18+
18+
Дистанционное обучение, Коронавирус (Covid-19), Образование и наука, ТПУ, тпу дистанционное образование проректор фадеев Дом на Кедровой улице. Как томский Политех запустил образовательный онлайн в режиме самоизоляции

Дом на Кедровой улице. Как томский Политех запустил образовательный онлайн в режиме самоизоляции

Белоусово — небольшая деревенька менее чем в 30 км от центра Томска. В ней начавшуюся в регионе самоизоляцию встретил проректор по цифровизации томского Политеха Александр Фадеев.

Миновав еще покрытое льдом озеро и череду разномастных домов, мы добрались до улицы Кедровой. Здесь, почти на выезде из деревни на веранде крепкого деревянного дома расположился «центр управления полетом» по переводу ТПУ на дистанционный режим работы.

Как и другие российские вузы, политех буквально в одночасье оказался вынужден перевести в онлайн все свои учебные процессы. Рассказываем о том, как это происходило.

Накануне изоляции

Это место появилось на Яндекс.Карте через пару недель после того, как Александр Фадеев добавил адрес
Фото: Владимир Дударев

Самоизолироваться за город Фадеев отправился еще 27 марта — и в течение недели рулил всеми процессами именно отсюда. Управление всеми вебинарами политехнического университета, руководство командой по цифровизации, консультационные сессии с областной администрацией — все шло отсюда.

Период с 28 марта по 5 апреля оказался относительно спокойной. Самый «треш», говорит Фадеев, пришелся на предыдущие две недели, с 16 марта, когда вуз начал переход на дистант — тогда ребята буквально жили на работе. Еще вечером 15 марта, когда решение об онлайн-формате на уровне Министерства еще обсуждалось, в политехе решили попробовать перейти на дистант.

— Мы назвали это учениями, тестированием системы перехода на дистант. Но ровно через день вышел приказ, когда всех обязали. А мы уже второй день, благодаря учениям, были там.

На вопрос, «как вы перейдете?» в тот момент не мог ответить никто, говорит Александр. Собирать систему начали буквально на лету. Первая информационная рассылка преподавателям ушла поздно вечером. К утру были получены 260 писем для студенческих групп со ссылками на вебинары. До утра эти письма были разосланы, а ровно в 8:30 занятия онлайн стартовали.

Три ноутбука, компьютер, смартфоны — удаленный офис проректора по цифровизации ТПУ. Антенна обеспечивает работу сотовой связи — ее направляют либо на район Богашево-Аэропорта, либо на Петухово.
Фото: Владимир Дударев

— У ТПУ было очень многое сделано для перехода на дистанционную форму — онлайн-курсы мы разрабатывали уже давно, — отмечает Александр.

В ТПУ еще совсем недавно было много заочников — до 9 тысяч человек. На нормальное обучение — когда учатся не на сессиях, а весь семестр, как очники, только в онлайне, их перевели еще в 2016 году. Сделать это оказалось возможно именно благодаря онлайн-курсам. На сессию в Томск они все равно приезжают — но только ради лабораторных работ и экзаменов. Она так и называется теперь — лабораторно-экзаменационная сессия.

Готовить онлайн-курсы поначалу было сложно. Отсутствовало понимание, зачем они нужны, преподавателям приходилось осваивать совершенно новое дело, вузу — придумывать, как обучить сотрудников:

— Только после того, как преподаватель как минимум год проработает с онлайн-курсом, он понимает, что это прекрасный ресурс для того, чтобы студент учился самостоятельно. Ведь аудиторных часов не хватает, а материала надо давать много, — поясняет Фадеев.

Студенты тоже были не весьма довольны:

— Заочники говорили: «Я не подписывался каждый день учиться! Я хочу приезжать только два раза в год на сессию!» Очники тоже были не в восторге: «Я и так у вас отсидел шесть часов на парах, а вы меня еще заставляете работать!». Но если мы посмотрим на требования стандартов и закон об образовании, у нас количество часов, которые должен тратить студент дома, больше чем то, что стоит в расписании, — рассказывает Фадеев. — Я посчитал, студент должен заниматься каждый день шесть часов минимум, включая выходные и праздники, чтобы соответствовать требованиям закона. Каждый день, 4 учебных месяца в каждом семестре. Ну и как-то вопросы эти снялись, — поясняет проректор.

Оператор — Tele2, максимальный тариф — 30 Гб на месяц, трафик в сутки — порядка 5 гб, продлевать дорого. Поэтому у Фадеева в работе одновременно три сим-карты — он меняет их по мере того, как заканчивается трафик.
Фото: Владимир Дударев

Постепенно преподавателей и студентов очной формы обучения тоже приучили использовать онлайн-курсы. И когда в марте этого года образование пришлось резко перевести в дистанционный режим, принципиальная схема в Политехе уже была настроена:

— Многие, особенно возрастные преподаватели, оказались готовы к онлайну именно за счет заочников, на них прошли «обкатку». В первый день, когда мы перешли на дистант — 17 марта — произошли два интересных случая. В 9 утра у нас штаб у руководства университета. Первый проректор задал вопрос: «Ну хоть что-то заработало?» Мы берем из электронной почты первую попавшуюся ссылку на вебинар, отправленную студентам, запускаем, и видим, что у нас бывший проректор по финансам сидит в своем кабинете и читает лекцию, студенты окошечками горят! Я возвращаюсь в свой кабинет, к 10 часам звонок. Звонит Терехина Людмила Ивановна — преподаватель, математик, женщина в возрасте. Она очень много работает с заочниками и очень требовательная. Говорит: «Я вебинар запустила, все нормально, помогите мне презентацию вставить». Думаю: «Слава богу, все заработало!» Запустили презентацию, она работает из дома, улыбается, все нормально! В тот момент я понял, что благодаря заочникам наши преподаватели оказались полностью готовы ко всему.

Неудобства есть, говорит проректор — где-то не хватает ноутбуков, где-то колонок или вебкамер — раньше вполне достаточно было стационарных ПК в кабинетах, сейчас потребности изменились:

— Кстати, вебкамеры и ноутбуки на днях было в стране купить нельзя — все перешли на дистант и расхватали, оптовые поставщики вообще отказываются брать заказы. Один из поставщиков нам нашел партию 100 штук из Москвы, сейчас должны привезти. Мы начали раздавать сотрудникам в подразделения ноутбуки, которые использовались для приемной комиссии, олимпиад. Есть лекционная аудитория, где 60 ноутбуков примонтированы к партам — мы готовимся их откручивать и раздавать сотрудникам, это сейчас необходимо, — поясняет Фадеев.

Остаться на осень

— С первого дня мы вели огромный документ, где вопросы, который задают преподаватели и студенты, добавлялись в одну таблицу. Формировали ответы, верифицировали, таблица была доступна для всех технических служб, для всех, кто на линии поддержки, для пресс-службы, которая отрабатывала вопросы в соцсетях. В соцсети задают сложный вопрос — они ищут в табличке, копируют ответ. Все очень синхронно. Слаженность позволила в первые два дня очень сильно сгладить возможные проблемы.
Фото: Владимир Дударев

К онлайн-курсам после перехода на дистант добавилась лекционная составляющая в виде вебинаров — но расписание лекций осталось прежним, как в офлайн-режиме. У каждого преподавателя есть ссылка на собственный вебинар. Он переходит по этой ссылке, попадает в вебинарную комнату и работает по графику.

Все занятия сохранены и начинаются строго по расписанию, в 8.30. Как правило, от студентов не требуют включать веб-камеру — это 50 человек в потоке на занятии, будет сумасшедший трафик и все будет тормозить. Преподаватель включает камеру и ведет занятие, если потребуется обратная связь, он может попросить включить камеру студента. Правда, преподаватели жалуются, что некоторые студенты сидят топлес — как проснулись, так и на занятие пришли, — разводит руками Фадеев.

Техническая корректировка коснулась перерывов. Студентам увеличили перемену после второй пары — вместо 20 минут сделали часовой перерыв, чтобы ребята отдыхали от мониторов. А единственное крупное изменение собственно в расписании коснулось лабораторных практикумов, которые требуют работы с оборудованием — пока их убрали из расписания совсем. Сейчас в вузе ждут развития событий. Если ограничения снимут в этом учебном году, например, в начале мая, то занятия просто восстановят в расписании и студенты быстро нагонят практическую базу. Если ситуация сложится менее удачно, работу в лабораториях перенесут на осень.

— Мы, политехнический университет, очень сильно зависим от такого практикума. Мы не можем дать все в онлайне. У нас очень многие дипломники от лабораторий зависят, например, химики. Они должны делать огромное количество экспериментов, чтобы выйти на диплом. И сейчас вопрос по ним очень большой — что делать. Очень многим защиту будем переносить на осень. С Министерством это согласовано. К сожалению, это то, что нельзя сделать в онлайне, — объясняет Александр.

Фото: Владимир Дударев

К проведению дистанционных экзаменов идет отдельная подготовка:

— Разные формы существуют. Начиная от автоматического прокторинга, когда система на базе нейронных сетей сама отслеживает поведение студентов, смотрит ли он мимо экрана, подключил ли он дополнительный экран, шорохи, звуки, третье лицо в кадре. Но она автоматически не принимает жестких решений, а просто ведет журнал, на какой минуте что зафиксировала. А потом преподаватель, если видит в журнале подозрительное событие, он в этот момент видео проматывает, смотрит и оценивает, стоит наказать или случайная ошибка была. Классическая форма экзамена тоже сохраняется, когда в формате вебинара студент подключается к преподавателю и сдает устный экзамен в виде собеседования, как обычно.

Кроме того, в Политехе есть Центр оценки качества образования, собственная платформа для проведения тестов, где работают специалисты, которые помогают преподавателям создавать тесты. Это помогает избежать таких заданий, где в вопросе уже содержится ответ. Специалисты-тестологи создают университетскую базу тестов, где есть огромное количество готовых заданий.

— Мы к экзаменам в дистанционной форме потенциально готовы. Все эти тесты запустим, запустим систему наблюдения за студентами дистанционную, тут, я думаю, проблем у нас не будет. Защиту ВКР мы тоже готовы сделать дистанционно, — подчеркивает Фадеев.

Виртуальные лаборатории

Кроме онлайн-курсов, в ТПУ разработано порядка 220 виртуальных симуляторов — это копии настоящих установок лабораторий политеха: по физике, химии, электротехнике, есть даже виртуальные тренажеры по математике. И хотя это не настоящие процессы, а лишь их цифровые версии, студенты могут тренироваться на подобных установках.

— У нас есть симуляторы виртуальной реальности на движке Unity, таком же, как в «танках», где студент ходит по лаборатории. Есть симулятор ядерного реактора — можно побродить по пультовой, понажимать кнопки, это просто прекрасно работает. У нас штук 12 полноценных VR-симуляторов, сегодня нам это сильно помогает, — воодушевленно говорит Александр.

И подчеркивает — никто не говорит, что на виртуальном симуляторе можно научить полностью работать. Но можно, например, ознакомиться с техникой безопасности и основными принципами работы. В результате, приходя потом на настоящее оборудование, студент его не ломает, не тратит ресурсы и комплектующие, осознанно подходит к работе. А еще это ускоряет процесс. Так, проделав онлайн-эксперимент и придя потом в лабораторию, студент быстро и четко его повторяет уже в офлайне.

Инфраструктура и сеть

Дом отапливается печью — сейчас, когда холода закончились, она используется не так часто.
Фото: Владимир Дударев

Готова ли инфраструктура вуза к выросшей в несколько раз нагрузке? Есть ли мощности и их запас, чтобы обеспечить не просто работу в режиме онлайн, но еще и возможное автономное плавание, в случае, если окажутся перегружены сети между городами или странами? Александр Фадеев уверен, что да.

— У нас два центра обработки данных, они в разных корпусах, энергонезависимые, у каждого свой дизельный генератор, оптоволоконные линии связи, система тройного резервирования всех данных. Между ЦОДами динамически распределяется нагрузка. И когда мы на кампусе запускаем большое количество вебинаров, никто даже не замечает ограничений по скоростям. У нас все продублировано. У нас два провайдера интернета во внешний интернет, два провайдера в томский, все внутренние линии продублированы. Мы видим, что нагружаем сети, но замедлений нет.

Одновременно в университете идет 75 лекций и 157 практических занятий, требующих режима вебинара. Обслуживает поток команда системных администраторов. До перехода на дистант в вузе работало пять вебинарных комнат для крупных онлайн-трансляций и порядка 10 — для работы с заочниками. Больше не было востребовано — работать в аудитории и в контакте со студентами преподавателям все-таки легче и результативнее, нежели в онлайне. Тем не менее, обеспечить 200 с лишним вебинаров в параллель в вузе смогли.

— Да, у нас большое количество серверов, у нас есть облачные платформы, собственные облачные хранилища файлов, собственные системы управления всем образовательным процессом, система расписания, в которую интегрируются ссылки на вебинары. Мы добавили несколько систем обратной связи, чтобы оперативно узнавать от студентов, что происходит. Просим их оценивать каждое занятие: в какой форме оно прошло, насколько качественно был преподаватель готов и вел занятие, как сработала техническая составляющая. Очень много чего делалось заблаговременно — за эти три недели перехода мы очень много сервисов переделали, добавили функционал, — поясняет проректор.

Вуз использует Cisco Webex — на время карантина он бесплатен для образовательных учреждений. Платформа позволяет администрировать все процессы. Вторая платформа — сервис для видеоконференций Zoom, которым сейчас пользуются многие «удаленщики». В резерве на серверах вуза развернута платформа для вебинаров Big Blue Button — ее задействуют в том случае, если с Zoom станет невозможно работать. Серверная ТПУ — это 24 суперкомпьютера, объединенных в единую сеть. В случае необходимости, дополнительные мощности для сервера вебинаров есть. Стресс-тесты системы идут на этой неделе — по результатам станет понятно, какие мощности нужны, чтобы можно было ее масштабировать.

— В ТПУ очень сильная команда, которая создавалась задолго до моего прихода. Константин Григорьевич Квасников (заместитель проректора ТПУ по цифровизации — прим.ред.) всю жизнь посвятил развитию этой суперинфраструктуры. Мы одни из самых крутых из университетов в стране по мощностям и дублированию. Все хранится в единой супербазе — накоплено 450 Тб информации о жизни вуза за 10 лет. И это имеет тройную копию резервирования на всякий случай. Это все люди, человеческий фактор — привязанность к университету и работа команды. В первые дни я уходил домой в полночь-полпервого, и я видел, что ребята еще что-то настраивают. И если еще вчера руководителям и финансовым комиссиям было сложно объяснить, зачем нам два канала интернета, сегодня оно говорит: «Вы просто молодцы! Как предчувствовали!», — рассказывает Фадеев. — И совершенно нормально сегодня видеть проректора, который едет в автомобиле на совещание, если его куда-то вызвали, а он со смартфона участвует в управленческом вебинаре. Это уже стало нормой.

Фото: Владимир Дударев

Для внутреннего информирования в ТПУ были созданы группы рассылки, через которые идет оповещение студентов и преподавателей. Схема устроена так. Преподаватель отправляет сообщение по почте в формате имя_группы@tpu.ru, робот автоматические понимает, в какие группы сделать рассылку. Рассылки решено было делать на базе электронной почты. На второй день почтовая система вуза начала блокировать массовую рассылку студентам, решив, что это спам. Проблему решили. Возникла новая — преподаватели начали рассылать гигабайтные файлы студентам. Объяснили, что нужно использовать облачные хранилища — система заработала и оправдала себя, как общий канал коммуникации.

Вебинары студенты могут смотреть практически с любого устройства, в том числе, со своего смартфона — в политехе отказались от тех технологий, которые не будут работать на смартах. В то же время, ноутбуки есть практически у всех. Там, где их нет, проблему стараются решить — так, на запрос из общежития, где работают подготовительные группы иностранцев — изучают русский язык — отправили два ноутбука. Параллельно для студентов дали доступ к лицензионному программному обеспечению, которое развернуто в политехе. Студенту не нужно его скачивать, он подключается удаленно к вузовским серверам, где лежат специальные каталоги и запускает ПО оттуда.

Кстати, по словам Фадеева, большая часть студентов Политеха осталась в Томске — ребят настоятельно просили не уезжать. Столовые в общежитиях работают навынос. Студентов просят не собираться компаниями.

— У нас стоят системы управления удаленного доступа, когда по карточке входят в общежитие. Во-первых, мы запретили вход в общежития всем, кто к ним не относится — раньше можно было пригласить друга в гости. Мы настоятельно работаем с ребятами, чтобы они не выходили никуда, кроме магазинов. И стали собирать статистику. Сейчас выгружаем огромные таблицы, кто когда вошел-вышел, социальные службы и службы безопасности каждый день работают с этими таблицами - мы помогаем отсортировать по количеству времени, проведенному вне общежития и с ребятами работают персонально с каждым, чтобы задержек не происходило.

Фото: Владимир Дударев

Обращают внимание на отсутствие более двух часов. Если человек не появлялся больше суток, его останавливают при входе в общежитие, замеряю температуру, меры могут быть приняты вплоть до изоляции. Эта работа коснулась и возвращающихся из дома, с каникул (а это 30-40 человек ежедневно) — «чтобы не дай бог в общежитие не пронести инфекцию». Кстати, многие студенты из Китая с каникул пока не вернулись:

— В Китае с дистанционкой вообще большие проблемы. Там закрытая сеть, у них в разных провинциях разные доступы. Кто-то имеет его, кто-то нет. Мессенджер у них заблокирован: чтобы в WeChat попасть, надо чтобы китайский гражданин пригласил… там огромная канитель. Но у наших подразделений, особенно у Отделения русского языка, которое работает со студентами с самых первый дней обучения, уже отлаженный есть механизм, четкий, как к WeChat подключиться, есть готовые инструкции для преподавателей. Для очень многих студентов-иностранцев сегодня продлили каникулы, в министерстве решают, что дальше с ними делать. Может быть будет оформлен академический отпуск на год и они продолжат учиться. Тут на уровне государства принимается решение, мы строго следуем тому, что нам рекомендует Министерство образования, — объясняет Фадеев.

В то же время, часть студентов все равно занимается удаленно. Что будет делать вуз, если нагрузка слишком возрастет?

— Я не хочу загадывать о проблемах с сетями между городами. Я знаю, что правительство приняло беспрецедентные меры поддержки доступа к образовательным ресурсам. Всем университетам, у которых были проблемы, «Ростелеком» выдал расширенный канал вплоть до бесплатного доступа. Это точно произошло по стране — я переписываюсь в общем чате со всеми руководителями ИТ-университетов уровня проректоров, начальников управлений, и вижу, что университетам очень многим расширили каналы доступа. Я думаю, что сегодня Ростелеком будет вынужден поддерживать стабильную связь, это его имя, репутация, — говорит Фадеев.

Техноволонтеры

— Зачем нужны 3 ноутбука? Чтобы вести вебинар на 600 человек. Один ведет, второй администрирует, третий в чате работает с вопросами.
Фото: Владимир Дударев

Параллельно с запуском дистанционки в вузе, Фадеев с коллегами занимается техноволонтерством.

— Мы собрали студентов, которые будут готовы давать школам технические консультации. Им переход в онлайн дается тяжело. Даем студентам шаблоны ответов, просим пройти весь путь, которым будут идти в школах — регистрация в Google, на платформе вебинаров, настройка, подключение слушателей. Студенты это легко схватывают. И когда звонит педагог в возрасте, им нужно спокойно объяснить ему все по шагам. После подготовки, наши техноволонтеры будут консультировать школы.

С просьбой помочь учителям к вузам обратилась заместитель губернатора Людмила Огородова, которая координирует сейчас всю работу по переходу образовательного блока в онлайн. Потом подключился ТОИПКРО, областной институт повышения квалификации. По просьбе ТОИПКРО все вузы начали проведение вебинаров. Первый вебинар ТПУ собрал 200 участников, второй - 606 педагогов со всей области.

В подготовке Александру помогал Сергей Шевченко, руководитель Центра досуга «Ариэль» Дома детского творчества «Искорка» — с ним отсюда, из Белоусово, они готовили и проводили оба вебинара. Пока серьезного единого методического центра для школ нет, отмечают наши собеседники.

Сергей Шевченко: В какой-то момент на вебинаре на 600 человек у нас пропал звук с одного из ноутбуков и нам пришлось презентацию показывать с одного ноутбука, а звук заводить с другого. Это надо было сделать очень оперативно.
Фото: Владимир Дударев

— Мы для своих преподавателей в первый же день записали инструкции как работать с Zoom, как запустить виртуальные тренажеры. Часто задаваемые вопросы постоянно обновляем. И создали раздел с полезной информацией, который мы открываем всем. Ведь у нас очень много онлайн-курсов, видеолекций, и даже онлайн-курсов других организаций. Это целый сайт с инструкциями, советами и перечнем бесплатных ресурсов. Берите, пользуйтесь, лишь бы шла работа, — рассказывает Фадеев.

То, насколько востребована такая помощь, Александр смог почувствовать 1 апреля, когда к вебинару подключилось больше 600 человек — словно перед ним собрался полный зал народу.

— Многие участвовали в вебинаре впервые. поэтому забывали выключать микрофоны. А это посторонние звуки — у всех же дома дети, собаки лают. Сергей ведет доклад, а я только успеваю нажимать кнопку «отключить все микрофоны». Секунд пять идет перебор подключений, за это время снова успевают подключиться участники и снова начинают работать микрофоны. Обращаемся: «Коллеги, отключите микрофон и камеру». На фразе «отключите камеру» один из слушателей берет салфетку и... накидывает на камеру! Конечно, это курьезные единичные случаи. Кто-то ушел из дома в баню, кто-то сидит в машине со смартфоном — просто потому, что там тихо.

— Мы прошли это на уровне руководства университета, когда у нас был первый штаб. Не каждому руководителю ведь просто скажешь «Отключи микрофон». Нужно найти вежливую форму, объяснить, как именно выключить микрофон — в кнопках начинают путаться. В первые разы проблемы именно с этим. Человек не понимает, почему у него гул, рев, он не слышит и ссылается на проблемы с техникой.

Фото: Владимир Дударев

Александр уверен — главное для педагогов сейчас в первый раз преодолеть страх и включиться в работу в новом формате. Первое занятие с большим количеством участников требует преодоления этого барьера. И понимания того, что культура онлайн-работы отличается от обычной лекции. Он объясняет: правила ведения вебинаров просты. Если вы слушатель — отключите микрофон и камеру, если у вас есть вопрос — пишите в общий чат. Кто-то обязательно должен сидеть в общем чате и следить за тем, что там происходит. Это позволяет зафиксировать и исправить проблему со звуком, если она возникает.

— В чате иногда задают вопросы докладчику по существу — нужно отвечать. Когда большое количество слушателей, эта работа очень важна. И важно давать понимать слушателям, что мы видим, что они спрашивают, — объясняет Фадеев.

Перестроиться на режим, в котором лектор не просто ведет занятие, но и отвлекается на чат и отвечает по ходу выступления на важные вопросы, сложно, но необходимо.

— Это тяжело — требуется постоянная фокусировка внимания, ориентировка на то, что происходит. И вдруг кто-то из слушателей включает камеру и начинает заглядывать в экран. Почему — не понятно, но все начинают обращать на происходящее внимание и просить «отключить женщину в очках». Когда стресс после вебинара прошел, мы перечитывали чат и хохотали до слез: «Женщина, мы слышим, как вы жарите картошку!».

— Отношение к онлайну изменилось. Ели раньше он был третьестепенным, дополнительным инструментом, то сейчас все вдруг осознали, что это сильный, действенный инструмент. Он работает, им можно пользоваться.
Фото: Владимир Дударев

Сейчас в политехе в постоянном режиме идут опросы студентов — главным образом, спрашивают, как люди оценивают переход на дистанционку. Есть анкеты, на которые получено уже более тысячи ответов. Они разные, но средняя оценка — 4,5 баллов из 5.

— Сообщества сплотились. Это очень интересная штука. Удивительное понимание со стороны студентов, терпение со стороны преподавателей. Негатива нет. Все понимают, что это вынужденная мера, нужно перетерпеть и адаптироваться к ситуации. Я считаю, что наше педагогическое сообщество сплотилось удивительным образом. Все оказались очень терпимы друг к другу, к методикам и технологиям.

Прямо в разгар загородной самоизоляции талые воды начали заливать колодец у дома. В перерывах между настройкой процессов, проректору пришлось спасать водоснабжение своего автономного жилища.
Фото: Владимир Дударев

— Очень важно, чтобы возрастные преподаватели перешагнули барьер страха. Им деваться некуда, они это понимают. Они понимают эту боязнь интернета, методисты многие уже возрастные, и им в первую очередь необходимо перешагнуть страх. Это очень важно. Они станут ближе к детям, сильно ближе. Это очень-очень важно. Образование изменится точно в нашей стране. Это хорошая встряска, которая показала, кто работает, кто не работает, и покажет в эту неделю, кто готов адаптироваться, кто не готов, — уверен Фадеев.

Текст: Елена Фаткулина

Фото: Владимир Дударев

Тэги/темы:
Комментарии для сайта Cackle