старые предметы быта снова начали появляться в доме.

— Мы строили новый дом, а рядом на участке стоял старый, и там в сарае чего только не было! Прялка оттуда, еще сундук, — рассказал Станислав. — Потом в другом доме работал, там тоже много старых вещей было. Спрашиваю: «Вы куда это все денете?» А они мне: «Выкинем». Я говорю: «Вы что, обалдели?». Говорят: «Нам не надо. Забирай». Я и забрал. Жена была «счастлива» безумно, когда я полную «Газель» привез.

Так в коллекции появился деревянный резной буфет, в котором сегодня хранятся бутыльки самых причудливых форм.

Сверху на буфете разместились три самовара. На одном из них отчеканена надпись «Торговый дом „Аленчиков и Зимин“. Москва». История крупной московской фабрики «Аленчиков и Зимин» началась в 1880 году с небольшой артели, производившей самовары. На начальном этапе мастера занимались только сборкой и изготовлением небольшого количества составляющих: часть деталей заказывалась у других кустарей или создавалась наемными работниками на дому. Такие изделия стоили дешевле, и вскоре самовары со штамповкой «ТД Аленчикова и Зимина» завоевали популярность среди российских любителей чая.

Постепенно артель переросла в крупную фабрику, ее продукция стала успешно конкурировать с лучшими образцами изделий из Тулы. Самовары Аленчикова и Зимина занимали призовые места на российских и международных выставках. После получения очередной медали ее изображение начинали штамповать рядом с маркировкой фабрики. На самоваре, который хранится у Станислава, отчеканены два штампа и 10 медалей.

В Томске интересные вещицы, по словам мужчины, можно отыскать в заброшенных гаражах, домах, которые подлежат сносу, что-то можно перекупить по дешевке на пунктах сбора металлолома.

«У нас есть церковный катер, иногда с ним езжу по деревням Томской области. Хотя там тоже хай-тек всех замучил, все всё выкидывают, ничего не хранят», — вздыхает Станислав.

С севера Томской области из деревни Назино Александровского района коллекционер привез две резные дуги для лошадей, говорит, найти такие — большая удача, обычно их не украшали.

Остяцкие охотничьи лыжи тоже из Назино. Остяками, к слову, раньше называли малые народы, которые проживали в Сибири.

А вот яркие желтые башмачки Станислав привез из Швеции. Это настоящая обувь детского размера, выполнены они из дерева. По состоянию подошвы видно, что в них ходили.

— Это не декорация какая-то, а настоящая обувь. Когда дети приходят в гости, то надевают их и носятся по дому. Хорошо соседей снизу нет, — смеется мужчина.

Предметы с историей

Не все экспонаты этой необычной коллекции Станислав нашел сам, что-то подарили друзья и знакомые. Например, пуговицы и почти исписанный карандаш. Их Станиславу привез друг. Он участвовал в раскопках на местах сражения 166-й стрелковой дивизии под Смоленском.— А вот эти маленькие саночки смастерил дедушка, который делал сани для колхоза. Для внучки: она и куклу возила, и сама на них каталась, когда маленькая была. Это точная копия розвальней, только киндеровский вариант. Алюминия, конечно, раньше не было, все соединяли веревками, — рассказал Станислав. — Я у нее увидел, говорю: «Зачем они у тебя валяются на шкафу, отдай в музей». Она и отдала. Только, говорит, не выкидывай, это память о дедушке.

Перебирая экспонаты своего домашнего музея, Станислав наткнулся на кухонное корыто. На дне лежит металлическая сечка, раньше такими шинковали капусту на засолку. Ниже еще одно корыто, уже хозяйственное. Оно больше по размеру и глубже.

«В нем могли стирать или купать детей. Мужик, который мне его подарил, помнит, что его в детстве в этом корыте купали, а он уже в нем рыбу солил. Вот так», — улыбается хозяин.

Самым старым предметам быта, которые хранятся в коллекции томича, может быть чуть больше 100 лет. Но есть и такие экспонаты, возраст которых смогут определить только ученые-археологи. Это кости доисторических животных.

— А это точно не от коровы?

— Я вас умоляю. У меня есть позвонок, у коровы такой раза в четыре меньше. Значит, животное было в четыре раза больше, чем наша корова. Но кто это был, точно сказать не могу, — уточнил Станислав. — Это мне товарищ из Каргаска привез, он этим занимается. Еще есть осколки бивней мамонта.

Музей на дому

Мы насчитали в коллекции Станислава четыре сундука, пять рубанков, с десяток утюгов разных размеров и форм и шесть больших бутылей. Отыскались здесь и деревянные вилы, и матрешка из чугунков, и советские весы с гирями, даже фотоувеличитель, упакованный в заводской чемоданчик, 1961 года выпуска.

— Я хотел на «Праздник Топора» выставку собрать, чтобы люди фотографировались, пошить себе и внукам народные костюмы. Но потом идея как-то затухла. Подумал, что никому это не надо, — развел руками Станислав. — Вообще, кто знает, что у меня такое есть, заходят поглазеть. Иногда даже друзья просят провести экскурсию по музею для их знакомых.

Томич признался, что домашние его страсть к коллекционированию старинных вещей не разделяют, ругаются, что захламил весь дом.

— Но это их проблемы, — улыбается Станислав, он от своего увлечения отказываться не намерен.

Тэги/темы: