18+
18+
Кабинет редкостей, Краеведение, Медицина и здоровье, Музеи Томска, музей сибгму новицкий томск медицина кулябко савиных яблоков «Кабинет редкостей». 5 историй музея кафедральных научных школ

«Кабинет редкостей». 5 историй музея кафедральных научных школ

локальная история
Кабинет редкостей
спецпроект на Томском Обзоре
Кабинет редкостей, или Кунсткамера — коллекция исторических, художественных, естественно-научных и других диковин, а также место их хранения. Именно такими местами оказываются ведомственные, школьные и другие малые музеи, которые исследует наша редакция и рассказывает о них в этом спецпроекте.

Где можно узнать все о томском профессоре Кулябко, который первым в мире оживил человеческое сердце? А увидеть особые инструменты академика Савиных для операций «вслепую»? А окуляр всемирно известного ученого Пауля Эрлиха, подаренный им томскому коллеге?

АВТОР
Катерина Кайгородова

— Почему музей истории кафедральных школ? Я считаю, что только они делают университет именно университетом, а не чем-то другим. И только та кафедра, которая, помимо решения фундаментальных научных задач, готовит молодую смену своим профессорам, может развивать научную школу, — рассказывает об экспонатах единственного в мире музея истории кафедральных научных школ его создатель академик, бывший ректор СибГМУ Вячеслав Новицкий.

История первая: письмо из Ватикана

У входа в музей

Экспозиция начинается с «предбанника», как называет его сам Новицкий. Здесь собраны старые фотографии и документы: как относящиеся к первым годам существования Томского Императорского университета, в составе которого тогда был один только факультет — медицинский, так и совсем недавнего времени.

Фото с Михаилом Курловым (второй справа в первом ряду), создателем первой научной медицинской школы в Сибири


Группа студентов. Конец XIX – начало XX века

Прошение Михаила Владиславовича Новицкого, деда создателя музея, о принятии его в Томский Императорский университет

Первые томские девушки-студентки. 1905 год

Меню университетских клиник

Первомайская демонстрация

Среди бумаг есть уникальный документ, письмо Вячеславу Новицкому из канцелярии папы Римского Иоанна Павла II.

— Когда на столетие Томского Политехнического позвали Патриарха православной церкви, я решил пригласить на юбилей медицинского университета самого папу Римского. Написал письмо в Ватикан, что я - потомок польских дворян, что в Томске много поляков, сосланных сюда после восстания Костюшко, есть католический костел. Сначала все смеялись надо мной. А потом, когда пришло письмо из канцелярии папы о том, что Его Святейшество очень внимательно отнесся к моему предложению и рассматривает возможность приезда в Томск, уже я смеялся надо всеми. Но он не приехал: помешали обстоятельства. Иоанн Павел Второй вообще ни разу не побывал в России…

История вторая: ученый, который оживил сердце

Пространство музея поделено на зоны

Пространство музея поделено на зоны по научным направлениям: физиология, фармакология, микробиология, хирургия и так далее. В каждой зоне — «генеалогическое древо» кафедральной школы, где можно проследить, кто кому приходился учеником, а также увидеть исторические документы и уникальные подлинные вещи, принадлежавшие знаменитым ученым.

«Генеалогическое древо» научной школы физиологов

Основателем и первым заведующим кафедрой физиологии был Владимир Великий. В музее хранятся его рукописные лекции. Но по-настоящему великим можно назвать профессора Алексея Кулябко, который возглавлял кафедру с 1903 по 1924 год. Его эксперименты по восстановлению функций сердца и головного мозга стали основой для развития реаниматологии и трансплантологии, создания аппаратов искусственного кровообращения.

— Мало того, что Кулябко оживил сердце человека после смерти, он еще "баловался" тем, что отрезал голову большим костистым рыбам и собакам и потом их оживлял в специальных растворах, — рассказывает Вячеслав Новицкий. — Рыбы моргали глазами, а собаки язык высовывали. Луначарский, когда приезжал в Томск, увидел все эти опыты, совершенно охренел и рассказал о них в Москве. По мотивам его рассказов Александр Беляев написал книгу «Голова профессора Доуэля».

Экспозиция, посвященная кафедре физиологии

Кулябко, по утверждению академика Новицкого, также послужил один из прототипов профессора Преображенского из «Собачьего сердца». В частности, фамилия литературного персонажа указывает на название улицы, на которой жил томский ученый - Преображенской.

В музее хранятся книги из шкафа Кулябко и копии его орденов. А дело, начатое Алексеем Александровичем, продолжили его ученики. На стенде школы физиологии можно увидеть один из первых приборов искусственного кровообращения и экспериментальный искусственный желудочек сердца.

Один из первых приборов искусственного кровообращения

Экспериментальный искусственный желудочек сердца, разработанный и созданный в Томске

История третья: окуляр Нобелевского лауреата

У стенда кафедры патофизиологии

— Я всегда хвастаюсь, и никто не может возразить: моя родная кафедра патофизиологии — самая великая кафедра в России, и не только медицинская, но и среди любых других наук, — утверждает Вячеслав Викторович. — Маленькая кафедра, на которой работали не больше восьми преподавателей, за время своего существования дала более 100 докторов наук, более 300 кандидатов, 6 академиков и 1 член-корреспондент Российской академии наук! Примерно такое количество академиков дал весь Физико-технический институт имени Иоффе, а это кафедра!

Кафедральная школа патофизиологии дала науке множество ярких имен

Основоположник школы — академик и генерал Виктор Пашутин, ректор военно-медицинской академии в Санкт-Петербурге. Все первые заведующие кафедрой — Альбицкий, Репрёв, Тимофеевский,— его прямые ученики, выпускники академии.

Первым профессором кафедры из числа выпускников Томского университета стал Павел Петрович Авроров. В музее хранится свидетельство об окончании им университета с отличными оценками.

Свидетельство Павла Авророва об окончании университета

— Именно Авроров со своим учеником, студентом 3 курса Александром Тимофеевским, одними из первых в мире культивировали клетки крови и опухолей in vitro, вне организма. Все учения о стволовых клетках, все учения, касающиеся клеточной терапии, без этого открытия были бы невозможны априори, — рассказал Новицкий.

Подлинные вещи на фото и в интерьере

В музее находится та самая этажерка с фотографии, на которой запечатлены великие ученые, а также книги из библиотеки Тимофеевского.

Один из самых интересных экспонатов во всем собрании — окуляр лауреата Нобелевской премии Пауля Эрлиха, основоположника химиотерапии и первооткрывателя гематоэнцефалического барьера. Он подарил оптический инструмент Тимофеевскому, когда тот учился в Сорбонне.

Окуляр Пауля Эрлиха

История четвертая: хирургические инструменты по спецзаказу

У стенда, посвященного хирургам

Из славной школы томских хирургов самый популярный — Андрей Савиных, именем которого названа улица в Томске. Андрей Григорьевич — не столько ученый и педагог, сколько блистательный хирург-новатор. Многие идеи приходили к нему на рыбалке, которую он очень любил.

Алексей Савиных и его хобби

А осуществлять задуманное часто помогал друг Савиных, инженер и изобретатель Петр Павлович Одинцов из Политехнического института. Например, он помог воплотить в жизнь идею Савиных о трансдиафрагмальных операциях на пищеводе и желудке, изготовив для этого специальные хирургические инструменты с очень длинными ручками.

— Раньше, чтобы прооперировать, например, верхний отдел желудка, нужно было разрезать всю грудину, — поясняет Вячеслав Новицкий. — А Савиных предложил делать это через естественное отверстие в диафрагме. Почти эндоскопия, но только без современных методов визуализации. Как он это делал – я не знаю, но у него были лучшие результаты в мире.

Инструменты, изготовленные Одинцовым, которые ректор ТПИ Воробьев подарил Савиных к 60-летию в 1948 году

Набор стоит на хирургическом столе, тоже изготовленном Одинцовым по заказу Савиных

Также в отделе хирургии есть три макета, изображающие жизнь хирургов в разное время. На одном — подвоз раненого к госпиталю, который во время войны размещался в университетских клиниках. На втором — операция, за которой по телевизионной системе наблюдают студенты или интерны. На третьем — томский бетатрон для лечения опухолевых заболеваний, изобретение которого тоже связано с именем профессора Савиных.

Макеты, изображающие работу хирургов в разные годы

История пятая: «Вашему Высокородию» от Керенского

У стенда, посвященного морфологам

В экспозиции, посвященной научной школе морфологов, есть любопытный экспонат: открытка, подписанная председателем Временного правительства Российской империи Александром Керенским. Он адресован «Вашему Высокородию, приват-доценту университета Виктору Павловичу Миролюбову» — министр-председатель поздравляет его с Пасхой.

Открытка от Керенского - вторая слева, с красной маркой

— А если бы был профессор – был бы Ваше Высокоблагородие. Приравнивался к статусу генерал-полковника, и жалование было примерно как у министра. Так уважительно относились к научным работникам в царской России, — добавляет Новицкий.

Цитата профессора Смирнова

Врачи платили обществу взаимностью, честно исполняя свой долг перед пациентами. В музее собраны цитаты известных томских врачей, в которых они говорят о своей работе.

«…Для медика нет ни излюбленного государства, ни общества, ни города, ни села, ни деревни; медик – космополит по существу своей деятельности, с одинаковой любовью и тщением он помогает в немочах врагу и другу … Работа врача есть борьба жизни против смерти, борьба любви против ненависти и злобы, борьба знаний против невежества и мрака косности, вторжение лучезарного света в мглу ночи…», — приведены слова профессора-гистолога А.Е. Смирнова.

Стенд школы терапии

А в экспозиции, посвященной научной школе терапевтов, можно увидеть заповеди профессора Дмитрия Яблокова: « Из всех званий больше всего дорожу званием врача». «Быть плохим артистом стыдно, плохим инженером расточительно, плохим врачом просто преступно». «Врач должен бороться за жизнь больного даже в тех случаях, когда холодный рассудок ставит безнадежный диагноз».

Заповеди Яблокова

— Яблокова я знал лично. Это величайший человек, гуманист, эталон врача. Он со всеми своими регалиями на коленях склонялся перед больным, чтобы прослушать его, — вспоминает Вячеслав Новицкий. — Сейчас спорят про памятник врачу. Я считаю, надо поставить памятник Яблокову и написать на нем вот такие слова: «Для врача главное – работа, повседневная, трудная, а слава врача – в здоровой улыбке пациента».

Книги и личные вещи академика Яблокова также хранятся в музее кафедральных школ

Это далеко не полный рассказ о коллекции этого красивого и действительно уникального музея. Тут и личный микроскоп профессора Курлова, известного ученого, который однако исключал из университета студентов, имеющих либеральные взгляды. И поздравительные адреса от студентов медицинского факультета, написанные и разрисованные вручную. И целый ряд выдающихся художественных работ, не говоря об их исторической ценности...

Записаться на экскурсию, чтобы увидеть все удивительные экспонаты музея своими глазами, можно по телефону 8-905-992-27-50 (Ксения Викторовна Лаптева)

Тест: Катерина Кайгородова
Фото: Вероника Белецкая

Тэги/темы: