18+
18+
В мире животных, Голос городских сообществ, Томские новости, фотосессия леопард студия цирк Томичей возмутила организация фотосессии с живым леопардом: Мнения

Томичей возмутила организация фотосессии с живым леопардом: Мнения

На этой неделе томскую интернет-общественность возмутила организация фотосессии с живым леопардом, участие в которой разыгрывала фотостудия GERA.

Конкурс в Instagram стартовал два дня назад и получил негативный отклик от пользователей. Томичи отмечали негуманность организации подобного рода фотосессий.

«Я никогда не поверю в „добрых циркачей“, я никогда не поверю в „просто сытого котика“. А вот в ложь ради наживы и нежелание подумать дальше первых сомнений, вот это запросто», — отметила в своей сторис одна из возмущенных томичек.

Из сторис Веры (@kigahoke)

«Я увидела заметку в сторис у своей знакомой с удивлением — вроде 2019 год, прогрессивная страна, а все еще такой кошмар с эксплуатацией диких животных. Я нашла пост, увидела огромное количество желающих поучаствовать в фотосессии с живым леопардом. Я считаю, что это как минимум глупо, а как максимум — чудовищно. Я написала в сторис у себя, что считаю, что это неправильно, зачем вы это делаете. К моему праведному гневу подключилось огромное количество моих знакомых. Снежным комом это начало набираться и пошло. Я думаю, что большая часть людей даже не знали, что такие фотосессии бывают, — рассказала Томскому Обзору Вера Богданец, одна из активных противников организации фотосессии с диким животным. — Я считаю, что в 2019 году накачивать леопарда транквилизаторами для фотосессии — совершенно чудовищно, потому что это вредно для всех и формирует абсолютно больное, неправильное представление о том, что животное — это игрушка, атрибутика богатой жизни. Ну нет же!»

Позже студия отреагировала на негатив, отметив, что конкурс продолжится, но в качестве приза теперь выступает фотосессия без животного. Многие пользователи поддержали это решение. Однако многих смутило наличие конкурса в дополнительном аккаунте студии. Директор GERA рассказал Томскому Обзору, что пост о розыгрыше был практически одновременно размещен в нескольких аккаунтах, и после отказа от проведение фотосессии с диким животным посты были отредактированы или удалены. Он также отметил, что съемки с леопардом в студии не будут проводиться ни в рамках конкурсов, ни в рамках каких-либо фотопроектов.

Позже выяснилось, что другая студия также объявила о проведении фотосессии с леопардом.

«Фотопроект с участием леопардов, сразу скажу, что такая съёмка будет стоить не бюджетно, здесь нужно понимать количество затрат и саму грандиозность идеи, но поверьте, такие снимки окупят все ваши затраты, а впечатления останутся на всю жизнь», — объявили в студии Маска.

Вскоре под этим анонсом также начали появляться гневные посты томичей:

«💩💩💩💩», — @nastya_artclass.

«Это вам что игрушка или что, на что ещё вы готовы ради фоток, неужели это того стоит....», — @n.a.o.m._i_.

«Какой ужас...», — @ann.chenko.

«Фотостудия Маска, точнее, ее владельцы, вернитесь на дорожку здравого смысла, бескорыстия и сострадания. Иначе с такой подсрамленной репутацией ваша ̶ш̶а̶р̶а̶ж̶к̶а̶ так называемая фотостудия обречена на закрытие. Я желаю, чтобы именно так и случилось», — @jehejeb.

«Фотостудия Маска, вы опустились на самое дно! К Вам больше ни ногой после таких заявлений! Как вообще можно брать такую ответственность за Дикое животное? Да и вообще для него это будет дичайшим стрессом! Отказаться от этой идеи будет лучшим решением, по моему мнению! Может хоть репутацию себе не попортите, хотя уже попортило», — @anetta_sugar.

«Маска игнорирует все, блочит всех, кому не нравится их розыгрыш, периодически подтирают комментарии и продолжают запись на фотосессию, — отмечает Вера Богданец. - Моя позиция такова — хищные экзотические животные не должны быть в частных руках, потому что это опасно. Сейчас я смотрю, что фотостудия „Маска“ ничего не собирается делать, несмотря на общественный протест. Поэтому я думаю петицию запустить, обратиться в Роспотребнадзор. Честно говоря, я сомневаюсь, что эта фотостудия имеет юрлицо и выдает чеки за свои услуги. Это жестоко, негуманно, жажда наживы на чужих страданиях. Такого быть не должно. Я считаю, что чем больше людей об этом знают, будут бойкотировать эту идею. Обвинять конечного потребителя бессмысленно. Все равно будут люди, которые хотят фотосессию с леопардом, им сказали, что это классно, ну, наверное это классно. И когда как можно большее количество людей сможет противопоставить свое мнение — нет, это не классно, это плохо, наверное, у них что-то в голове поменяется».

В свою очередь директор цирка «Золотой дракон», дрессировщик Евгений Ким рассказал о леопарде Джерри, который отправится на фотосессию.

«На фотосессии я беру леопарда, который очень лояльный и очень адекватный к людям. ОЧЕНЬ лояльный. Он не реагирует на раздражители, только если есть коровки, лошадки. Я могу его выпускать в детском саду, главное, чтобы дети не хватали его за усы и лапы, — рассказал Евгений Ким. — Ему 16 лет, это два срока жизни, которые выделены леопарду в природе. За это время мы провели сотни фотосессий, десятки прямых эфиров на различных телеканалах. Единственное, что очень часто эфиры бывали в семь утра, он начинает гундеть, время спать еще ребенку. С другой стороны мы тоже не всегда хотим в 6 утра вставать и ехать на работу».

Лояльность дрессировщик объясняет характером Джерри и воспитанием.

«До полугода мы спали с ним вместе, потом в общежитие перевели, потому что дом стал уже разносить. К 6 месяцам он весил 20 с лишним кг. Ему иногда нравится выезжать, иногда не нравится. Сыночка у меня уже в возрасте, иногда просит — не пойдем домой, пойдем прогуляемся, и мы наматываем круги вокруг цирка, — отмечает Евгений Ким. — То, что сейчас происходит — определенная направленная политика. Идет травля, которая хорошо финансируется. То, что сейчас происходит — это люди делают для хайпа».

Он также рассказал, что в цирк животные попадают различными путями: кто-то рождается в цирке, кого-то продают зоопарки. При этом, не всегда они здоровы на момент поступления.

«У меня был леопард, у которого, когда я взял его из зоопарка, было 28 переломов. Мы его два года лечили. В итоге он прожил у нас около 14 лет. Была пантера, больная раком, не смогли спасти, к сожалению, — вспоминает Евгений Ким. — Мы относимся к своим животным, как к своим детям. Да, они у нас выступают, но мы же должны их кормить и лечить. Мы имеем возможность это сделать. Но это наши дети, мы их всех любим».

В свою очередь директор фотостудии Наталья Семернева отметила, что не видит в проведении фотосессии с живым леопардом ничего предосудительного.

«В прошлом году мы проводили фотосессию с тигром. Ничего противозаконного в этом нет. Тогда я с этим соприкоснулась впервые и кроме любви дрессировщика к животному — у них маленький ребенок в семье, и они несколько лет живут с тигренком в семье. То есть они не держат его в клетке, обеспечивают ему хорошие условия, пока он подрастает. Для меня отношение к цирку и человека к таким животным открываются с другой стороны. Это тоже профессия, которая существует много столетий. Я не увидела жестокого обращения с животными у себя на съемках. Все животные были в хорошем состоянии, не обколотые, просто сытые, адекватные, которых и перед съемкой хорошо покормили, и во время съемки угощали большими кусками мяса, ласково называли, гладили», — рассказала Наталья Семернева, отметив, что эта фотосессия не вызвала подобного резонанса.

«Во втором случае я работала с белым тигром, он был намного крупнее, чем тигренок. Тут я была удивлена, насколько тигр любит своего дрессировщика. Как только у животного появлялся доступ к телу дрессировщика, он к нему прыгал, лапками на плечи вставал, обнимался с ним. У тигра не было чувства страха к человеку, агрессии. Главное, эмоций у людей, пришедших на фотосессию, было много. Я в данном случае выступаю в качестве фотографа. Есть дрессировщик, который предложил организовать фотосессию. Мне, как фотографу, интересен любой вид съемки, почему бы и нет, если это интересно людям», — отметила Наталья Семернева.

Она также добавила, что не собирается отвечать на комментарии в социальных сетях, которые порочат ее честь и достоинство и наносят вред деловой репутации студии.

«Я по этому поводу в любом случае собираюсь принимать меры. Меня уже оклеветали, написали про животное, которое содержалось в студии, Симу (минипиг), которая недавно стала мамой, живет в хороших условиях, что она умерла мучительной смертью в студии, — отмечает Наталья Семернева, добавляя, что она не удаляла ни одного комментария под постом. — Когда говорят абсолютную неправду и делают все возможное, чтобы уколоть, чтобы человек отреагировал, чтобы можно было еще ведро грязи вылить... Люди проявляют какую-то животную агрессию. Я считаю, что это травля, адекватные люди так себя не ведут. Любое мнение имеет право на существование, как и любая профессия, в том числе и дрессировщика».

Тэги/темы:
Комментарии для сайта Cackle