18+
18+
Креативные индустрии, Культурно-политическое убежище "красным человечкам" из Перми предлагают в Томске Культурно-политическое убежище "красным человечкам" из Перми предлагают в Томске

Культурно-политическое убежище "красным человечкам" из Перми предлагают в Томске

Томск готов принять "красных человечков" из Перми. Если вы еще не знаете, кто они, пришла пора ликвидировать этот пробел.

Итак, пермские "красные человечки", арт-объект Red People - это несколько скульптур, расположенных в центре города, высотой от 2,5 до 4 м. каждая. Отдельный человечек состоит из 13 частей, всего их 4.  Первый – пластиковый человечек «сидит» на крыше пермской краевой государственной филармонии. Второй – деревянный, сидящий в той же позе что и первый, правда, не на филармонии, а на белом стуле. Третий и четвертый человечки едут на белом самокате. Помимо человечков, в этой же серии есть деревянная скульптура «LOVE»  в красно-белой гамме, около 2х метров высотой. Авторы и исполнители арт-объекта – арт-группа "Pprofessors" Мария Заборовская и Андрей Люблинский (г. Санкт-Петербург). В Пермь арт-объект попал в рамках «Паблик-арт программы» Марата Гельмана, Музея современного искусства PERMM, при поддержке Министерства культуры и молодежной политики Пермского края и администрации Перми. Правда, после смены руководства Пермского края, видимо, сменились и приоритеты культурного развития региона - новый губернатор Виктор Басаргин предложил сдать в музей все объекты стрит-арта, возникшие в городе за последние годы.

 

Сегодня наша редакция получила открытое письмо томского "Фонда развития города", выступившего с неожиданной инициативой - предложить культурно-политическое убежище пермским "красным человечкам". Поступок вполне резонный, как следует из письма:

"Несколько лет новости из Перми приковывали внимание всех, кто интересуется модернизацией городов и видит в ней одну из ключевых для развития страны задач.

Пермь, с ее Центром развития дизайна, с ее Гельманом, большой красной «П» и красными скульптурами-человечками на улицах безотказно подкидывала темы для заинтересованных разговоров. Было ощущение, что в городе происходит нечто более любопытное и даже значимое, чем просто культурный перформанс – это был необычный шаг в сторону художественного и смыслового многообразия, которого так не хватает всем нашим городам.

Возможно, тот культурный проект, который разворачивался на пермских улицах, был начат в неправильное, неготовое время. Возможно, не ту интонацию выбрали его авторы – это в искусстве не редкость. Так или иначе, «красные человечки» не вписываются в тот идеологический и эстетический каркас, который строится в Перми сегодня.

В связи с этим мы и вносим свое предложение.

Томск не метит ни в продолжатели, ни в подражатели Перми, на сибирской земле работают свои сценарии развития. Однако, наблюдая драму, мы готовы предоставить «красным человечкам» культурно-политическое убежище на суверенной территории Томска.

Если решение о демонтаже скульптур будет принято, мы предлагаем не пускать их под нож ритуальной пилы. Все-таки человечки, хоть и деревянные. Давайте выберем более русский способ наказания: сибирскую ссылку.

Мы готовы перевезти скульптуры в Томск и найти им здесь применение – и как арт-объектам, и как экспонатам из истории для кого-то успешного, а для кого-то неудачного городского проектирования в России.
Томск – подходящее место для такой ссылки по ряду объективных причин.

Томск – один из мировых центров сохранения деревянной архитектуры, с деревом здесь работают давно и глубоко. Все, что сделано из дерева, для коренного томича живо, будь то сохранившийся купеческий дом или гигантский деревянный рубль, который украшает одну из главных площадей Томска.

Кроме того, исторически Томск – это фронтир. Город вырос на человеческом потоке с запада. Его всегда наполняли люди решительные и вольнодумные, двигая границы великого российского пространственного проекта. Первопроходцы Сибири, волны переселенцев, ссыльные и просто энтузиасты, запускавшие здесь первый за Уралом воздушный шар, первый университет, первое телевидение…

Стал Томск и местом эвакуации в тяжелые военные годы. И промышленность, и интеллигенция Томска – богатство во многом эвакуированное, то есть доверенное к сохранению, о чем томич, как правило, помнит, сохраняя родовую память о покинутой некогда метрополии.

Сегодня здесь огромное количество студентов, которые прибывают из других стран и регионов. В пестрой толпе приезжих абитуриентов, «красным человечкам» не грозит синдром городского одиночества, который часто подстерегает переселенцев.

Есть и еще один существенный факт. Никакому деревянному человечку Томск не чужой. В Томске жил и учился писатель Александр Волков, создатель саги об Изумрудном городе и литературный отец деревянных солдат Урфина Джюса... Дав миру одно поколение деревянных жителей, Томск готов принять участие в судьбе другого.

Словом, место для переезда подходящее.

Возможно, пермская власть выберет позитивный сценарий развития событий, и «красные человечки» останутся жителями Перми. Но если нет – мы готовы предоставить им убежище и оплатить проезд. Считайте это ссылкой, списанием на берег, культурно-политическим или эстетическим убежищем – это, в конце концов, всего лишь вопрос терминологии.

Конечно, и в Томске «человечкам», как и всему новому, найдется свой строгий критик – Томск своими критиками известен не меньше, чем университетской средой. Но найдется и зритель".

С нетерпением ждем реакции Перми на это послание.