18+
18+
Александр Мазуров, Дизайн, Интервью, Люди, Люди Томска, Рассказано, Слова, Томск дизайнер граффити Ивлев дизайн рисунок Pixar Со стен — в экраны.Виталий Ивлев: как уйти из граффити в дизайн и открыть собственную школу

Со стен — в экраны.
Виталий Ивлев: как уйти из граффити в дизайн и открыть собственную школу

Он начинал с граффити, а сегодня рисует концепт-арты для игр, совершенствует свой китайский и вдохновляет начинающих иллюстраторов.

Томский дизайнер Виталий Ивлев в большом интервью рассказал нам о том, каким было его первое граффити, нужно ли художнику полагаться на вдохновение, и что бы он посоветовал себе молодому и тем, кто только начинает.

Картинки, нарисованные без спроса

— Для меня все началось все в 2005 году, с ростом популярности в нашей стране хип-хопа, — рассказывает Виталий. — Это был класс седьмой-восьмой. Тогда по школе ходили ребята в широких штанах, слушали рэп, пробовали танцевать брейк-данс. Меня же зацепило граффити. Впервые раскрашенные стены я увидел в голливудских фильмах, постепенно эта мода дошла и до нас. Во время уроков я сидел на задней парте и рисовал на последних страницах тетрадей. Это были кривые буквы, персонажи.

Именно персонажи были понятны и вызывали больший интерес у одноклассников и учителей, которые проверяли те тетради. А через какое-то время Ивлев вместе с друзьями решился «атаковать» свой район.

— Было страшно, хотя мы и старались выбирать ненужные и заброшенные места, но вместе с тем очень захватывающе. На баллоны деньги копили с завтраков. Часто ходили в неформальные уличные галереи смотреть на работы старших ребят — Scout, Dan, Малой, Jump, Fire, Dzl.

Виталий вспоминает, что тогда их, подростков, в граффити привлекали кислотные, яркие цвета и то, что «картинки» были нарисованы без спроса. Первое свое граффити Ивлев нарисовал на кирпичной стене в школьной «курилке» интерьерным баллоном «Хитон», купленным в ЦОТе за 15 рублей. Это было слово «School». Автоэмали пошли в ход несколько позже.

Граффити Виталия в Томске
Из архива В. Ивлева

— Долгое время я стеснялся выходить на улицу и рисовал скетчи. Первую надпись пришли делать втроем: мы с Ромой рисовали, а Руслан караулил, чтобы никто не пришел. Работали с жутким мандражом, раза два перерисовывали. Было страшно, непонятно, но при этом круто. Ощущение, как будто раньше ты был просто один из многих в потоке, а теперь ты начинаешь изменять что-то в среде, оставляешь след в пространстве.

Граффити живет только на фотографиях

Граффити Ивлева в томском селе
Из архива В. Ивлева

Со временем Ивлев и его друзья начали принимать участие в фестивалях уличной культуры «Кислород», которые проходили в Томске в 2005–2008 годах. В программу входили граффити, брейк-данс, рэп-баттлы. Организатором фестиваля выступал Вячеслав Смирнов — один из первых граффити-художников Томска, активно содействовавший развитию направления.

— Я до сих пор считаю, что такой фестиваль, да еще в глубине Сибири, был уникальным явлением в масштабах страны, — вспоминает Виталий.

Параллельно большая активность происходила в интернете. В то время существовал крупный форум, Cans.ru, на котором общались граффитчики. Особенно интересны были баттлы: ведущий задавал тему и слово, а ребята рисовали и выкладывали эскизы. Это был отличный и единственный на тот момент способ знакомиться с единомышленниками, обмениваться новостями и идеями, особенно для тех, кто живет не в столице.

Со временем Виталию предложили присоединиться к крупнейшей томской граффити-команде. Вместе ребята сделали много заказных и персональных работ, проводили фестивали, ездили в другие города.

Г

раффити традиционно делятся на райтинг и бомбинг. Бомбинг — первоначальная форма граффити. Его придумали простые городские парни, без специального образования и навыков. Написать буквы своего имени на опасных и самых видных местах, сделать так, чтобы все в городе тебя знали, о тебе говорили — их главная цель.

Райтинг пришел чуть позже. Некоторые граффитчики пробовали рисовать персонажей, сложные детали, делать буквы более оригинальными и красочными. В конце концов качество стало побеждать количество, ребята стали выбирать более спокойные и безопасные места, где можно сосредоточиться на работе. Постепенно стали поступать и коммерческие предложения.

Примерно в таком формате граффити существует до сих пор.

В Сибири, где нет метро, больших городов и все друг друга знают, больше распространен райтинг. Так и Виталий Ивлев с товарищами, общаясь с разными людьми, старались не конфликтовать и выбирать подходящие места для рисования, делать качественные работы, понятные прохожим.

Менталитет граффитчиков, по словам Виталия, сильно отличается от мировосприятия классических художников.

— Для художественного заведения классическая ситуация, когда начинающему строго указывают его место, заставляют рисовать постановки, копировать работы старых мастеров, — поясняет он. — Прошедшие такую школу ребята теряют способность к креативу и рисованию «из головы». У них появляется страх перед зрителем, а также переоценка собственных работ, большая забота о них. В граффити ситуация полностью противоположная: для граффитчиков не существует авторитетов, они выражают свои мысли, воплощают идеи максимально свободно. Но при этом не знают о том, что рисованию можно научиться, в результате нередко оригинальные идеи страдают от нехватки техники. Еще одна характерная черта — отсутствие привязанности к работам. Рисунок, на который ты потратил много часов и дорогой краски, на следующий день может быть закрашен или испорчен. Не зря существует такая поговорка «Граффити живет только на фотографиях».

Непросто рисовать по наитию

Граффити традиционно считается частью хип-хоп-культуры. С самого начала граффитисты тесно общались с музыкантами и танцорами. Постепенно Виталий Ивлев стал заниматься преимущественно дизайном: иллюстрацией, концепт-артом. Сегодня он создал свою онлайн-школу и участвует в разработке мобильных игр.

— Музыкантам нужны были обложки для альбомов, танцорам — плакаты для вечеринок, — рассказывает Виталий. — Первым моим заказчиком со стороны музыкантов был Изюм (известный томский рэп-исполнитель — прим. авт.), а со стороны танцоров — Амир (один из первых томских брейк-танцоров — прим.авт.) и ребята из Skillz (Skillz School, томская школа уличных танцев — прим. авт.).

Работы для Skillz School
Из архива В. Ивлева

Но такого рода работа требует умения хорошо работать в специальных программах. Также здесь, в отличие от граффити, существует заказчик и его предпочтения, цели проекта, целевая аудитория, отмечает Ивлев:

— В этом момент обычно происходит разделение на свободных художников, не терпящих вмешательство в их творчество, и дизайнеров, способных работать с клиентом, проектировать графику в нужном направлении. Лично я быстро понял, что такая деятельность мне гораздо интереснее, чем рисование для себя.

Со временем заработало и сарафанное радио:

— Клиенты видели мои работы у других, находили меня в интернете. Так я познакомился с некоторыми людьми, которые не только дали мне работу, но и стали учителями с большой буквы, примерами для подражания. Это Данила Слупский, Прохор Маклаков, Сергей Парфенов.

Работы Виталия
Из архива В. Ивлева

В итоге, пройдя период свободного фриланса, дизайн сайтов в студии Redline под руководством Александра Передерея, большую дружбу со Skillz School и изготовление множества плакатов для уличных танцев, Виталий оказался в небольшой игровой студии в Москве.

— Здесь окончательно оформились требования ко мне: не просто рисовать по наитию, искать вдохновение и идеи, но уметь себя контролировать, знать и осваивать новейшие технологии и инструменты, понимать, как и за счет чего можно достичь требуемого результата, — вспоминает дизайнер. — Я понял, что нужно серьезно браться за обучение и пошел на онлайн-курс по дизайну персонажей зарубежной онлайн-школы CGMA под руководством инструктора и дизайнера из Pixar Nate Wragg. Я был просто в шоке, насколько профессионален подход к разработке графики в таких студиях, насколько глубока сфера разработки. В итоге решил отменить все планы и вернуться в Томск, где легче заработать на новые курсы. Так прошло несколько лет. Я выполнял минимум работы, не отвлекался на посторонние вещи, и большую часть времени отдавал изучению зарубежных материалов и курсов.

Своя школа

По образованию Виталий юрист, окончил юрфак ТГУ. По его словам, это было интересно, но он до сих пор себя ругает за то, что учился не в полную силу:

— Любое образование устанавливает тебе в голову мышление, формирует характер: военные становятся смелыми и сильными, журналисты умеют задавать правильные вопросы и вообще веселые ребята, юриспруденция прививает аналитический склад ума. А учиться рисовать лучше либо в зарубежных онлайн-школах, типа CGMA, Schoolism, но сейчас это очень дорого, либо в отечественных школах-аналогах, во многом им не уступающих — Smirnov School, Skills Up School.

Сейчас Виталий делает иллюстрации разного плана для московской игровой компании Red machine games. Чтобы не терять интеллектуальную форму, недавно начал учить второй иностранный язык — китайский. Трижды был в Китае, и планирует посетить страну как минимум еще раз.

— Рисование — такая деятельность, которая не до конца прокачивает мозг, — объясняет он. — Кто-то стихи учит, а мне нравятся языки. Мне кажется, сегодня знать только родной язык — это как жить в общаге и не общаться с соседями.

Работы Виталия
Из архива В. Ивлева

Но основное время занимает своя школа дизайна. Во время собственного обучения Виталий часто проводил онлайн-трансляции, где делился полученными знаниями и опытом. Трансляции получили хороший отклик, и в результате появился полноценный курс с возможностью совместно работать над повышением уровня мастерства. Причем, Виталий считает, что концепция «всезнающий наставник и его ученики» — это неправильно.

Поначалу я относился к курсу несколько легкомысленно, думал, что смогу организовать его быстро и правильно. На деле я обнаружил, насколько многому учусь сам, анализируя и систематизируя информацию для участников. Уже несколько лет подготовка и ведение этого курса является моей каждодневной работой. Все мысли о будущем сейчас, главным образом, связаны с развитием курса. Хочется создать массив информации — в той форме, в которой его не хватало мне в прошлом. Но поскольку передать его себе в прошлое нет никакой возможности, будем надеяться, что он поможет начинающим и продолжающим коллегам в настоящем.

Еще одна цель дизайнера — создать при помощи школы особое дизайнерское комьюнити, «чтобы люди были подкованы в своей сфере, но легче относились к жизни».

— У нас в стране принято себя ругать, — считает Ивлев. — Плохо, когда человек начинает диалог с фразы: «Я скинул тебе посмотреть свою работу. Извини, что она такая плохая, я знаю, что не стоило ее вообще рисовать». Ты чего?! Я пытаюсь своих студентов от такого отучить. В этом плане хип-хоп хорош — он делает тебя уверенным в себе, а это нужная жизненная позиция. Делай и все, а люди скажут, кто ты, хотя и не всегда надо слушать их. Дизайн — сложная вещь. О его успехе можно говорить только в рамках конкретного проекта. Как с одеждой — не существует универсально хорошего костюма. То, что хорошо подходит для похода на вечеринку, может быть совершено неуместным на свадьбе.

«Вершина не может быть единственной»

— Когда ты молодой, думаешь: «Хочу в Pixar, вот там надо работать». Всегда есть гора и деревья, из-за которых ты не видишь ничего вокруг, — считает Виталий. — А когда поднимаешься, замечаешь другие горы, поменьше, и понимаешь, что вокруг еще много интересного. И вершина той самой горы перестает быть единственной.

По мнению дизайнера, когда любая компания разрастается, она теряет свою уникальность, превращается в раздутый бюрократическим аппарат.

— В том же Pixar тебя вряд ли посадят за крупные вещи — ты будешь рисовать всякую мелочь. Вообще, неважно над чем работать — игры, фильмы — это все так близко теперь. Главное — хороший коллектив, где все знают свое дело и имеют границы амбиций, не лезут в чужую работу. Бери хороший фильм, игру — в любом проекте по-своему интересно. Везде можно себя вложить, у меня нет такой привязки, мол, только фэнтези или Sci-fi.

Ивлев признается, что если бы вернулся бы во времена, когда рисовал граффити, то посоветовал бы себе развиваться в техническом ключе — это бы помогло делать работы лучше и разнообразнее. Особенно было бы интересно поработать над ужастиками, «а то с ними беда. Раньше еще неплохо снимали, а сейчас многие хорошие идеи воплощают шаблонно. Сегодня мерзость часто путают со страшным».

— Но главное — это помнить, что всегда есть уровень выше. И чем выше ты поднимаешься, тем больше контролируешь свое ремесло, тем больше у тебя возможностей, — говорит Виталий. — Вообще у обывателей сегодня отсутствует хотя бы минимальное представление, что такое рисование. Многие до сих пор думают, что единственный удел рисующего человека — сидеть в парке с мольбертом и рисовать случайных прохожих за копейки. Большинство специальных заведений, особенно региональных художественных школ и кружков, не дают четкого ответа на вопрос о дальнейшем трудоустройстве и карьере. Они незнакомы с новыми технологиям и больше подходят для тех, кто рассматривает рисование как хобби, нежели для людей, желающих заниматься им профессионально.

Рисование принято считать творческой сферой, построенной на внутреннем поиске и вдохновении. Считается, что тот способ мышления, анализа, обучения, который применяется в технических сферах, абсолютно неприменим в творчестве. На мой взгляд, это очень связывает руки рисующих ребят, заставляя их искать и ждать вдохновения. И я бы пожелал всем без исключения уделять все возможное время на поиск и изучение новой информации от признанных профессионалов в своей сфере, овладение новыми технологиями. С уважением, но очень критически относится к традиционным, устаревшим подходам и точкам зрения.

Текст: Александр Мазуров

Фото: Владимир Дударев

Иллюстрации из архива Виталия Ивлева

Тэги/темы: