18+
18+
Краеведение, Истории за знаками.Кому установили первые пять табличек «Последнего адреса» в Томске Истории за знаками.Кому установили первые пять табличек «Последнего адреса» в Томске

Истории за знаками.
Кому установили первые пять табличек «Последнего адреса» в Томске

Кому и где установили первые таблички проекта «Последний адрес» в Томске?

Наш обозреватель Мария Симонова выясняла, что за истории стоят за этими знаками, и как потомок знаменитого рода Голицыных добрался в 2016 году до Томска.

АВТОР
Мария Симонова

Урусовы-Голицыны

Владимиру Александровичу Голицыну 79 лет, что не мешает ему вести активный образ жизни. Он все еще работает — заместителем главного инженера московского завода электромеханической аппаратуры.

До этой осени в Томске бывал дважды, в 1970-е годы: приезжал в командировки. Но тогда никаких подробностей о репрессированных родных — отце Александре Голицыне, тете Ольге Урусовой-Голицыной и ее муже Петре Урусове — не знал.

— У нас ничего не было, никаких сведений, только лишь в 70-е годы мы получили, что удивительно, официальное медицинское заключение, справку о смерти, где было написано, что Голицын Александр Владимирович умер в 1944-м году от воспаления склеротических сосудов головного мозга, — рассказывает Владимир Голицын. — И однажды, в начале 90-х летом на даче смотрели новости. Вдруг показывают — в Томске подняли архивы КГБ, и там обнаружили следующее… И на весь экран я вижу дело Голицына Александра Владимировича. Тогда я и другие родственники обратились за информацией. А через некоторое время к нам приехал из Новосибирска режиссер В.Новиков, он стал снимать фильм «Конец дворянского гнезда», привез копии из дела. Трудно было читать эти документы… Вот так вернулся отец.

Фильм «Конец дворянского гнезда»

Первой в Томске по адресу Октябрьская, 28 установили памятную табличку Петру Петровичу Урусову. Отсюда его забрали 24 декабря 1937 года. Что было до этого?

В 1929 году железнодорожный механик Петр женился на княжне Ольге Владимировне Голицыной. В первый раз его арестовали в Москве 2 ноября 1933 года по обвинению в террористических намерениях вместе с женой и ее братом, Александром Владимировичем Голицыным. За неделю до этого были арестованы два двоюродных брата Голицыных — Алексей Львович Бобринский и Владимир Михайлович Голицын.

— Их арестовали за намерение убить товарища Сталина, прямо так и было сформулировано, — рассказывал Владимир Александрович перед тем, как установить табличку. — Получили по 3 года. Случись это после убийства Кирова, их бы расстреляли моментально. А так Урусова отправили в Казахстан, а отца в Кемеровскую область. Когда они освободились, то переехали в Томск. Сохранился рисунок Петра, где они в Томске на речке… Но прожили они здесь недолго.

Но даже за это недолгое время Александр Голицын успел оставить след в жизни Томска, сыграв несколько ролей в местном драматическом театре.

После того, как табличка Петру Урусову была укреплена на доме, Владимир Голицын помолчал и добавил:

— Говорят, торжественное мероприятие… Оно не торжественное, а траурно-торжественное. Хоть частичка справедливости восторжествует. Правильная задумка. И как неслучайна эта пустота в рамке. Нет человека, все…

Памятные таблички Ольге Урусовой (Голицыной) и Александру Голицыну, арестованных в 1938 году, установили чуть позже, на старом, покосившемся доме № 66 по Загорной улице.

Братья Манохины

Двоюродные сестры Елена Уткина и Ольга Кириллова выросли в доме на Лермонтова, 51 и уже давно переехали — одна в Северск, другая в Новосибирск. В октябре вернулись, чтобы увековечить память арестованных дедов — Ивана и Андрея Манохиных.

— Мы с моей двоюродной сестрой долго обсуждали, где-то может быть следы наших дедов остались, пытались найти следственное дело, — рассказывает Елена Федоровна. — Ничего не удалось. Я читала, что люди сотнями и тысячами умирали безвестными, безо всяких могил. Во время поисков в интернете я наткнулась на сайт «Последнего адреса». Связалась с Василием Антоновичем Ханевичем (заведующий мемориальным музеем «Следственная тюрьма НКВД» в Томске — прим. ред.), он нам очень помог, объяснил, какие нужны документы. Трудно было найти запись, когда именно дед умер (а это условие проекта). Через один ЗАГС запрашивали, другой, третий… Но мир не без добрых людей, помогли.

О репрессированных родных сестры знали с детства:

— Со стороны отца у нас были ссыльные, переселенцы с Алтая. Помню истории о том, как бабушку с детьми высадили на голый берег, они рыли землянки, прилагали нечеловеческие усилия, не было еды… И мама рассказывала, что ее никуда не принимали, она была дочь «врага народа», — вспоминает Елена Уткина. — Почему, что случилось — так и не узнали. Обычная семья мастеровых, обыватели, жили неплохо, возможно, им кто-то позавидовал и донес…

— Благодарны проекту, что увековечат память о наших родственниках, — говорит Ольга Кириллова. — Договориться с собственниками жилья удалось без особых проблем. Там еще живут дети наших соседей, они помнили нас. Помогли нам, попросили не чинить препятствия… Хотя я не представляю, как это можно, в такой ситуации быть против памятного знака.

В итоге на стене дома по Лермонтова, 51 появились таблички, посвященные двум братьям — Ивану и Андрею Манохиным.

Их забрали в один день «за активное проведение контрреволюционной агитации против Советской власти и высказывание террористических настроений против руководителей государства».

Они никогда не вернулись домой.

Фото: Мария Шакирова

Тэги/темы: