18+
18+
Кабинет редкостей, Коллекции, Краеведение, Музеи Томска, Томск кабинет редкостей музей прокуратура экспонаты машинка экспозиция следователь прокуратура «Кабинет редкостей»:5 историй музея истории прокуратуры Томской области

«Кабинет редкостей»:
5 историй музея истории прокуратуры Томской области

локальная история
Кабинет редкостей
спецпроект на Томском Обзоре
Кабинет редкостей, или Кунсткамера — коллекция исторических, художественных, естественно-научных и других диковин, а также место их хранения. Именно такими местами оказываются ведомственные, школьные и другие малые музеи, которые исследует наша редакция и рассказывает о них в этом спецпроекте.

Как сверяли отпечатки пальцев в советское время, почему прокурора могли перепутать с преступником и в чем связь между архивами дел и куском мыла? Обо всем этом можно узнать в Музее истории прокуратуры Томской области.

АВТОР
Валентина Бейкова

Музей находится в главном здании ведомства на улице Белинского, 14. Вся коллекция хранится и выставляется в одном небольшом кабинете. Идея создания комнаты-музея принадлежит бывшему старшему помощнику прокурора области по кадрам Олегу Ершову. Еще в конце 1990-х с помощью коллег он собирал газетные публикации, прокурорские байки и реальные воспоминания старожилов. В марте 2000 года прокурор области Юрий Сухоплюев утвердил план создания музея. Но непосредственная работа по его организации началась в 2003-м, когда Ершов вышел на пенсию и мог всецело посвятить время своему детищу. Открытие музея состоялось в январе 2005 года и было приурочено к профессиональному празднику — Дню работника прокуратуры.

Побывали на экскурсии и рассказываем о самых необычных экспонатах и фактах из истории томской прокуратуры.

История первая. Экспонат с итальянскими корнями

Фото: Вероника Белецкая

Музейную коллекцию собирали, как говорится, всем миром: ветераны приносили свои медали и знаки отличия, сотрудники делились фотографиями из личных архивов. Так на экспозицию попала не примечательная с первого взгляда черная печатная машинка. Ее в качестве подарка передал прокурор Колпашево.

При детальном рассмотрении на передней части корпуса можно увидеть название производителя: «Ing. C. Olivetti & C., S.A., Иврея — Италия. Модель — М40 Kr». Модель машинки М40 фабрика Камилло Оливетти, итальянца еврейского происхождения, начала выпускать в начале 30-х годов прошлого столетия. В годы Второй мировой войны, когда производство было переориентировано на военные нужды, фабрика Оливетти производила (с 1942 года) специальную модификацию для немецкой армии, получившую название M40 Kr. Именно ее и можно увидеть на выставке в музее прокуратуры Томской области. Kr — это сокращение от Krieg, что на немецком языке означает «война». Это упрощенная и легкая версия модели М40. Как пишущая машинка попала в Колпашево точно не известно, вероятно, была привезена в качестве трофея.

Печатная машинка производства фирмы Оливетти в Музее прокуратуры Томской области.

Камилло Оливетти был учеником создателя электродвигателя переменного тока Галилео Феррариса. Окончил Политехнический университет Турина, учился и работал в Лондоне, затем в США, где имел честь познакомиться с Томасом Эдисоном. После возвращения в Италию Оливетти занимался производством измерительных приборов. А в 1908 году Камилло основал в своем родном городе Иврея фирму «Ing. C. Olivetti & C.» — это была первая в Италии фабрика по производству пишущих машинок. Первая итальянская печатная машинка модели М1 была относительно небольших размеров, при этом весила 17 килограммов. Она стоила дороже, чем популярный в то время американский аналог Remington, поэтому покупать ее не торопились. Однако новинка быстро зарекомендовала себя как лучший продукт Италии, на фабрику Оливетти обрушился поток заказов, особенно от общественных организаций. В межвоенные годы компания вышла на мировой рынок, начала продавать свою продукцию в Европе и некоторых странах Южной Америки.
Фото: Вероника Белецкая

История вторая. Ошибочка вышла

Фото: Вероника Белецкая

Неподалеку от итальянской машинки стоит еще одна, уже отечественная периода конца 1960-х — начала 70-х годов прошлого века. Надпись у экспоната сообщает, что она была приобретена следователем Владимиром Буровым в комиссионном магазине за собственные деньги. Машинка стоила 130 рублей, а зарплата следователя в то время составляла 65 рублей в месяц.

В советское время хозяйственное и финансовое обеспечение ведомства оставляло желать лучшего, рассказывает экскурсовод музея Галина Жога. Форму, пишущие машинки, канцелярию — все приходилось покупать за свой счет. Особенно тяжело было в послевоенные годы.

— В 1945 году начальник отдела кадров прокуратуры Томской области докладывал: «Рабочими местами и квартирами аппарат областной прокуратуры в основном обеспечен. Но есть один недостаток, и он является основным, это в части снабжения продовольственными и промышленными товарами. Носить, в прямом смысле этого слова, было нечего. Ткань или обувь выдавали лишь в качестве социальной помощи или материального вознаграждения», — зачитывает доклад экскурсовод. — Ситуация была настолько критичной, что порой прокуроры и следователи по внешнему виду мало отличались от заключенных, что приводило к курьезным случаям.

Фото: Вероника Белецкая

Один из таких произошел в 1950-е годы с фронтовиком, бывшим разведчиком, а на тот момент следователем прокуратуры Абрамом, или как его по-свойски называли коллеги Абреком Тодером.

Фото: Вероника Белецкая

Тодер возвращался из тюрьмы, на дворе стоял мороз. Он попросил конвоира автозака подбросить его домой. Когда машина остановилась, конвоир открыл дверь, следователь выпрыгнул и побежал к своему дому. Увидев беглеца в телогрейке, армейской шапчонке и сапогах, люди поблизости решили, что сбежал заключенный. Несколько мужчин бросились за Тодером, догнали. Следователю пришлось предъявить удостоверение.

История третья. Чемоданчик криминалиста

Фото: Вероника Белецкая

Отдел криминалистики при прокуратуре был создан в советские времена. Задача сотрудников заключалась в оказании помощи следователю при расследовании тяжких и особо тяжких преступлений.

— То есть, при прокуратуре были следователи, которые расследовали особо важные уголовные дела и не занимались больше ничем. Были и другие сотрудники, которые занимались поисками нарушений законов, функции расследования у них не было, — рассказывает помощник прокурора области по пенсионному обеспечению Владимир Кожемякин. — В 2011 году функцию расследования выделили из прокуратуры и создали следственный комитет, который сейчас занимается только расследованием дел и рассмотрением заявлений, сообщений о преступлениях. А за прокуратурой сохранилась функция надзора.

Помощник прокурора области по пенсионному обеспечению Владимир Кожемякин
Фото: Вероника Белецкая

Еще будучи частью одного ведомства, криминалисты передали в музей чемоданчик с набором научно-технических средств «КАМАЗ №3». С ним прокуроры-криминалисты выезжали на места преступлений. В перечне содержимого за 1988 год указано, что в чемоданчике должно находиться 66 предметов на общую сумму 166 рублей и 63 копейки.

— Каждый следователь был обязан знать приемы фотодела, изъятия и закрепления следов и так далее. Например, есть песок, в песке след, как его изъять? Надо залить гипсом, к примеру. А чтобы песок не рассыпался, его покрывали специальной жидкостью. Она схватывался, образовывалась корочка, ее заливали разведенным гипсом. Когда он застывал, его изымали, что потом можно было идентифицировать этот гипсовый слепок с обувью, которой был оставлен след, — поясняет Владимир Кожемякин. — Или вот дактилоскопическая пленка — она нужна, чтобы снимать отпечатки пальцев. Вытаскивается пленка, снимается защитный слой, накладывается на предмет, где находятся следы: на зеркале, на полу и так далее. Фиксируются потожировые следы, пленка закрывается защитным слоем. Этот материал направляют экспертам. Эксперты сравнивают то, что мы получили с образцами, которые уже имеются. Компьютеров в то время не было, поэтому сравнивали на просвет с помощью лупы и больших увеличительных стекол.

Предметы из чемоданчика криминалиста
Фото: Вероника Белецкая

Но прежде чем собрать материалы, следователям прокуратуры требовалось добраться до места происшествия. Из-за больших расстояний, а нередко и отсутствия дорог в качестве транспорта порой использовали не только лошадей, но и собачьи, а порой и оленьи упряжки.

— Срок расследования дела иногда был меньше, чем срок, который был потрачен для того, чтобы добраться до места, собрать необходимые улики, а потом оформить все с соответствие с законом, — отмечает Галина Жога.

История четвертая. Прокурор или хозяйственник?

Фото: Вероника Белецкая

В витрине с документами и фотографиями можно увидеть интересный снимок. На нем прокурор Стрежевого Николай Федько запечатлен на одной из буровых установок. Фотография сделана в конце 1960-х — начале 70-х годов. Дело в том, что в советское время прокуроры следили не только за соблюдением законов различными государственными и хозяйственными органами:

— Прокурор мог быть членом коммунистической партии. Исполняя прокурорские обязанности и представляя бюро райкома коммунистической партии в одном лице, он выполнял и свои служебные обязанности, и контролировал выполнение решений партийных органов. В сфере его интересов было не только выявление хищений на производстве, но и фактов пьянства на рабочем месте, прогулов, опозданий, нецелевого использования техники, топлива и так далее, — разъясняет Владимир Кожемякин.

Фото: Вероника Белецкая

В книге «Рассказы о томской прокуратуре» Якова Яковлева приводится пример из отчета прокурора Тагамлицкого за вторую половину 1927 года: «Позднее представление настоящего доклада объясняется тем, что я находился в служебной командировке… по проведению заготовительной кампании, а после моего возвращения все камерные прокуроры уехали в районы для участия в выездных сессиях нарсуда по рассмотрению дел, связанных с заготовительной кампанией». И далее Тагамлицкий указывает, что за шесть месяцев каждый участковый прокурор в среднем 41 день провел в деревне, участвуя в хлебозаготовительной кампании.

Так продолжалось вплоть до 1980-х. Потом Горбачев пришел к власти, политика поменялась, хозяйственные вопросы от прокуратуры отделились.

История пятая. Шило и мыло

Фото: Вероника Белецкая

На краю старого стола — импровизированного уголка следователя прокуратуры 1950-х годов — стоит деревянный лоток с зажимом. Это струбцина-лоток для архивного переплета. Он нужен для того, чтобы прошивать дела и формировать дело в книгу. Максимальный объем одного дела — 200 листов.

— Листы складывали в лоток, прижимали. Затем отверстия протыкали сверлом или шилом и сшивали. Сделать это было тяжело, девушки-следователи обычно просили помощи, чтобы проткнуть стопку бумаг, — рассказывает Владимир Кожемякин. — Но был один секрет: чтобы шило лучше проходило, нужно было воткнуть его сначала в мыло, так оно легче протыкало бумагу.

Спустя годы ничего не изменились, разве что станки для сшивания стали металлическими, но принцип работы остался прежним.

Фото: Вероника Белецкая

Фото: Вероника Белецкая

Фото: Вероника Белецкая

Фото: Вероника Белецкая

Фото: Вероника Белецкая

Фото: Вероника Белецкая

Фото: Вероника Белецкая
Коллекция оружия, подаренная музею Следственным отделом
Фото: Вероника Белецкая

Фото: Вероника Белецкая

Фото: Вероника Белецкая

Фото: Вероника Белецкая

Фото: Вероника Белецкая

Фото: Вероника Белецкая

Фото: Вероника Белецкая

Фото: Вероника Белецкая

Фото: Вероника Белецкая

Фото: Вероника Белецкая

Фото: Вероника Белецкая

Фото: Вероника Белецка

Фото: Вероника Белецкая

Фото: Вероника Белецкая

Фото: Вероника Белецкая

Фото: Вероника Белецкая

Фото: Вероника Белецкая

Фото: Вероника Белецкая

Фото: Вероника Белецкая
Фото: Вероника Белецкая

Из-за распространения новой коронавирусной инфекции экскурсии в музей прокуратуры Томской области временно не проходят. Когда музей возобновит работу, можно узнать по тел. 8 (38-22) 52-81-26 у помощника прокурора области по пенсионному обеспечению Владимира Кожемякина. Экскурсии проводятся бесплатно.

Источники:

  1. Фонды музея истории прокуратуры Томской области;
  2. Яковлев, Яков Александрович. Рассказы о томской прокуратуре: в 2 т. / Я. А. Яковлев, Ю. К. Рассамахин. — Томск: Издательство Томского университета, 2004. Т. 1. — 2004. — 496, [2] с. : ил.; 20 см.

Подписывайтесь на наш телеграм-канал «Томский Обзор».

Тэги/темы:
Комментарии для сайта Cackle