18+
18+
IT, IT и телеком, Егор Хворенков, Телевизор в телефоне. Как томская компания Telebreeze обеспечивает телевидением абонентов в 70 странах мира

Телевизор в телефоне. Как томская компания Telebreeze обеспечивает телевидением абонентов в 70 странах мира

АВТОР
Егор Хворенков

Томская область известна крутыми IT-компаниями, о которых знают за рубежом и почти не знают соотечественники. Telebreeze — одна из них. Компания предоставляет решение для трансляции видеоконтента через интернет. Её продукт используют более чем в 70 странах мира.

О том, что стоит за казалось бы простым функционалом вещания через глобальную сеть, «Томский Обзор» поговорил с исполнительным директором Telebreeze Владиславом Марченко.

ТВ вместо звонков

История Telebreeze началась в 2012 году. Тогда президент группы компаний Elecard Андрей Поздняков представлял её разработки на выставке Consumer Electronic Show в Лас-Вегасе. Один из посетителей мероприятия, занимавшийся продажей телефонных карточек для международных звонков, подошел к Позднякову с интересной бизнес-идеей. В то время уже набирали силу различные интернет-звонилки, и тема звонков «по талонам» изживала себя. Однако база абонентов у собеседника Андрея осталась, и находчивый предприниматель намеревался предложить своим клиентам новую услугу.

Владислав Марченко
Фото: Серафима Кузина

«Клиент хотел показывать им телевидение через интернет. Вроде как, идея интересная — с помощью сети доставлять телевизионные каналы для экспатов. Тех, кто уехал со своей родины, но хочет поддерживать культурную связь, смотреть новости или ток-шоу на своем родном языке, быть в культурном контексте», — рассказывает исполнительный директор Telebreeze Владислав Марченко.

Интересную идею Поздняков принес в компанию. На предложение разработать новый продукт откликнулся специалист Elecard Николай Песегов, будущий основатель Telebreeze. К тому моменту он два года проработал представителем Elecard в Юго-Восточной Азии и год в США, а также имел почти семилетний опыт разработки приложений для пользователей и являлся руководителем соответствующего отдела. Используя наработки Elecard, Песегов за три месяца сделал первый рабочий прототип новой платформы.

Весной 2012 года разработку томской компании показали на выставке National Association of Broadcasters в Лас-Вегасе.

Компания на NAB Show
Фото: Telebreeze

«Бизнесмен, который подал идею сделать систему, пропал — с ним ничего не получилось. Зато в сентябре или октябре 2012 года появился первый настоящий клиент. Это был русский предприниматель, который жил в Таиланде и искал, чем бы ему заняться, каким бизнесом. Он заплатил несколько десятков тысяч долларов за первую версию системы», — рассказывает Владислав Марченко.

Тогда же, в 2012 году, появилась компания Telebreeze, как отдельное от Elecard юридическое лицо.

Что такое Telebreeze?

Что представлял собой продукт томских разработчиков? Для конечных пользователей он выглядел как мультиплатформенный плеер, который может работать на любых устройствах — от мобильных телефонов до приставок и умных телевизоров, с помощью которого люди в любом месте земного шара (при наличии интернета) могли получать доступ к контенту на родном языке: фильмам, сериалам, «живым» каналам и онлайн-трансляциям.

Внутри платформа была гораздо сложнее.

Условно всю систему подачи контента, которую разработали в Томске, можно разделить на пять основных компонентов: сервер подготовки живого контента, офлайн-файлов, серверы доставки, кабинет управления и приложение для пользователей.

«Обычно ТВ-каналы идут к зрителю через спутник или эфирное вещание. Прежде чем вещать в интернет, нужно уменьшать битрейт видео (количество бит, используемых для передачи/обработки данных в единицу времени — прим. ред.), менять протокол доставки. Потому что канал для передачи данных более узкий, скорость пропускная меньше, нет гарантий доставки, ведь в интернете трафик идет как попало, это не выделенный спутниковый канал, — объясняет Владислав Марченко. — Причем, эта часть отдельно работает для „живых“ телеканалов и офлайн-файлов, потому что там требования разные по быстродействию. Для офлайн-файлов важно сделать максимально качественно, а скорость — это не самый критичный параметр. Для „живых“ ТВ-каналов важно картинку в реальном времени передавать так, чтобы не потерять ни один кадр».

Так выглядят компоненты платформы Telebreeze
Иллюстрация: Telebreeze

Одна из невидимых для абонентов, но необходимых частей платформы — серверы, распределяющие нагрузку.

У принимающих поток данных серверов ограниченная пропускная способность, и если абонентов в сети становится слишком много, кто-то может недополучить качественное изображение. Чтобы этого избежать, системой используются промежуточные серверы, которые также занимаются доставкой контента. Они кэшируют — заранее сохраняют — полученные из сети вещания данные, чтобы быстрее передавать их пользователям в случае необходимости.

«Это называется сеть доставки контента (content delivery network, CDN). Первая версия такого сервера также была заложена сразу, — объясняет Владислав Марченко. — Представьте себе банкет: есть кухня, которая готовит блюда, и есть стол, на котором их раздают. Столом в данном случае выступает сервер подготовки контента. Когда пользователей, то есть тех, кто хочет что-нибудь съесть/посмотреть, становится слишком много и раздающий не успевает их обслужить, формируется очередь, несмотря на то, что все блюда готовы — еду просто не успевают раздавать всем достаточно быстро. В случае с кэширующими серверами в зале было бы несколько столов с едой, где каждый мог бы брать готовые блюда. При этом официанты постоянно пополняют столы по мере их опустошения. Таким образом большее количество гостей утолят свой голод не тратя время в очереди».

Еще одна часть системы, также серверная — кабинет управления аккаунтами пользователей.

«Это самое важное. Когда пользователь регистрируется, у него создается учетная запись в системе и можно видеть, с каких устройств он заходил, что смотрел, — вся его активность. На основании этих данных списки каналов или фильмов объединяются в пакеты, которые продаются или даются пользователю на определенных условиях. При этом выдачу можно ограничить по времени или по конкретным устройствам», — рассказывает Владислав Марченко.

Таким образом, уже на первоначальном этапе система охватывала все этапы поставки контента пользователю — от его захвата до непосредственного вывода на экраны телевизоров, телефонов или компьютеров с настроенными под каждое устройство интерфейсами.

В Telebreeze это называют end-to-end. При этом сама по себе платформа — это софт, то есть только программное обеспечение, которое устанавливается на «железо» заказчика.

Работа на выставке 2017 г.
Фото: Telebreeze

«В приложениях для пользователей тоже есть отличия. Если ты хочешь сделать их под мобильные устройства или умные телевизоры — это будут „две большие разницы“. В мобильном у тебя тач-интерфейс, нужно ориентироваться на один пользовательский опыт. Для телевизоров — другой, потому что там управление с пульта, другой размер экрана, другая дистанция, с которой ты смотришь. На десктопе — третий. Есть нюансы и на уровне операционных систем. Samsung и LG на телевизорах делают свою ОС, остальные работают либо на Android, либо на Linux — а каждая его версия уникальна, нужно особенности учитывать. А есть еще приставки типа Roku, TVOS, которые на американском рынке популярны, и там тоже своя операционная система в каждом случае, — объясняет Владислав Марченко. — Мы говорим — приложение пользователя, мультиплатформенный плеер — но там по факту еще большой объем работы под этим скрывается. В итоге, сейчас Telebreeze можно поставить на любую платформу».

И вся эта сложная система — лишь часть большого комплекса. Чтобы его внедрить, компании-заказчику необходимо выяснить, какие каналы она хочет вещать для своих пользователей, решить вопрос с захватом сигнала и авторскими правами, проложить сеть. Поэтому томскую систему покупают крупные интернет-провайдеры вроде «Ростелекома», мобильные операторы, производители контента или системные интеграторы.

«Зачастую производитель контента досконально знает, как снять интересный сериал или фильм, но вся инфраструктура доставки контента, интернет-вещание для него — темный лес. И есть специальные компании, которые занимаются именно системной интеграцией. Они собирают наш софт, подбирают под него необходимое „железо“, инфраструктуру и ставят конечному заказчику. Им может быть университет, больница и даже религиозное учреждение», — объясняет Владислав Марченко.

Томский «бриз» в Африке

На момент старта компании на мировом рынке существовало около десятка подобных систем. В первые три года томская компания активно росла — каждый год продажи увеличивались в 4 раза по отношению к предыдущему. На сегодняшний день Telebreeze реализовала почти 180 проектов в более чем 70 странах мира. Работают в компании около 30 человек.

«Мы изначально ориентировались на международный рынок. Не сосредотачивались на том, чтобы исключительно в России что-то обкатать. Да, там конкуренция выше, сложностей больше, но и возможности шире, — рассказывает Владислав Марченко. — Одно из первых внедрений у нас было в Белизе, небольшой стране в Центральной Америке, где около 300 тысяч человек населения. Но они воспользовались нашей системой».

В Белизе в 2019 г.
Фото: Telebreeze

Самое широкое применение, с точки зрения количества абонентов в проектах, томская система нашла в Африке.

«Там ситуация такая, что пользователям вообще делать нечего. Я был в Камеруне в командировке — беднота и нищета страшная. Нет ни кинотеатров, ни каких-то общественных заведений, кафе, — ничего. Единственное развлечение — это телевизор, — рассказывает Владислав Марченко. — И несмотря на то, что это беднейшая страна, за подписку на телевидение они платят до 100 долларов ежемесячно».

Тем не менее, больше всего проектов Telebreeze реализовано в США. Там же компания собирает больше всего выручки: «Там просто больше экономической активности в стране в принципе. Больше население, больше интернет-провайдеров, каких-то компаний, кто это население обслуживает, кто предоставляет различные услуги», — объясняет Марченко.

Тренд на социализацию, big data и «облака»

Со временем ниша, в которой работает Telebreeze, начала заполняться. Пик активности интернет-ТВ-провайдеров пришелся на 2017 год: на специализированных выставках такие компании начали занимать целые выставочные залы.

Начал меняться и сам продукт. Если раньше это была просто удобная доставка контента до конечного потребителя, то сейчас она обросла различными побочными сервисами.

«Сейчас идет тренд на социализацию и внедрение рекомендаций с помощью искусственного интеллекта, — рассказывает Владислав Марченко. — Социализация — это возможность через соцсети авторизоваться и делиться контентом, оставлять комментарии, переписываться с другими пользователями, организовывать совместный просмотр. Плюс сбор максимально полной статистики, которая постоянно углубляется: не просто какие фильмы посмотрели по жанрам, а какие моменты наиболее интересные — может быть, пользователь перематывал что-то, на повторе смотрел несколько раз. Собирается big data, анализируется с применением искусственного интеллекта, чтобы выдать пользователям наиболее интересный контент, как можно дольше удерживать их внимание в плеере. В свою очередь операторы получают аналитику — какой контент им лучше привлекать к себе в платформу».

Сейчас Telebreeze осваивает новое направление — готовится взять на себя ряд хлопот потенциальных клиентов, чтобы ускорить им запуск новых проектов.

Например, для того, чтобы организовать телевещание, помимо технической платформы, требуется еще и контент. «Получить его нужно физически: спутниковые тарелки поставить или из эфира принять. Также нужно получить права на контент, закупить оборудование для серверной инфраструктуры, приставки, наладить логистику. Оборудование стоит десятки, а то и сотни тысяч долларов, — объясняет Владислав Марченко. — Сроки запуска таких проектов достаточно большие, от полугода примерно, пока оператор готовится, собирает необходимую информацию».

При этом существуют ниши, где у клиентов есть контент и стремление его распространять, но нет желания возиться с инфраструктурой, серверами и каналами доставки. Они готовы вещать прямо на пользовательские устройства.

«Например, футбольная команда. Для нее самое важное — игра, футбольный матч. На этот матч приходится две задачи: подогреть аудиторию, чтобы пришли на стадион или бы посмотрели матч по ТВ. Чтобы подогревать интерес аудитории, они снимают моменты тренировок, интервью с игроками, внутриклубную жизнь, — любую активность, которая может заинтересовать пользователя. И весь этот контент они хотят предоставлять зрителям, — объясняет Владислав Марченко. — Мы в этом случае делаем инструмент для того, чтобы через нашу платформу в „облако“ футбольная команда загружала свой контент. Даем плееры под все возможные устройства под их брендом, берем на себя все вопросы по подготовке и хранению контента, наше серверное ПО размещаем в облаке, доставку тоже мы организуем с помощью компаний, которые занимаются CDN».

В итоге клиенты получают пользовательский интерфейс с одной стороны, а с другой — полную аналитику по просмотрам и взаимодействию пользователей с контентом. Сам клиент может сделать доступ к своему контенту платным или подключать рекламу и зарабатывать на ней. «И такими клиентами могут быть не только представители спортивной индустрии, но и организаторы конференций и выставок, доклады с которых, например, можно смотреть с приложения», — рассказывает Владислав Марченко.

«Третье направление, которое мы выделяем — это корпоративное телевидение. Мы как раз им пользуемся сейчас, когда снимаем по своему продукту обучающие видеоролики, размещаем в онлайне-доступе у себя на сайте, в приложении и предоставляем нашим операторам. Допустим, интернет-провайдер — специалист в сетевых технологиях, но в вопросах видеокодирования он слабо разбирается. Мы можем ему рассказывать, какие технологии видеокодирования существуют, какие протоколы доставки, в чем их преимущества и недостатки. И мы это делаем, чтобы он вовлекался в историю, чтобы осознанно принимал решения, понимал, что происходит».

Сейчас проект проходит стадию обкатки. Его используют не только в самой компании, но и подключили к тестированию мексиканского интернет-провайдера, который занимается созданием собственного корпоративного университета. Присоединение крупных проектов ожидается осенью.

«Сейчас мы активно углубляем направление разработки и усиливаем команду — нам нужны аналитики, которые будут собирать требования рынка, дизайнеры, которые будут все это воплощать с учетом требования конкретного устройства и заказчика. И разработчики, которые будут это все воплощать», — отметил Владислав Марченко.

Все еще томский

Несмотря на ориентацию на мировой рынок, главный и единственный офис Telebreeze все еще находится в Томске и, по заверению руководства компании, здесь и останется.

«В Томске самое удачное сочетание цена-качество, если говорить о кадрах. Можно, и, наверное, нужно открывать офисы в других регионах, мы об этом думаем. Но все равно основной центр разработки останется здесь. Поток умных голов, свежих идей и кипучей энергии здесь, в Томске. Кремниевая долина возникла вокруг университетов — Стэнфорд, Беркли, Caltech. Томск в этом смысле ничем не хуже, а в чем-то даже и лучше. Поэтому я считаю, что у города есть все основания, чтобы стать сибирской IT-долиной. Мы видим, что постепенно крупные компании открывают здесь офисы разработки. Да, есть Москва, Питер, Новосибирск, Казань, Краснодар, но такой концентрации, как в Томске удельно на количество жителей, я нигде не встречал, — отмечает Владислав Марченко. — В Томске есть этот дух, когда ты хочешь сделать что-то полезное и заработать денег, но не просто торговлей, а своим умом».

Фото: Серафима Кузина, Telebreeze.com

Тэги/темы:
Комментарии для сайта Cackle