18+
18+
Медицина и здоровье, Образование и наука, кагоцел дибазол фенибут история лекарств ссср сталин разработки фуфломицин грамицидин Рожденные в СССР: пять отечественных лекарств с советскими «корнями»

Рожденные в СССР: пять отечественных лекарств с советскими «корнями»

«Советское значит отличное» — лозунг, рожденный в СССР в 1930-е, в период индустриализации. Наряду с другими отраслями, в стране развивалось и фармацевтическое производство.

Но оно было бы невозможным без создания новых препаратов. Какие отечественные разработки лекарств оказались самыми успешными и какие из них используются сегодня?

Собрали для вас пять наиболее популярных советских и российских наименований.

Грамицидин С, первый отечественный антибиотик

Мария Бражникова и Георгий Гаузе за работой
Фото: Институт малярии и медицинской паразитологии

В 1942 году в СССР в Институте малярии и медицинской паразитологии был получен первый отечественный антибиотик — белок с простым строением, содержавший пять аминокислот.

Сотрудники института, супруги Георгий Гаузе и Мария Бражникова выделили бактерию Bacillus brevis var, собирая пробы земли с почвенными грибами по всему Подмосковью. Мария Бражникова вспоминала, как в ходе исследований на поверхности питательного студня в чашках Петри, куда поместили стафилококк, «вокруг некоторых колоний почвенных микробов можно было ясно различить зону пустыни. Эти почвенные микробы ограждали себя, выпуская в окружающую среду какое-то вещество, которое подавляло все живое».

Букву «С» к названию грамицидина добавили, чтобы подчеркнуть, что это именно советское лекарство. Чтобы определить строение вещества, препарат отправили в лабораторию Листеровского мединститута в Лондоне. Среди исследователей грамицидина С была и молодой химик Маргарет Тэтчер, будущий премьер-министр Великобритании.

Пока шли исследования, препарат решено было немедленно пустить в оборот — Великая Отечественная была в разгаре. К грамицидину С практически не развивалась устойчивость патогенных микроорганизмов, и он здорово помогал при лечении гнойных ран на фронте. Применяли грамицидин С только наружно, нанося на раны специальную пасту, содержащую антибиотик — при всех своих плюсах, он оказался довольно токсичен. Но подавлял рост сразу нескольких групп болезнетворных бактерий — стрептококков, стафилококков, пневмококков и возбудителей анаэробной инфекции.

Уже после окончания войны Марии Бражниковой, Георгию Гаузе и директору Института малярии и медицинской паразитологии Петру Сергиеву была присуждена Сталинская премия третьей степени. А грамицидин С до сих пор применяется как местное антибактериальное средство.

Кагоцел, индуктор интерферонов

2003 г. , запуск производства препарата «Кагоцел». Упаковка препарата.
Фото: архив компании «Ниармедик»

Интерфероны для лечения респираторных заболеваний, гриппа и некоторых других инфекций начали применять в СССР в 1960-х годах. Так, во время эпидемии «Гонконгского гриппа» в Советском Союзе в 1969 г. провели успешное испытание человеческого лейкоцитарного интерферона. В исследованиях приняли участие 14 тысяч человек разного возраста. Через несколько лет, в 1973 г., когда во время эпидемии гриппа в одной только Москве регистрировалось в день до 90 тыс. случаев заболеваний, использование интерферона в школах позволило существенно снизить заболеваемость и уменьшить симптомы вирусной инфекции.

Интерес к интерферонам повлек за собой создание специальных препаратов — индукторов интерферонов. В организме человека они «включают» систему выработки своих собственных, «внутренних» интерферонов. Тем самым, они дают такой же эффект, как и «внешние», но лишены их побочных свойств. Это позволило расширить возможности интерферонотерапии.

В результате многолетней работы, отечественным исследователям удалось создать группу оригинальных индукторов интерферона. В 1990-е группа сотрудников ведущего исследовательского центра России в области иммунологии и микробиологии — НИИЭМ им. Н. Ф. Гамалеи, под руководством академика Феликса Ершова и доктора медицинских наук, профессора Владимира Нестеренко вела исследования в сфере молекулярно-генетической диагностики. Тогда же она и разработала новый противовирусный препарат, индуктор интерферонов, впоследствии зарегистрированный, как кагоцел.

Научные исследования в этот период практически не финансировались, и команда, создавшая препарат, решила заняться его испытаниями и выпуском самостоятельно. Зарегистрировали и начали производить кагоцел в России в 2003 году, а уже к 2014 году он занял четверть российского рынка противовирусных лекарств в РФ.

Препаратов широкого спектра, направленных на профилактику и лечение вирусных инфекций, в том числе гриппа, ОРВИ, герпеса и COVID-19, в мире не так много. Кагоцел стимулирует организм человека к выработке собственной защиты — белков-интерферонов альфа, бета, гамма, благодаря которым повышается иммунитет. В ситуации вирусной атаки, когда выработка собственных интерферонов угнетена, применение кагоцела восстанавливает «баланс интерферонов» до нормального физиологического уровня. И это происходит не в течение первых часов, как под действием других препаратов, а на протяжении 4 — 5 суток, говорит Нестеренко.

Сейчас кагоцел входит в Федеральные клинические рекомендации Минздрава России по гриппу у детей и взрослых, а также в Методические рекомендации по лечению и профилактике гриппа и ОРВИ.

Мексидол: спасти от инсульта

Артур Вальдман с коллегами.
Фото: Кафедра Клинической Фармакологии и Доказательной Медицины
ПСПбГМУ им. И.П. Павлова

Мексидол — еще один российский препарат с советскими корнями. Его история началась еще в 1956 году, когда физико-химики Николай Семенов (СССР) и сэр Сирил Норман Хиншелвуд (Великобритания) получили Нобелевскую премию по химии «За исследования в области механизма химических реакций». Именно благодаря их работе стал понятен механизм образования свободных радикалов, а это, в свою очередь, послужило основой создания концепции борьбы с окислительным стрессом и разработки лекарственных препаратов, обладающих антиоксидантной и противоишемической активностью.

Группа советских фармакологов под руководством академика РАМН Артура Вальдмана синтезировала мексидол в начале 1980-х годов. В 1996 году препарат был разрешен к применению приказом Министерства здравоохранения РФ. А в 2003-м за разработку и внедрение Мексидола в клиническую практику группе ученых была присуждена Премия в области науки и техники Правительства РФ.

Мексидол используют при лечении инсультов, проблем с сосудами головного мозга и ряда других состояний в неврологии, наркологии, психиатрии, офтальмологии и педиатрии. Когда происходит повреждение клеток различных тканей, именно мексидол помогает обеспечить их жизнеспособность. В комплексной терапии с другими лекарственными препаратами, он усиливает их действие и снижает побочные эффекты.

Сейчас мексидол входит в 38 важнейших Стандартов оказания медицинской помощи в России.

Фенибут: аптечка космонавта

В. Перекалин. Стыковка «Союз» — «Аполлон». Упаковка препарата «Фенибут»
Фото: Википедия

Лекарство, которое в мире известно как «the Russian wonder drug», было синтезировано в 1960-х годах в Ленинградском педагогическом институте им. Герцена профессором В. В. Перекалиным.

Этот нейропсихотропный препарат был внедрен в клиническую практику в СССР и в 1975 году был включён в аптечку космонавтов, участвовавших в экспериментальном полёте «Союз» — «Аполлон». А все благодаря тому, что фенибут помогал снизить высокий уровень стресса космонавтов, не влияя на их работоспособность. Обычные транквилизаторы не справлялись — ведь помимо успокаивающего эффекта они оказывали еще и расслабляющее действие.

В 1980-х его свойства изучали в лаборатории психофармакологии Ленинградского научно-исследовательского института им. В. М. Бехтерева. А в 1982 году группа ученых, работавших по внедрению препарата в профилактическую и лечебную практику, получили Госпремию Латвийской ССР.

Фенибут помогает при разных состояниях астенического синдрома — от нарушений сна и повышенной утомляемости до головных болей и головокружений. Он же повышает умственную работоспособность и улучшает психологические показатели — внимание, память, скорость и точность сенсорно-моторных реакций. Его используют для снятия напряжения, беспокойства и страха, улучшения сна у психосоматических или невротических пациентов, а также при до или послеоперационном лечении. Помогает препарат и при посттравматическом стрессе, заикании, а также вестибулярных расстройствах.

Дибазол: поющая канарейка и рука Сталина

Н. В. Лазарев в лаборатории ВММА,
Фото: СПБГТИ, science.spb.ru

Дибазол — одна из самых известных отечественных лекарственных разработок. Как и многие препараты, эта появилась после Великой Отечественной войны.

Интенсивные исследования стимуляторов ЦНС с целью поиска средств против усталости проводились на кафедре фармакологии ВММА еще в военные годы. Весной 1946 года в Ленинграде начали поиск новых синтетических лекарственных средств, аналогов пурина и пиримидина. Объединившись, фармакологи и химики из Военно-морской медицинской академии и Ленинградского технологического института, взялись за дело. В результате был обнаружен дибазол, влиявший на усиление возбудимости спинного мозга.

Испытывался препарат на кошках и канарейках — у последних он единственный вызывал чириканье в зимнее время. Полученные результаты вылились в гипотезу о возможности лечения параличей с помощью нового лекарственного средства.

В конце 1947 года медики и химики придумали название для своего детища, а вскоре дибазол разрешили к применению, было налажено его производство. Его использовали (и используют) для лечения самых разных неврологических заболеваний: например, он здорово помог больным, страдающим невритом лицевого нерва.

А вот главную премию страны за свой препарат тогда ученые не получили — несмотря на то, что Комитет по Сталинским премиям единодушно высказался за ее присуждение. Говорят, дело было в том, что при обсуждении вопроса на Совете Министров СССР заместитель Председателя Совета Министров Г.М. Маленков сказал: «Дибазол лекарство, конечно, хорошее, но товарищу Сталину он не помог». Слова были вызваны тем, что вероятно, врачи пытались лечить вождя дибазолом. Левая рука Сталина плохо сгибалась и была короче и слабее правой после травмы. Проблема была в том, что произошла она еще в 6-летнем возрасте, и ждать эффекта от дибазола через 66 лет после этого было бессмысленно.

Позднее, уже другие группы ученых нашли дибазолу еще несколько вариантов применения: он оказался иммуностимулятором, адаптогеном, спазмолитиком и сосудорасширяющим средством. Это очень недорогой в производстве, простой и технологичный отечественный препарат, популярный и востребованный до сих пор.

Текст: Петр Лавров

Иллюстрации: Томский Обзор

Тэги/темы: