18+
18+
РЕКЛАМА

Coca-Cola оказалась замешана в дело мести зятю президента Узбекистана. С нее требуют $200 млн

Томский Обзор, новости, Мировые новости Coca-Cola оказалась замешана в дело мести зятю президента Узбекистана. С нее требуют $200 млн Coca-Cola оказалась замешана в дело мести зятю президента Узбекистана. С нее требуют $200 млн

Почти десятилетие разливочный завод Coca-Cola в Узбекистане был примером успешной стратегии, способствовавшей приходу компании в более чем 200 стран мира. Завод на окраине Ташкента построен в 1992 году и действует как совместное предприятие, связанное с семьей президента Ислама Каримова. Его дважды называли лучшим разливочным заводом Coca-Cola в Евразии и на Ближнем Востоке, он приносит большую прибыль, а рост объемов производства составляет около 10% в год, пишет в среду Financial Times.

Но все перевернулось пять лет назад, когда распался брак Мансура Максуди, главного партнера Coca-Cola на заводе, и Гульнары Каримовой, дочери президента Узбекистана, получившей образование в Гарварде.

Взаимные обвинения, звучащие до сих пор, затрагивают бывших супругов, их детей и компанию Coca-Cola. (Полный текст на сайте Inopressa.ru)

Сам Максуди, гражданин США, выходец из афганской семьи узбекского происхождения начал сотрудничество с Coca-Cola в Узбекистане еще в 1992 году. Тогда же бизнесмен женился на дочери президента Узбекистана Гульнаре. Однако в августе 2001 года все пошло не так после того, как брак распался и Каримова с двумя детьми уехала из США в Узбекистан. Оба супруга обратились в суд за разводом. Узбекский судья дал Каримовой развод, а суд в Нью-Джерси дал развод Максуди. В телефонном интервью Максуди заявил, что суды в Нью-Джерси, где он живет, отдали ему опеку над детьми, но он их с тех пор не видел.

На вопрос NEWSru.com, играла ли роль позиция Coca-Cola на действия Гюльнары Каримовой с самого начала событий, Мансур Максуди ответил так:
"Слабая и неартикулированная позиция Coca-Cola по отношению к своему партнеру по совместному предприятию и его сотрудникам, фактически спровоцировала Каримова на агрессивные и незаконные действия, запугивания и насилие по отношению к членам семьи Максуди и руководству предприятием. Было очевидно, чью сторону поддержит Coca-Cola с самого начала".

Сразу же после развода у Максуди начались проблемы. Как отмечает Financial Times, по подозрению в неуплате налогов узбекские спецслужбы провели обыски на заводе, а затем узбекский суд на основании налоговых претензий лишил компанию Максуди акций. В настоящий момент этот пакет акций узбекской Coca-Cola контролируется компаниями, афиллированными с Zeromax (узбекского партнера производителя газированных напитков). В свою очередь, эта компания, по неофициальным данным, принадлежит дочери Ислама Каримова Гульнаре.

На прошлой неделе Максуди, основываясь на одном из пунктов соглашения о совместном предприятии, подал в Австрии иск о принудительном арбитраже, требуя от Coke возмещения ущерба, превышающего 100 млн долларов. Он утверждает, что компания вступила в сговор с Узбекистаном с целью лишить его доли в предприятии. Компания говорит, что не сотрудничает с правительством, и арбитраж это докажет. Адвокат Максуди Стюарт Ньюбергер подтвердил эту информацию и сообщил, что одновременно с европейским аналогичный иск был подан в США: "Мы подали второй иск в федеральный суд Вашингтона против Zeromax, потребовав от нее выплатить компенсацию также в размере $100 млн. Таким образом, общая сумма требуемой нами компенсации по двум отдельным делам составляет $200 млн".

Ключевым доказательством будет переписка, относящаяся к сентябрю 2001 года, свидетельствующая, что руководители и директора Coca-Cola отлично знали о конфликте. Фарид Максуди, старший брат Максуди и его партнер в Roz Trading, писал Дугласу Дафту, который тогда был президентом и генеральным директором Coca-Cola, после рейда на заводе, проведенного через несколько дней после возвращения Каримовой на родину.

В письме говорилось, что представители узбекских властей "систематически арестовывают, запугивают, допрашивают и терроризируют руководство и работников" разливочного завода Coke. Ника Евангелопулоса, который в то время был генеральным управляющим завода, 24 часа продержали в полиции, и впоследствии он бежал из страны, опасаясь за свою жизнь.

В письме Дафту Фарид Максуди просил компанию выступить против злоупотреблений, отмечая, что "если компания Coca-Cola сидит сложа руки и позволяет применять методы полицейского государства против своих сотрудников, не говоря уже о сотрудничестве с преступниками, то это означает предательство деловых принципов, сделавших Coca-Cola одним из наиболее уважаемых мировых брендов".

Через две недели Дафт прислал ответ, выразив сожаление и отмечая, что проблемы братьев Максуди "несомненно, огорчительны. Но я считаю целесообразным для долгосрочных интересов нашего бизнеса разделить эти две проблемы". В более позднем письме компания назвала конфликт "семейной проблемой, в которую компания не вмешивается и не имеет желания вмешиваться". Попытки братьев Максуди привлечь на свою сторону тогдашних директоров Coke, включая Уоррена Баффета, тоже были отбиты.

Иск касается преимущественно событий после рейда, проведенного в августе 2001 года. К иску приложено письмо, из которого явствует, что Coca-Cola, вместо того чтобы выступить против рейда и поставить под сомнение законность налоговой проверки, сообщила посольству США в Ташкенте, что проверка была законной. Это заверение предотвратило вмешательство американских властей в тот момент, когда давление на правительство Каримова, по мнению Максуди, могло быть эффективным.

Сама Coca-Cola считает, что выдвинутые в ее адрес обвинения безосновательны, и уверена в том, что "суд докажет ее правоту".

Вероятно, Coca-Cola заявит, что оказалась заложницей конфликта между Максуди и узбекским правительством. Подобно многим разливочным заводам Coca во всем мире, ташкентский завод покупал у Coca-Cola концентрат, но в остальном обходился своими силами. Компания подчеркивает, что и она понесла большие убытки из-за закрытия завода.

"Coca-Cola приняла корпоративное решение спасти свои интересы в Узбекистане", – говорит Стюарт Ньюбергер из Crowell & Moring, главный адвокат по этому делу. Вашингтонский адвокат Аллан Гершон, который вел первый иск против Ливии от имени жертв теракта в Локерби, говорит, что компания должна была помочь Максуди. "Coca-Cola прекрасно понимала, что это месть", – добавляет он.

Соня Сутус, вице-президент Coca-Cola International, говорит, что репутацию корпорации запятнала история, которую она не могла контролировать. "Принимая во внимание сложность нашего положения, есть достаточно доказательств того, что мы делали все возможное в интересах наших акционеров и бизнеса в Узбекистане".

Но вне зависимости от результата, в то время, когда Coca-Cola пытается создать в мире имидж добропорядочного корпоративного гражданина, конфликт напомнит ей и другим транснациональным корпорациям об опасностях ведения бизнеса с автократами.

Как бы ни завершился процесс, по мнению наблюдателей, иск Максуди пришелся очень некстати для Coca-Cola, которая практически одновременно оказалась замешаной в нескольких скандалах в разных странах мира. В ноябре 2005 года Терри Коллингсворт, директор Международного фонда по защите прав рабочих, подал против Coca-Cola иск в Нью-Йоркский окружной суд.

Коллингсворт обвинил компанию и руководство ее турецкого подразделения Coca-Cola Icecek в нарушении прав трудящихся. По мнению истца, руководство турецкого завода наняло местных полицейских, чтобы те разогнали митинг рабочих, протестовавших против увольнения своих коллег. Компания отвергает эти обвинения, считая, что истец неверно представил происшедшее. По мнению Coca-Cola Icecek, протестующие незаконно вторглись в помещения завода и, несмотря на увещевания руководства, отказались уйти.

А совсем недавно, 2 июня, против Coca-Cola был подан еще один иск в связи с ее деятельностью в Колумбии. Тот же Международный фонд по защите прав рабочих обвинил руководство колумбийского завода Coca-Cola в сговоре с местными силовыми ведомствами и военизированной группировкой AUC, результатом чего стало убийство профсоюзного лидера Адольфо де Хесуса Мунеры 31 августа 2002 года.

В США против Coca-Cola подали иск профсоюзы, утверждающие, что она проигнорировала убийства профсоюзных лидеров на ее разливочных заводах в Колумбии членами правых военизированных организаций. Аналогичный иск был подан в прошлом году в Турции, где он связан с запугиваниями и избиениями профсоюзных активистов на разливочном заводе Coca-Cola.

Компания отрицает злоупотребления, но эти иски, а также обвинения в нанесении ущерба окружающей среде в Индии, стали причиной бойкота Coca-Cola студентами США и Европы. В нескольких студенческих городках США, включая Университет Нью-Йорка и Рутгерс в Нью-Джерси, запрещена продукция Coca.

Coke пытается улучшить свой имидж, энергично отвергая обвинения в злоупотреблениях и трубя об инициативах, делающих ее добропорядочным корпоративным гражданином. В марте компания подписала документ ООН Global Compact, добровольный этический кодекс для компаний, направленный на защиту прав человека, охрану окружающей среды и борьбу с коррупцией. "Это естественное развитие давней приверженности нашей компании ответственному корпоративному поведению", – заявил генеральный директор Coca-Cola Невилл Исделл.

История Максуди относится к числу тех, с которыми компания предпочла бы развязаться. Выходец из богатой афганской семьи узбекского происхождения, Максуди является натурализованным гражданином США. У семьи были деловые и политические связи в Узбекистане, скрепленные его браком с Каримовой в 1991 году, и для Coca-Cola, искавшей рынки в бывшем СССР, партнерство с ним было логичным.

Решение, вынесенное в 2004 году Верховным судом США по делу, касающемуся Intel, открыло истцам возможность требовать в главных офисах американских компаний документы для дел, рассматриваемых судами других стран. Так что адвокаты Максуди могут добраться до стенограмм заседаний совета директоров и служебной переписки в попытке доказать соучастие Coca-Cola.