18+
18+
Креативные индустрии, Театральный обзор, международный фестиваль театров кукол Гефест москва театр 2 ку владимир захаров томск Имя Захарова звучало. В Москве прошел фестиваль кукольных театров, посвященный томскому мастеру

Имя Захарова звучало. В Москве прошел фестиваль кукольных театров, посвященный томскому мастеру

Мир театров кукол очень тесен и дружен. И когда в феврале нынешнего года внезапно и нелепо погиб Владимир Захаров, известный благодаря своим уникальным куклам и обладавшему особой магией театру далеко за пределами Томска, это горе приняли близко к сердцу многие коллеги.

А Московский театр кукол посвятил памяти мастера свой III Московский международный фестиваль театров кукол «Гефест». Он прошел в столице в конце октября — начале ноября. Рассказываем, как это было.

Люди и куклы

Главной темой «Гефеста» стали уникальные и новейшие технологии в мире театра кукол, в том числе проекты с применением IT-технологий и роботехники. И участники доказывали, что на сцене возможно все. Японский театр Maywa Denki устроил интерактивное «Нонсенс Шоу» с буквально самоиграющими инструментами! Другие японцы, Yamazaki Tsuyoshi Karakuri Company, знакомили со старинными механическими куклами, созданными по чертежам 17-19 веков. Те умели самостоятельно поднести друг другу чашку чая. Испанский коллектив Arawake объединил возможности театра кукол с современными мультимедийными технологиями. И в видеоарт на экране врывались проекции кукол. Так театр теней соединился с цифровыми технологиями. Марионетки от театра «Di Filippo Marionette» были пугающе живыми: артисты заставляли их делать каждый жест максимально правдиво. Британец Стивен Моттрам играл со светом: в основе его кукол были лампочки.

И перед каждым спектаклем вспоминали Владимира Захарова — в видеозаставке «Гефеста» говорилось о посвящении фестиваля. А в фойе МТК гостили куклы мастера — и говорящие механические, и маленькие куклы на запястье, созданные по его уникальной технологии.

— Куклы за запястье летели с нами в ручной клади, в рюкзаках. А электронно-механические уместились в два ящика и перемещались с помощью транспортной компании, — рассказывает Ольга Горелова, театр «Два плюс ку». — Они не такие уж и хрупкие, если их правильно положить, то нормально переживают дорогу.

Возле кукол постоянно собирались зрители, фотографировались и вздрагивали, услышав неожиданные реплики.

Истории о мастере

В афише «Гефеста» был Вечер памяти Владимира Захарова. Это была возможность посмотреть посвященный Захарову фильм Рамоны Гастл и запись спектакля «История одной куклы», рассмотреть привезенных в Москву кукол, просто поговорить и вспомнить Мастера.

— Мы с Володей познакомились в начале 90-х годов, тогда он еще работал конструктором в «Скоморохе», — вспоминает Виктор Платонов, театральный художник-постановщик, лауреат Премии «Золотая маска», главный художник Московского детского театра теней. — Мы с художником Сережей Таракановым и Ольгой Глазуновой из кабинета детских театров СТД приехали в Томск проводить какой-то семинар. И сразу же подружились с Володей. Его работы были мне безумно интересны. Тогда он еще не придумал своей куклы на запястье, но в мастерских театра создавал потрясающие вещи. Куклы для «Котлована» Платонова, оживающий буфет для «Мастера и Маргариты», плавающие в аквариуме куклы для «Русалочки». Там были удивительные изобретения, я до сих пор на своих семинарах для конструкторов много рассказываю о Володе. Знаю от него, как у его кукол глаза работают. Помню, как рождалась кукла на запястье. Он привозил первые образцы в Москву, тогда она была другая по конструкции — без тростей, работающих пальчиков. Я в Томске бывал нечасто, хотя если добирался, мы, конечно, виделись, много разговаривали. В Москве Володя часто заезжал ко мне. Благодарен Московскому театру кукол за посвящение фестиваля Захарову. Гибель Володи — это одна из больших моих трагедий. Я ездил в Томск на его похороны, тот день запомнится мне как один из самых печальных в моей жизни.


— Одно из моих ярких воспоминаний о Захарове связано с его спектаклем «Автостоп», — говорит Виктор Платонов. — Он его привозил на фестиваль в театр Образцова. Это было нечто нереальное, волшебное! А с какой глубиной и в то же время простотой он работал как артист! Я успел, к счастью, ему сказать, что он из талантливого и хорошего стал просто великим.

Вспоминает Виктор Платонов и смешную историю, когда они с Владимиром Захаровым пытались провернуть коммерческую сделку:

— У него еще не было театра, но была программа оживление пространства, когда Володя пытался заработать, делая кукол на заказ или сдавая в аренду. И мы отправились в Москве к одному, скажем так, полубандиту. Даже не помню, как мы вышли на него, но привезли на просмотр куклу под названием «Нищий». Она была крупная, почти с человека ростом. Нищий тряс кружкой и требовал, чтобы ему туда кидали денег, рассказывал слезливые истории из своей жизни. Наш потенциальный покупатель обрадовался живой кукле, как ребенок! Попросил оставить ее, поскольку хотел показать ее друзьям. Их мы несколько раз у него потом заставали — странных, прямо скажем, на вид господ, пытавшихся встроиться из криминального мира в нормальный. Они, словно дети, восторженно прыгали вокруг куклы… Но коммерции у нас не получилось. Покупатель предложил нам построить завод по производству подобных кукол. Мне в том проекте места не было, а Володе отводилась роль среднего инженера… В итоге мы схватили куклу и оттуда сбежали. Так окончилась наша коммерческая деятельность.

Директор новосибирского театра кукол Юрий Горлатых познакомился с Владимиром Захаровым сравнительно недавно. Поездка в Томск на спектакль получилась запоминающейся:

— Три года назад я пришел в новосибирский театр кукол и почти сразу же поехал в Томск. Сначала собирался только в «Скоморох», потом узнал, там есть еще один удивительный театр. Только вот не ожидал, что у Захарова всегда аншлаг. Когда мы подошли к маленькому красивому зданию, оказалось, оно закрыто изнутри на ключ. Я подумал, театр не работает, но подошла женщина и сказала, что в зале аншлаг, а теперь формируется очередь на следующий показ. Я наивно подумал, значит, можно еще погулять, хотя к театру уже стягивались по улочкам в низину сверху зрители. Когда вернулся, увидел, что очередь уже громадная. Я не выдержал, сказал, мы (а со мной была жена и водитель) приехали издалека специально, а мест нет. Нас пустили в театр, посмотреть здание, кукол. Я объяснил ситуацию Захарову, он помог нам попасть на спектакль — поставил скамейку для нас рядом с печкой. Тогда он играл историю про Ежика. Мне казалось, я, взрослый мужик, очутился в сказке! Меня поразило, как Ворон летал. А недалеко от нас сидела мама с сыном, мальчик постоянно спрашивал: «Мама, Ежик же живой?». «Нет, это кукла», — отвечала ему мама. «Но он же дышит, мигает! Он живой!», — спорил мальчик. Когда мы вышли из театра, то минут 5 не могли сказать ни слова. Только в машине по пути домой разговорились, и выяснилось, у каждого было столько переживаний… После того спектакля я подошел к Захарову, пригласил его к нам на фестиваль. Договорились, он проведет мастер-класс. Но случилась трагедия… Его кукол у нас на фестивале все равно увидели. Мы пригласили ученицу Захарова Олю Горелову.

Друг Захарова Александр Ракин говорил о «таланте сердца» — театр для мастера был способом рассказать другим о самых ценных и сокровенных вещах, о своих мечтах. И театр превращался в маленькую Вселенную, и становился продолжением своего создателя. Владимир не был актером, он играл, как чувствовал.

…После вечера памяти зрители не спешат расходиться. Смотрят кукол, пробуют их примерить. Одна рассматривает их особенно долго. Оказывается, она ездила в Томск к Захарову, пыталась у него учиться.

— Увидела запись, где был его Заяц, в интернете. И пропала, влюбилась в эту куклу! — признается Оксана. — Я в молодости делала кукол профессионально, потом занималась другими делами, растила ребенка, мне было не до кукол. А после ролика с Зайцем поняла — хочу освоить ремесло Захарова. Дозвонилась Мастеру в театр, он мне сказал: «Приезжай!». Я уточнила: «Прямо завтра?». Он ответил, нет, мы сейчас строим терраску, приезжай в феврале. И я на месяц отправилась в Томск. Сделала куклу — под ругань мастера, что я слепила-то нормальную голову, а вырезала потом в 2 раза больше, чем нужно. Все-таки я ее доделала, она для меня особенная. В отличие от других кукол, она живая. Затем я приехала второй раз, делать еще одну куклу, но он встретил меня сурово. Сказал, что я лентяйка, недостаточно хорошо учусь, что я должна сосредоточиться на работе, иначе в ней нет смысла. Мне пришлось уехать, хотя многое надеялась еще узнать. Но Захаров был очень строгий учитель, а я, по его меркам, двоечница…

«За подобные открытия дают Нобелевскую премию»


В афише «Гефеста» был спектакль «Два плюс ку» — Ольга Горелова играла «Светлячка». Куклу для спектакля, Дениску, она создавала под руководством Владимира Захарова. Премьера была несколько лет назад. В Москве спектакль вызвал много внимания — билеты на два первых показа раскупили стремительно. В итоге в афишу добавили еще два «Светлячка».

— Теплый, добрый спектакль, после него хорошо на сердце, — делится впечатлениями Ясуко Сенда, исследователь истории театра кукол из Японии. — И очень интересные куклы, способ управления. Интересно было с ними познакомиться.

Действительно, после каждого спектакля вокруг Оли Гореловой собирались зрители и коллеги — все хотели рассмотреть Дениску и попробовать поуправлять этой куклой.

— Зрители просто удивляются незнакомой конструкции, для них чудо, что Дениска прикасается к ним пальчиком. А кукольники выясняют, как конструкция работает, — рассказывает Ольга Горелова. — На фестивале мы отлично себя чувствуем — здесь такое расширение границ, мы побывали на необычных спектаклях из разных стран. В Томске ничего подобного увидеть нельзя. Мне очень нравится, что фестиваль посвящен необычным технологиями и арт-конструкциям. Мы здесь свои ребята, и у других видим неординарные вещи. Особенно меня заворожила работа Стивена Моттрама. Кстати, оказалось, он знаком с Владимиром, они встречались на фестивале, поэтому он уже знал нашу конструкцию. Стивен он создает иллюзию — у него в спектакле шарики из пинг-понга подсвечиваются ультрафиолетовой лампой, так получается имитация человечка. Это наш мозг достраивает образ и превращает 5 шариков в фигуру. Если немного изменить положение предметов, то такого эффекта не будет. Стивен тщательно вымерял пропорции. Меня вдохновила идея подсветки ультрафиолетом, возможно, буду использовать ее в своих новых спектаклях.

Для ребят из театра «Два плюс ку», конечно, было очень важно, что московский фестиваль посвятили Владимиру Захарову:

— Художественный руководитель МТК Борис Голдовский еще летом, когда его театр был в Томске на фестивале, приходил к нам в гости. Мы меняли систему отопления, в доме был полный раздрай, но его это не смутило, — вспоминает Ольга. — Борис Павлович познакомился с нами и пригласил на фестиваль. Для нас значимо, что он трепетно относится к делу Владимира Захарова и хочет, чтобы мы его продолжали. Он ни раз говорил о большом вкладе Владимира в историю развития театра кукол. В своей новой книге он собирается написать о работах Захарова отдельную главу.

Борис Голдовский, художественный руководитель МТК, историк и теоретик театра, доктор искусствоведения, автор более 30 книг, считает, что придуманная Захаровым система кукол на запястье уникальна:

— Многие только сейчас поняли, человеком какого масштаба Владимир был. Очень жалко, что всегда мы это понимаем слишком поздно. Думаю, уже весь мир знаком с созданной им театральной системой. Это огромное открытие, его можно сравнить с изобретением колеса. За всю историю человечества кукольники создали всего несколько систем кукол — перчаточные, марионетки, тростевая кукла и другие, их очень мало, на одной руке можно сосчитать. Они живут уже несколько тысяч лет. А Володя придумал новую, и его кукла на запястье будет существовать, может быть, тысячелетия. Это серьезное открытие, по-моему, пока по-настоящему не оцененное. Его значимость понимают профессионалы. Но если сравнивать по масштабам, то за подобное открытие в области физики или химии дали бы Нобелевскую премию, о нем бы говорил бы весь мир… Я рад, что о Владимире узнает все больше и больше людей. Весь интернет был полон постами о нашем фестивале, о нем рассказали многие СМИ. И это выполнение одной из моих задач — чтобы память о Володе Захарове была достойной, чтобы имя его звучало…

Тем, каким получился «Гефест», Борис Голдовский остался доволен:

— Я совершенно счастлив, что он прошел именно как я хотел — целиком под знаком Владимира Яковлевича Захарова, Володи Захарова. С утра до вечера мы слышали его голос — им говорили его создания, его куклы, гостившие у нас в фойе. А его театр «Два ку» сыграл у нас на фестивале не 2, а 4 спектакля. Зрители об этом попросили. Это важно, что работы учеников Володи любят в Москве, и с огромным уважением относятся к Володе Захарову, к его куклам, к его театру.

«Гефест» закончился. Было очень душевно. И приятно, что в Москве Владимира Захарова вспоминают как родного и посвящают ему фестиваль.

Текст: Анна Александрова
Фото: Александр Иванишин и Николай Галкин

Тэги/темы:
Комментарии для сайта Cackle