18+
18+
Краеведение, Рассказано, Сталинские репрессии, Томск немцы депортация Сибирь Поволжье Сталин проект поезд эшелон переселенцы Открой ссылку: в Томске создали медиапроект о депортации поволжских немцев в Сибирь

Открой ссылку: в Томске создали медиапроект о депортации поволжских немцев в Сибирь

17 сентября 1941 года в Томск прибыл первый эшелон с депортированными немцами Поволжья.

К этой серьезной и грустной дате в Томске выпустили масштабный проект «Открой ссылку», рассказывающий о переселении советских немцев в Сибирь. Над созданием медиаплатформы работали преподаватели и студенты высшей школы журналистики ТГУ, а также автономия немцев Томска.

Подробнее о проекте — в нашем материале.

Эшелон №752

На презентации проекта «Открой ссылку»
Фото: Павел Стефанский

За годы войны в наши края выселили более чем 25 тысяч советских немцев из Поволжья и других регионов. В 1944 году немцы были второй по численности этнической группой после русских из проживающих в Томской области.

— Когда мы стали изучать феномен депортации, то обнаружили, что она произошла не одномоментно в 1941 году, как многие обычно думают, — рассказал в ходе презентации один из руководителей проекта, председатель Немецкого молодежного объединения Евгений Вагнер. — У переселения советских немцев в Томскую область было три волны, происходившие в 1941-46 годы. Подробная хроника депортации представлена на платформе.

Фото: Павел Стефанский

Один из главных «героев» проекта — эшелон №752, тот самый, что увез немцев из Саратова в Сибирь. Он состоял не из пассажирских, а товарных вагонов, прозванных «скотскими», поскольку их можно было приспособить для массовой перевозки животных. Пространство трансформировалось, на вагонах виднелись надписи «8 лошадей или 40 людей». Эшелоны были в три раза длиннее обычных — по 65 вагонов. В разделе «История одного эшелона» — все подробности о страшном поезде и его устройстве. Из воспоминаний пассажиров можно узнать об их быте в пути: людям полагалось по 500 грамм хлеба на человека, дважды в день — горячая еда и кипяток. Но выдавалась ли норма, зависело от начальника эшелона. Некоторые в дороге питались только тем, что сумели взять с собой. Отопления не было. Вагоны запирались, внутри царила антисанитария, вспышки инфекций были обычным делом. При этом количество выбывших из Саратова и прибывших в наш край совпало:

— Указаны 2272 человека при отправке и по прибытии — это данные из книги историка Аркадия Германа. В пути следования рождались и умирали люди, кто-то отставал от эшелона. Но статистика говорит, что общее количество людей не изменилось. Надеемся, так и было, — говорит Евгений Вагнер. — На крупнейшем форуме российских немцев Wolgadeutsche есть темы, где семьи пишут, что их родные были в том эшелоне. И мы эту информацию нашли и зафиксировали. Всего ехало 2272 человека, а мы знаем только о шести семьях.

Евгений Вагнер
Фото: Павел Стефанский

Судьбам тех, кто ехал тем самым поездом, посвятили раздел «Истории пассажиров эшелона №752»:

— Федор Андреевич Зикк был скрипачом с абсолютным музыкальным слухом. В Томске он трудился кочегаром, пекарем на хлебокомбинате, рабочим на фабрике культтоваров, бухгалтером и препаратором в Томском политехническом институте. Но мечтал вернуться к музыке, и когда в 1946 году в Томске создали филармонию, Федор Зикк поступил в симфонический оркестр скрипачом, — рассказывает об одном из пассажиров эшелона руководитель проекта Анна Ярославцева. — Сведений о нем сохранилось мало. О его коллегах-музыкантов больше подробностей, а он в старых документах филармонии просто «Зик» или «Зикк». Среди других интересных личностей и Георгий Иосифович Реш — тренер-баскетболист, воспитавший легендарного чемпиона Сергея Белова. Яков Яковлевич Крюгер возглавлял бухгалтерию треста столовых №1, переживший 10 лет тюрьмы.

Фото: Павел Стефанский

На презентации медиаплатформы побывала внучка Якова Крюгера Ирина:

— Дедушка успел только выйти из эшелона на платформу томского вокзала, как его подхватили под руки и все — 10 лет наша семья его не видела, — вспоминает Ирина. — Одной из причин ареста, по мнению мамы, было то, что, когда эшелон шел по бескрайним просторам нашей родины, дед видел неубранный урожай, и страдал, почему поля бросили. Немцы еще не подошли к Саратову, войны там не было. Это была одна версия. А вторая, основная для обвинения, — заговор, планы поджечь мост через Волгу. Я узнала дедушку, уже когда он вернулся из заключения. Запомнила его добрым и любящим человеком. Он не озлобился за 10 лет тюрьмы. Хотя пришел больной, у него был туберкулез. Я спрашивала, за что он сидел в тюрьме, он отвечал: «За правду». После заключения он работал бухгалтером в тресте, а потом до 70 лет был главным бухгалтером магазина «Янтарь». Думаю, если бы дед сейчас взглянул на жизнь своей семьи, то гордился бы ей. У него три замечательных дочери, шесть внуков, 13 правнуков и 19 праправнуков. Все они получили высшее образование, работают, стали достойными людьми.

Внучка Якова Коюгера
Фото: Павел Стефанский

В отдельном разделе платформы «Открой ссылку» можно визуально проследить, каким путем следовал эшелон, указаны населенные пункты. Восстановить маршрут удалось благодаря подробному дневнику Дмитрия Бергмана, поволжского немца, выселенного в сибирскую деревню Тигино Новосибирской области. Он умер всего через несколько месяцев после депортации от болезни и голода, но его записи сохранились. На русский язык их перевел его сын, выпускник ТПУ Эрнст Бергман. Текст полон и ужаса — от страшного решения о депортации, от лишений и неопределенности, бытовых подробностей. В этом же разделе — инфографика, которая показывает, показывает, куда переселяли из республики немцев Поволжья.

Прошлое и будущее

Фото: Павел Стефанский

Дизайн платформы — ее важная часть. Собака, бегущая за эшелоном (брать с собой любимых животных не разрешали, что стало для многих переселенцев отдельным горем), сам поезд, строение вагона, объемные картинки… За визуальное решение сайта отвечал Василий Вершинин, преподаватель Высшей школы журналистики ТГУ, а также преподаватель Екатерина Тихонова и студенты Александра Гаазе, Никита Зайцев, Анна Литвина, Светлана Ярославцева, Ева Кинева.

— С помощью шрифтов и анимации мы упаковали эту огромную, сложную многоформатную историю в сайт, с которым теперь можно познакомиться, — рассказывает Василий Вершинин. — Создавали полностью весь контент — рисунки, инфографику, визуальные интерактивные формы. Стремились придать этой истории динамики и жизни. Путь следования эшелонов — это возможность рассмотреть, через какие населенные пункты проходил поезд, понять, какая это была эпопея. График покажет, в какие регионы были расселены российские немцы. На платформе мы использовали шрифты, которые отсылают к пишущим машинкам советской эпохи.

Василий Вершинин
Фото: Павел Стефанский

Эшелон и бегущую за ним собачку, вагоны нарисовала студентка факультета журналистики Анна Литвина:

— Это командная работа, один человек столько информации обработать не смог бы, — рассказывает Анна. — Я три года назад приехала в Томск из Калининграда, тогда ничего не знала про Сибирь. Ко мне в гости прилетела мама, мы гуляли, увидели Российско-немецкий дом. Мама спросила, откуда здесь немцы… Тогда мы нашли какую-то информацию в интернете, но, конечно, ее не сравнить с тем погружением в тему, что дал проект. «Открой ссылку» позволило сложить столько пазлов!

Над разделом «12 самых важных вещей», тех, что чаще всего встречались в багаже переселенцев, работала Ева Кинева. Из него можно узнать, что именно люди брали с собой. Выселенным разрешалось взять личные вещи, мелкий сельхозинвентарь, продукты — общим весом до одной тонны на семью. Правда, воспользоваться этим удавалось не всем, историк Аркадий Герман полагает, что такие объемы вывозили только бывшие руководящие кадры.

Фото: Павел Стефанский

Когда авторы проекта собирали информацию и выясняли, какие вещи были самыми востребованными, то услышали удивительные истории:

— Поразил ответ бабушки из Кожевниково, Мины Карловны Брейнингер, — делится впечатлениями Анна Ярославцева. — Она рассказала, что их семья взяла из Поволжья елочные игрушки. Продать пришлось все, поскольку не хватало на еду. Расстались с маминым пальто, платком. А елочные игрушки сохранили и вешали каждый декабрь на елку, праздновали Новый год несмотря ни на что.

Фото: Павел Стефанский

Мина Карловна Брейнингер, российская немка, которую депортировали в 1941 году из Поволжья в Томскую область, одна из тех, чье интервью можно увидеть в разделе платформы «Пять видеоисторий о томских немцах». Она до сих пор помнит, какой широкой, сливающейся с небом, была река Волга в тот день, когда Мину и всю ее семью депортировали в Сибирь.

Другие герои раздела — томский писатель Леонид Гартунг, о котором рассказывают его дочь Татьяна Кудинова и внук Дмитрий Девяшин; Леонид Глок, инициатор создания памятника «250 лет служения России»; учительница математики, российская немка Лидия Юркина, знающая, откуда в Кожевниково появился свой Берлин; декан факультета иностранных языков ТГУ, российская немка Ольга Нагель, дающая совет, как выучить иностранный язык.

Фото: Павел Стефанский

Раздел «Немецкие корни» посвящен тому, что знает и думает молодежь Томска об истории предков. С 2015 года проводится районный конкурс сочинений школьников. 10 наиболее ярких историй зафиксированы на сайте.

Среди увлекательных фактов, собранных на платформе — и важные вещи о Нарыме, будь то его знаменитые узники или истории об избе-читальне и домашних спектаклях, и информация о переселенцах. Оказывается, они стали одной из причин создания Томской области — район оказался так густо населен «неблагонадежными элементами», что его решили выделить в отдельную административную единицу. Зафиксированы и любопытные бытовые детали, к примеру, некоторые умудрялись посадить «глазки», проросшие на кожуре старого картофеля, и даже получить с них урожай.

Шаг к книге памяти

Фото: Павел Стефанский

Два финальных раздела платформы уже не просто рассказывают, а побуждают действовать. Для проекта разрабатывается «Гайд по генеалогии», путеводитель по исследованию и написанию семейной истории.

— В его создании участвовали разные специалисты, в том числе — Ольга Бондаренко, профессиональный генеалог из Новосибирска, — говорит Евгений Вагнер. — Там понятно объяснятся, как человек. ничего не знающий об истории своей семьи, может шаг за шагом искать информацию. Многое можно найти в интернете, поскольку часто архивы оцифрованы. Возможен поиск по колониям, городам, фамилиям. Есть образцы запросов в госархивы, информационный центр УМВД.

Пока информации о томских немцах не так уж и много. Для ее сбора авторы проекта создали раздел на форуме Wolgadeutsche, где предлагают немцам Томской области рассказывать о своих родных. Это поможет создать единую книгу памяти этих немцев региона.

Что ждет проект в дальнейшем? Авторы проекта надеются, что платформа найдет отклик у депортированных немецев, и постепенно им удастся собрать больше историй. Пока о большинстве семей депортированных ничего неизвестно, но, возможно, люди поделятся с проектом информацией.

Фото: Павел Стефанский

Текст: Мария Симонова

Фото: Павел Стефанский

Подписывайтесь на наш телеграм-канал «Томский Обзор».

Тэги/темы:
Образование и наука

Кирилл Ларионов: об универсальности современного инженера, водородной энергетике, экологичности и технологичности

27 сентября 2021
Краеведение

В Сибирь! Томск в 1930 — 40-х годах и история тети Маруси

27 сентября 2021
Образование и наука

Миссия — инженер. Политехник Дмитрий Коношонкин о древней нефти, британском образовании в ТПУ и инженерах будущего

20 октября 2021
Коллекции

«Кабинет редкостей»: 5 интересных историй, о которых расскажет музей томской полиции

25 октября 2021
Коллекции

«Кабинет редкостей»: 5 историй музея истории прокуратуры Томской области

30 сентября 2021
Краеведение

PRO Сибирь: в Томске запустили платформу, где оцифровано прошлое

4 октября 2021
Город

«Дом за рубль»: как восстанавливают усадьбу Акулова в Томске

5 октября 2021
Краеведение

Чугунный сейф, микроскоп Кузнецова и лазеры: прошлое и настоящее СФТИ

15 октября 2021
Комментарии для сайта Cackle