18+
18+
Люди, Люди Томска. Букинист Суздальский: человек, которого знал весь город Люди Томска. Букинист Суздальский: человек, которого знал весь город

Люди Томска.
Букинист Суздальский: человек, которого знал весь город

Этого человека знал весь Томск, он был лично знаком со звездами отечественного театра и кино, его фамилию сегодня носит один из старейших книжных магазинов Томска.

«И театрал, и букинист, во всем знаком, во всем артист» — в свое время говорили друзья о Владимире Суздальском.

Родился Владимир Суздальский в 1941 году в семье медиков. Его дед, доктор медицинских наук, профессор, заведовал кафедрой гигиены Томского мединститута и был одним из создателей и деканом санитарно-гигенического факультета. Мать Суздальского была гематологом, кандидатом медицинских наук и в течение 8 лет возглавляла клинику им. А. Г. Савиных.

Продолжая семейную традицию, Володя Суздальский поступил на фармацевтический факультет Томского мединститута, однако учебу там не завершил и чуть позже поступил на заочное отделение историко-филологического факультета ТГУ. Одновременно Суздальский работал в книжной торговле — она, фактически, и стала «делом всей жизни».

Он много читал, обладал действительно широким кругозором, и долгое время был единственным букинистом во всем городе. При активном участии Суздальского в Томске был созданы клубы книголюбов «Мечта», «Библиофил», «Сибирские Афины», из своих он друзей собрал редколлегию краеведческого альманаха «Томская старина» («Сибирская старина» с 1992 года). Писал статьи, рецензии, вел телепередачу на северском телевидении — Владимир Суздальский успевал все и везде.


1 апреля 1974 года он был назначен заведующим специализированным магазином № 6 «Букинист» (ныне — «Букинист Суздальский»). Тогда магазин выглядел несколько иначе, чем сейчас: зала с современенной литературой еще не было, длинный узкий коридор — вот и весь «Букинист».

Прием литературы на комиссию шел в кабинете Суздальского — небольшой комнате без окон. Книги Суздальский внимательно просматривал, нередко обнаруживая в них вещи, забытые прежними хозяевами: закладки, записки, старые билеты — в основном, разная мелочь, но порой попадались и документы. Некоторые из обнаруженных вещей, с разрешения сдающего, Суздальский оставлял себе. В его коллекции забытых вещей оседали любопытные экземпляры, к примеру, бальная карточка, которая помогала танцующим на балах дамам запомнить очередность кавалеров.

Редколлегия краеведческого альманаха «Сибирская старина» , 1995 год (слева направо — Евгений Зырянов, Леонтий Усов, Станислав Вавилов, Владимир Крюков, Эдуард Майданюк, Владимир Суздальский, Надежда Дмитриенко, Александр Казачков)

Суздальский обладал удивительным чутьем — он всегда точно знал, какая книга кому нужна, и для каждого держал что-то про запас. Он обладал потрясающей памятью и легко запоминал имена, отчества, фамилии. Всегда мог дать совет или предложить необходимый материал и получал колоссальное удовольствие, когда книжка попадала к тому, кому нужно.

Легко предположить, что такой человек был обязан обладать огромной домашней библиотекой. Но на деле все выглядело совсем наоборот — книг в квартире Суздальского было немного. Античная литература, немного избранной классики, книги о театре и кино. По словам самого Суздальского, нужды держать дома обширную библиотеку не было — книги и так окружали его всю жизнь.

«Букинист» под его предводительством в те годы был не просто местом книготорговли, а фактически, центром культурной жизни советского Томска. Здесь собирались сливки местной интеллигенции, здесь заводилось множество новых душевных знакомств, завязывались деловые контакты. Врачей, инженеров, ученых, журналистов — людей самых разных занятий объединяло одно — страсть к книгам.

Виктор Лойша, писатель, журналист. Библиографический указатель «Владимир Игоревич Суздальский». Томск, 2007 г.:

«Вокруг Суздальского объединялись настолько разные люди, что невольно напрашивалась параллель с каким-нибудь обществом любителей псовой охоты (зимнего рыболовства, энтомологии, футбола, бильярда), членство в котором определяется отнюдь не сословным, имущественным или каким угодно другим социальным положением человека, но только его личными навыками и преданностью общему головокружительному влечению»

Блестящий ум, красноречие, отменное чувство юмора — Суздальский всегда и везеде неизбежно привлекал к себе людей. Особенности собственной внешности никогда его не смущали, и уж тем более не могли стать в чем-то помехой. Он всегда был в хорошем настроении, ироничен, знал массу шуток, анекдотов и детских стишков, любил устраивать друзьям сюпризы и розыгрыши. Был очень гостеприимен и отменно кулинарил.

Настоящей страстью букиниста был театр. Любовь к нему родом из детства — в семье Суздальского все были театралами. При этом особое место в его жизни всегда занимал Томский театр драмы: он душой болел за театр и даже в самые «застойные» времена восторгался им. Нередко специально подстраивал свой отпуск под гастроли труппы и отправлялся следом за ним в Витебск, Иркутск, Красноярск, Ленинград… И в других городах стремился посмотреть постановки местных храмов Мельпомены. Когда же театры из других мест приезжали в Томск, у Суздальского, по его собственному выражению, наступали «именины души».

Он бывал на всех спектаклях местных и заезжих трупп, знакомился с актерами и режиссерами, собирал программки, афиши, вырезки из газет и журналов. Написал массу рецензий на спектакли, но вот книга (об истории Томского драмтеатра) из-под его пера вышла всего одна.

По воспоминаниям друзей и знакомых, когда Суздальский садился писать книгу, то очень волновался — а вдруг не хватит фактов, вдруг останутся пробелы? Друзья убеждали: «Володя, ну кто же кроме тебя?».

Из книги Владимира Суздальского «Театр уж полон…»:

«Любовь к театру — не только чувство, но и целая система мировоззрения. Кинематограф, обогащенный совершеннейшей техникой, потрясает зрителя эффектом присутствия, и этот эффект бывает порою много богаче ощущениями, нежели непосредственное присутствие человека в аналогичной жизненной ситуации. Телевидение само вламывается в наш быт, несет с „доставкой на дом“ кипение страстей, гипнотизирует иллюзией прямого общения.

Театр — не то. Мало придти в него, надо — придти к нему. Когда вы несколько раз посмотрите один и тот же спектакль с одним и тем же составом артистов и вдруг поймете, насколько разными были эти вечера, значит, вы сделали первый шаг по пути понимания драматического искусства. Искусства, которое каждый раз на ваших глазах создают „живые“ артисты, и которое, при всей видимой открытости, несет в себе непредсказуемые открытия и неразгадываемые тайны…».

Книга была написана в начале 90-х, проблем с ее изданием было не избежать. Но средства все-таки нашлись, и небольшая книжка в голубом переплете тиражом в тысячу экземпляров была напечатана и быстро разошлась по рукам томских библиофилов.

На съемках передачи «Телевестник «Книга» о выходе книги «Театр уж полон…», 1995 год

Любовь к театру свела Суздальского и со многими известными артистами. География его знакомств охватывала всю страну, он лично был знаком с настоящими звездами. Их фотографии с дарственными подписями были развешаны в его квартире. Получить автограф звезды никогда не было самоцелью, главое — «живое» общение.


Суздальский любил рассказывать о знакомстве с восхитительной Фаиной Раневской, гордился дружбой со знаменитым Марисом Лиепой, вел переписку с неподражаемым Игорем Ильинским

Открываем записную книжку Суздальского. На вид — книжка как книжка в красном переплете, с пожелтевшими исписанными страницами. В общем потоке попадаются адреса и телефон Никиты Михалкова, Спартака Мишулина, Василия Ланового, Бориса Щербакова, Николая Караченцева, Олега Янковского… Все это персоны не нуждаются в представлении.

29 ноября 1996 года Владимира Суздальского не стало. По словам нынешнего директора «Букиниста» Надежды Мининой, после его смерти часть вещей из личного архива забрала сестра, часть отдали в Государственный Архив Томской области, в Научную библиотеку ТГУ отправились книжки с автографами; что-то осело в «Букинисте» и сейчас выставлено в витрине слева от входа:

А еще часть фотографий и книг с личной подписью знаменитого букиниста поселились в домах томичей — тех, в чьей жизни Владимир Суздальский занимал немалое место.

Текст: Анна Жидкая

По материалам Елены Заславской

Фото: Анна Жидкая, Мария Аникина, Ольга Хорошилова, магазин «Букинист Суздальский», Peoples.ru, Sovsekretno.ru, Akter.kulichki.net