18+
18+
Ausgerechnet Sibirien, Люди, Ausgerechnet Sibirien/Именно Сибирь.Словак Даниэл Сигловец о маршрутках, укропе и группе « Ausgerechnet Sibirien/Именно Сибирь.Словак Даниэл Сигловец о маршрутках, укропе и группе «Ленинград»

Ausgerechnet Sibirien/Именно Сибирь.
Словак Даниэл Сигловец о маршрутках, укропе и группе «Ленинград»

«Ausgerechnet Sibirien/Именно Сибирь» — совместный спецпроект «Томского Обзора» и фотографа из Германии Кристиана Вернера. Герои спецпроекта — студенты разных стран, которые приехали в Томск на учёбу. В своих монологах они отвечают на извечный вопрос — почему они выбрали именно Сибирь и как им тут живется.

Кристиан Вернер учится на бакалавриате в Ганноверском университете прикладных наук и искусств (специальность «фотожурналистика»), является лауреатом премии «Lumix-Multimedia Award». Ученик всемирно известного профессора фотожурналистики Рольфа Нобеля, в настоящее время Кристиан проходит обучение на факультете журналистики Томского госуниверситета и выступает куратором совместного фотопроекта ФЖ ТГУ и Высшей профессиональной школы Ганновера под названием Leninstraße («Ленинштрассе»).

Герой нового выпуска «Ausgerechnet Sibirien/Именно Сибирь» — словак Даниэл Сигловец, студент ТПУ.

 

— Я родился в Словакии, но после школы поступил в Чешский технический университет в Праге. Между нашим университетом и Томским политехническим действует программа двойного диплома, а я уже давно хотел побывать в России. И однажды я спросил себя: «А что если я поеду в Россию по студенческому обмену?» И вот уже три месяца я в Томске.

В Праге я изучаю энергетику и электротехнику, а здесь, помимо специальных предметов, еще и русский язык. Важно уметь говорить с бизнес-партнерами на их языке, а Россия обладает мощным энергетическим потенциалом, поэтому русский очень перспективен в нашей сфере. Он дается мне легко — все славянские языки похожи. Хотя есть и некоторые смешные различия. К примеру, если я скажу русской девушке, что она воняет, наверное, она меня побьет. А у нас «вонять» значит «вкусно пахнуть».

Все, что я знал о Сибири до приезда сюда, это то, что здесь холодно. Я посмотрел много дурацких роликов на YouTube, вроде «We love Russia», и думал, что если останусь здесь живым, это будет неплохой результат. На самом деле, мне хорошо в Томске, я чувствую себя здесь вполне комфортно.

Пока было тепло, я успел съездить на Таловские Чаши. Всего в сорока километрах от города находятся небольшие сопки и чаши с никогда не замерзающей водой. Это очень любопытно.

Каждую неделю я хожу в церковь возле Воскресенской горы. В Томске я нашел и мечеть, и разные христианские церкви, и синагогу. Удивительно, что здесь живут представители очень многих религий. В столице Словакии, Братиславе, едва ли найдется хотя бы одна мечеть.

Еще одна особенность Томска — необычный общественный транспорт. Маршрутки похожи на мух: такие же маленькие, но зато много. А внутри всегда пахнет выхлопными газами. Мне кажется, если находиться в них долго, можно надышаться и поднять себе настроение.

Я не смотрю телевизор, зато слушаю радио «Дача». Из русских исполнителей люблю группу «Любэ» и «Ленинград». Благодаря песням Шнурова, я узнал много плохих слов. Когда хожу на дискотеки, всегда расстраиваюсь, что там не ставят их песни. Я бы хотел потанцевать под «Ленинград».

Я очень люблю борщ и рассольник, но есть одно русское блюдо, которое мне совершенно не нравится. Окрошка. Такое чувство, что собрали все овощи, которые были в холодильнике, свалили в одну чашку и добавили укроп. Мне кажется, вы в каждое блюдо добавляете укроп. Спустя две недели пребывания в России я подумал, что было бы неплохо ввести запрет на экспорт укропа в Европейский Союз. Петрушку я люблю больше.

 

Текст: Екатерина Мороко

Фото: Кристиан Вернер

Тэги/темы:
Комментарии для сайта Cackle