18+
18+
РЕКЛАМА

"Новые Известия": В российское кино и в театр пришла мода на мат

Газета "Новые известия" пытается проанализировать, почему нецензурная брань в России стала модной в кино, театре и рок-музыке и с чего все начиналось.

На прошедшем недавно фестивале "Кинотавр" были показаны несколько фильмов, в которых открыто звучали матерные слова. Как пишет газета, тон задал фильм "Остров" Павла Лунгина - с церковно-славянской речью трех главных персонажей, интонированной Петром Мамоновым, Виктором Сухоруковым и Дмитрием Дюжевым.

В фильме "Странник" Сергея Карандашова "высокая" речь схлестнулась с современным бытовым чернословием, а в "Свободном плавании" Бориса Хлебникова на косноязычное мычание одних персонажей накладывалось абсурдное словоизвержение других, пишет газета.

В фильме "Эйфория" Ивана Вырыпаева второстепенная героиня с удовольствием сообщила зрителям, чем только что занималась, обозначив это занятие популярным непечатным глаголом. В картине "Изображая жертву" Кирилла Серебренникова звучит продолжительный матерный монолог следователя.

С чего все начиналось

Русский мат впервые прозвучал в американских фильмах в устах плохих русских парней. В отечественном игровом кино мат впервые прозвучал в самом финале "Астенического синдрома" Киры Муратовой (1990), когда женщина в метро несколько раз пообещала сделать со всеми то, что на блатном жаргоне называется "опустить". В Госкино режиссера упрашивали вырезать эпизод, но Муратова была непреклонна.

Этот художественный жест Муратовой был чересчур радикален для своего времени и не нашел последователей в общепрокатном кинематографе. Зато матерщина широко применялась в "параллельном" кино 90-х - в лентах Олега Мавроматти и Светланы Басковой.

Тогда же процесс освоения мата пошел и в документальном кино. Бытовая нецензурная стала звучать в "перестроечных" фильмах конца 80-х-начала 90-х.

В качестве художественного приема матерную речь персонажей использовали Виктор Косаковский в "Беловых" (1992) и Виталий Манский в "Благодати" (1995).

Следующий шаг в документальном приближении к русской языковой реальности сделал Александр Расторгуев. Сначала в "Мамочках" (2001), потом в "Чистом четверге" (2004) и "Диком, диком пляже" (2005).

В 2002 году Геннадий Сидоров, работая над игровым фильмом "Старухи", задействует в нем настоящих деревенских бабок, сыпавших матом через слово. "Старухи" тогда получили главный приз "Кинотавра".

Через год Павел Костомаров и Антуан Каттин сняли фильм "Тансформатор", где мат производит комическое впечатление, а затем в 2004-м - "Мирную жизнь", где он вызывает ужас, поскольку так же беспросветен, как жизнь чеченцев в русской деревне, пишет газета. Картина получили Гран-при Екатеринбургского кинофестиваля, а его президент Клим Лаврентьев в знак протеста объявляет об уходе со своего поста.

"Случившееся на только что завершившемся "Кинотавре" было, таким образом, подготовлено развитием российского кино последних 20 лет. Это развитие ведет к тому, что мат занимает на экране такое же место, как и в жизни - не большее, но и не меньшее. Матерная экспансия нам вряд ли угрожает, но если она и случится под воздействием моды, то быстро сойдет на нет.

Мат, как и некоторые лекарства, действенен в малых дозах. Лошадиные его порции, будь то в документальном или художественном кино, способны привести к тому, что из-за своей редкости шоковое впечатление станут производить обычные слова русского языка, и маятник качнется назад", - считают "Новые Известия".

Мат в театре

Как отмечает газета, экспансия мата характерна не только для кино, но и для российского театра. В советскую эпоху драматурги и актеры в случае необходимости создания "правды образа" использовали слова-звукоподражания или дополняли высказывания мимикой.

Андрей Житинкин в 1994 году поставил пьесу Михаила Волохова "Игра в жмурики", где герои разговаривали только матом. Постепенно из шокирующего приема мат потихоньку перешел в разряд привычных штампов.

Теперь, чтобы мат заставил зрительный зал взволноваться, нужны особые условия. Иногда это может быть повышенная "сакральность" текста. Так, зрителей шокировал мат в немецком спектакле "Отелло". А когда в спектакле МДТ король Лир отправил Кента в ж..., зал вздрогнул именно от нарушения привычного стереотипа классической пьесы, пишет газета.

Матерная речь иногда вызывает раздражение, если звучит в "сакральных стенах". Так, возмущение вызвал мхатовский спектакль "Изображая жертву" по пьесе братьев Пресняковых. Офицер милиции излагает свои мысли о современной России в рамках нетрадиционной лексики. И это вызвало возмущение: "Художественный театр, наследие Станиславского - и вдруг мат!".

Мат в музыке

Классикой матерного рока последнего десятилетия стала группа "Ленинград". Местные власти в некоторых регионах страны, в том числе и в Москве, отдали негласное распоряжение не пускать группу на большие площадки.

"Лидер группы Сергей Шнуров со своим отношением к мату всегда ходил по лезвию ножа, но никогда по этому поводу "не парился" и при первой возможности шел на провокацию, которая, впрочем, для него была просто "приколом", - пишут "Новые Известия".

Шнуров благодаря своему простодушному эпатажу стал сверхпопулярной и даже культовой персоной. Теперь практически каждый музыкант, претендующий на титул "альтернативщика", старается вставить в свою песню крепкое словечко. Если оно уместно, смысл удается передать точнее, а одно- или двухсложного слова иногда как раз не хватает для полноты строчки.

Многие музыканты на концертах вставляют в песни мат - к примеру, Гарик Сукачев. На концертах, где царит высокая энергетика, зачастую без умеренного мата не обойтись.

Для того чтобы замаскировать свои матерные словечки, но в то же время обратить на них внимание, музыканты пользуются самыми разными ухищрениями. К примеру, одна из песен Умки называется "Станция Peacedeath". Апофеозом матерного творчества стало в свое время творение группы "Ногу свело!". Музыканты записали трехминутную песню, в которой слово из трех букв встречалось около 50 раз. Поскольку в альбом ее включать было нельзя по моральным соображениям, хит решили издать отдельным синглом.

Название песни совпадало с часто встречающимся словом, и звукозаписывающая компания наотрез отказывалась ее брать в таком виде из уважения к дистрибьюторам. Пластинку политкорректно назвали "Матная песня", но обложку оформили таким образом, что покупатель издалека видел заветное слово.