18+
18+
IT, Бизнес, Егор Хворенков, Как это работает, Люди, БУБУКА YOGA Дмитрий Пангаев система легального использования охраняемого авторским правом контента т От «БУБУКИ» к YOGA. Как томский стартап находит связь между музыкантами и их слушателями

От «БУБУКИ» к YOGA. Как томский стартап находит связь между музыкантами и их слушателями

АВТОР
Егор Хворенков

Создатель «БУБУКИ» — системы легального использования охраняемого авторским правом контента — Дмитрий Пангаев представил свое новое детище. Амбициозный проект получил название YOGA.

Его разработчики берутся уравновесить ситуацию на рынке использования авторского контента на уровне страны. О том, что такое YOGA, как она появилась и как работает — в нашем материале.

Рождение концепции

Идея YOGA появилась в компании «БУБУКА», создавшей продукт для легального использования музыки в коммерческих целях
Фото: Сергей Степин

Создание сервиса «БУБУКА», позволяющего легализовать использование музыки в барах, кафе и ресторанах, подтолкнуло его разработчиков к большему. Поработав с авторами напрямую, они решили дать им возможность полноценно отслеживать коммерческое использование музыкальных треков.

«Каждый человек что-то слушает, мы можем все это отслеживать. И автору в одном личном кабинете давать полную информацию о том, где, сколько раз проиграл его трек на всех радиостанциях страны, в какой рекламе используется, спектакле. На это требуется время, но это можно сделать. Те, кто долгое время говорил о том, что это невозможно либо не понимают современных технических процессов, либо дураки, либо просто врут. Мы наверняка знаем, что это возможно», — рассказал создатель «БУБУКИ» и YOGA Дмитрий Пангаев.

Несколько месяцев томичи провели в Нью-Йорке и Лос-Анджелесе, где погружались в тонкости работы на ниве авторских прав
Фото: Вячеслав Станкевич

Начав формировать концепцию YOGA, представители стартапа отправились в Америку. Этому поспособствовал фонд Starta Ventures. Его генеральный партнер Алексей Гирин дал возможность разработчикам съездить в США, пообщаться с артистами и правообладателями. Программисты получили огромное количество полезной и ценной информации и, вернувшись в Томск, окончательно доработали концепцию и начали начали создавать платформу на ее базе.

Новое детище получило название YOGA (производное от санскритского йодж или йудж, имеющего много смысловых значений, среди которых «соединение», «единение», «связь», «гармония», «союз», «упряжка», «упражнение», «обуздание»). За время подготовки проекта компания выросла: увеличился её штат, появились представители в самых разных странах — от аналитиков, занимающихся оценкой ситуации с авторскими правами до менеджеров по продажам.

«По сути, мы собирали данные, своего рода биг дату — как мои менеджеры общаются с правообладателями, пользователями. И благодаря работе в маленьком сегменте поняли, как это работает в глобальном, потребности одних и задачи других. Более того, мы поняли, как это все совместить, смогли сконструировать платформу на уровне процессов, и только потом начали писать код», — вспоминает Дмитрий Пангаев.

«Стакан с ртами и ушами»

Из презентации проекта YOGA
Фото: предоставлено компанией «БУБУКА»

Концепция YOGA предполагает, что есть некий автор, который хочет, чтобы его творчество было услышано. Он фактически «кричит», размещая свое творчество в интернете, пропихивая в радио- или телеэфиры (частенько приплачивая). С другой стороны находится активный слушатель, который хочет услышать что-то новенькое. С этой целью он изучает те же каналы: интернет, стриминговые сервисы, ТВ, радио, бары и так далее. Таким образом получается, что «рот» и «ухо» образуют своеобразные «воронки». При этом таких «ушей» и «ртов» множество и все они как-то пересекаются. Все эти пересечения и отслеживает YOGA.

В концепции также присутствует правовая среда. Ее функции выполняют правообладатели, среди которых могут быть организации по коллективному управлению авторскими и смежными правами. С другой стороны, присутствует и определенная банковская цифровая экосистема, которая может обеспечить мгновенные выплаты обладателям прав сразу в момент прослушивания его композиции.

«Мы назвали это royalty now — выплата сейчас»
Фото: Вячеслав Станкевич

«Как только мы отследили момент встречи исполнителя и слушателя, деньги идут правообладателям. Таким образом мы обеспечиваем абсолютную прозрачность платежей», — объясняет Дмитрий Пангаев.

Но и это еще не все. Данные об использовании музыки собираются в big data. После анализа система может выдавать рекомендации музыканту: например, где лучше проводить гастроли, кому, где и как продавать билеты на свои концерты.

«Сегодня многие артисты тратят колоссальные деньги на рекламу. Баста, например, 8 июля приезжает, а реклама его уже висит. Сколько они заплатят за билборды? А мы, отследив тех, кто слушает это в интернете, скажем: „Чувак, к тебе приезжает Баста, вот две кнопки нажми и купишь билет“. Таким образом мы сокращаем затраты на всех этапах. Переводы будут происходить в режиме онлайн и автоматически. У автора перестанут возникать вопросы: „Почему мне столько начислили? Я не согласен, мои деньги опять воруют“. И артисты будут знать, где им выступать. А дальше можно атрибутику фирменную продавать, или создать краудфандинг и предложить слушателям помочь деньгами в записи альбома. Так, например, группа „Алиса“, сделала и собрала буквально за неделю больше, чем нужно было», — рассуждает Дмитрий Пангаев.

После поездки в США разработчики многое поняли и доработали концепцию: решили не противопоставлять свою систему другим, а напротив, объединять другие элементы.

«Мы сокращаем затраты на всех этапах»
Фото: Вячеслав Станкевич

«Нужны ОКУПы — это правовая среда. Без них, но у нас уйдет колоссальное количество времени, чтобы договориться с артистами. Существующие финансовые системы позволяют реализовать все задуманное нами практически в режиме онлайн. На сегодняшний день мы ведем переговоры с несколькими банковскими экосистемами, чтобы внедрить их в нашу платформу. С третьей стороны стоит государство. Большая часть стран испытывают проблемы и хотят навести порядок на этом рынке. Кроме того, они смогут еще и получать налоговые отчисления. А поскольку мы можем отследить проигрывания, то и будем знать, сколько налогов должно быть начислено и автоматически перечислять их государству», — считает Дмитрий Пангаев.

С другой стороны, потенциальные пользователи YOGA смогут легально использовать музыку и будут уверены в том, что деньги дойдут до правообладателей. К тому же они получат хороший сервис — колл-центр, техподдержку и многое другое.

«Это как с коммунальными платежами: люди не платили коммуналку, не потому что денег не было или они жадные. А просто заходили на почту — а там бабки стоят. Ты заходишь с этими квитанциями и такой: „Неее“. И уходишь. И счета копятся, тебя мучает совесть, вроде надо заплатить, ты заходишь, а там опять эти бабки стоят. И ты опять уходишь. И получается, что ты виноват. А потом сделали QR-коды, и все стало проще. Мы делаем то же самое, приблизительно. Мы создаем условия, при котором бизнесу лучше платить, чем не платить», — объясняет Дмитрий Пангаев.

Музыка, принадлежащая народу

Правообладатель решает, где он готов услышать своё детище: в рекламе, театральной постановке или на вечеринке
Фото: Вячеслав Станкевич

По сути, YOGA — это облачный программный комплекс, который разворачивается на уровне страны в течение полугода. Правообладатель или музыкант сможет разместить свой трек на платформе и тут же зарегистрировать на него права. После этого с ним практически в режиме онлайн заключается договор. На данном этапе правообладатель решает, где он готов услышать своё детище: в рекламе, театральной постановке, в ресторане, на радио, на вечеринке или где-то еще. При этом у музыканта будет и «личный кабинет», в котором он сможет отслеживать использование своей музыки.

Созданная ранее «БУБУКА» является частью YOGA и отвечает только за использование музыки в «публичке» — в барах, ресторанах, магазинах. Она встраивается в YOGA и будет работать как один из ее элементов. Другие элементы будут отвечать за использование музыки в театрах, на вечеринках, в кино, рекламе, на радио, телевидении, на каких-то мероприятиях или презентациях.

«БУБУКА» будет работать как один из элементов YOGA
Фото: Сергей Степин

«Вплоть до того, что музыканты, которые каверы поют в барах, могут получить официальные права на слова и на музыку песни, которую они исполняют. На самом деле они и сейчас поют чужие песни, но авторы ничего не получают. И не потому, что кавер-группы такие редиски и хотят воровать. Они же тоже музыканты и уважают коллег, просто не знают, как можно использовать чужую музыку легально», — рассказывает Дмитрий Пангаев.

Кафе и театры подбирают музыку разными способами и по разному ее используют
Фото: Вячеслав Станкевич

Сегментирование обусловлено разными механизмами отслеживания: кафе и театры подбирают музыку разными способами и по разному же ее используют. Например, в случае с театрами необходимо отслеживать количество постановок, в которых звучит композиция и отсечь момент, когда ее перестают ставить.

«И для правообладателей информация будет поступать и оцениваться по-разному. Мы везде стараемся привязываться к количеству использований. Для нас это наиболее справедливый механизм учета и оценки. Другое дело, что не всегда справедливо платить за каждое исполнение и не во всех сферах это возможно. Но возможно учесть и начислить гонорар на основании наших договоренностей с правообладателями: в каждой сфере своя модель. В любом случае это должно быть очевидно и просто, и при этом правообладатель всегда может проверить любое действие, видеть детализацию и что договоренности работают», — отмечает Дмитрий Пангаев.

В свою очередь, пользователи системы смогут, исходя из своих нужд, выбрать механизм использования музыки. Например, для рекламы трек придется купить, а для «подзвучивания» баров или ресторанов будет достаточно подписки. При этом цену на свои произведения авторы устанавливают самостоятельно.

«Каждый правообладатель — это творец. Он думает, что его музыка самая *** офигительная на свете. И он выставляет иногда такие цифры... мы ему говорим, что можем выставить, но никто не будет покупать за такие деньги. Чтобы продавалось, будь адекватным человеком, так нельзя. У нас отдельный отдел работает с правообладателями, которые заключают договора с музыкантами, лейблами, согласовывают цены, условия и так далее. Это мы тоже заводим в автоматическую часть», — рассказывает Дмитрий Пангаев.

Интерфейс YOGA
Фото: предоставлено компанией «БУБУКА»

При этом создатели YOGA считают, что частное использование музыки должно быть бесплатным и вся она принадлежит народу.

«Несколько абсурдная штука складывается, ведь автор не заинтересован в том, чтобы ограничивать людей в прослушивании своей музыки. Он, наоборот, приплачивает радиостанциям, чтобы они включали его треки. На мой взгляд, если людям дать возможность в частном порядке бесплатно слушать все, что они захотят, это может привести к лучшим финансовым результатам», — считает Дмитрий Пангаев.

Еще один важный элемент YOGA — механизм отслеживания. Он запускается на последнем этапе и позволяет узнать, кто использует музыку без договора с правообладателем.

Механизм отслеживания запускается на последнем этапе и позволяет узнать, кто использует музыку без договора с правообладателем
Фото: Вячеслав Станкевич

«С механизмом отслеживания все просто. Когда впервые появился UBER я помню, как люди восхищались тем, что вот они смотрят, машинка там, ты там, и она к тебе едет по карте. Это было ощущение магии. Но это же не сложно, если разобраться. Тут то же самое. Мы используем все существующие технологии, не используем секретных вещей. Нельзя все отследить, если человек захочет спрятаться, скрыть, и у нас нет цели отслеживать то, что люди скрывают. У нас есть цель создать условия, при которых музыка будет использоваться легально, и отслеживать то, что не скрыто. Это основная часть рынка. Наверное всегда будут люди, которым нравится воровать все подряд, но их будет мало и это не наша забота», — объясняет Дмитрий Пангаев.

Сейчас YOGA разворачивается в двух азиатских странах, еще с двумя ведутся переговоры. По словам разработчиков, именно там самые большие проблемы в сфере работы с правообладателями.

«Когда мы договариваемся со страной, нам нужны местные игроки, которые обеспечивают с одной стороны все финансовые движения, с другой — обеспечивают правовую базу. Это могут быть и правительства, и местные ОКУПы, и банковские организации, все зависит от ситуации в конкретной стране, — рассказывает Дмитрий Пангаев. — Когда я рассказываю о YOGA, все говорят, что это круто и задают приблизительно один вопрос: „Как вы это сделаете?“ Мы говорим, что сделаем. И более того, вам это почти ничего не будет стоить, потому что нам самим интересно это развернуть. Наша задача не заработать на том, что мы внедряем эту систему на территории страны, а в том, чтобы наладить процессы и потом зарабатывать, обеспечивая действие каждого процессинга».

Слон, которого сложно съесть

«Мы открыты к любому диалогу, но на сегодняшний момент его нет»
Фото: Вячеслав Станкевич

Разработчики YOGA с сожалением отмечают, что не видят предпосылок, чтобы развернуть ее в России в ближайшее время. Даже малая ее часть — «БУБУКА» — встречает сопротивление со стороны российских организаций по коллективному управлению авторскими и смежными правами.

«Может быть потом, когда будет более благоприятная ситуация или появится понимание структур, отвечающих за это. Большая часть участников рынка заинтересована, чтобы все было прозрачно. Но есть меньшая часть, которые хотят, чтобы все оставалось скрыто, чтобы распределялось так, как нужно им. Мы не хотим тратить время на разборки и взаимные упреки. Должны сформироваться обстоятельства, в которых мы будем востребованы в России. И мы с большим удовольствием применим все наши наработки в стране, где все это было придумано. Но мы не можем настаивать, если нас не слушают», — отмечает Дмитрий Пангаев, добавляя, что ситуация может измениться, если на то будет политическая воля.

Тем не менее YOGA частично работает в России, собирая данные, и уже сейчас разработчики могут сказать, сколько потеряли правообладатели.

Технологии YOGA позволяют работать не только с аудио, но и другими форматами. Однако пока до этого далеко
Фото: Вячеслав Станкевич

«На сегодняшний момент работа с музыкальным контентом — это слон, которого очень сложно съесть. Но поскольку мы айтишники и умеем разделять процессы, то понимаем, что есть единственный способ съесть слона — разрезать его на куски. Именно этим мы и занимаемся. И когда мы съедим этого слона, то сможем перейти к другому, касающемуся книг, фотографий и так далее. Это тоже огромная работа», — отмечает Дмитрий Пангаев.

В конечном счете разработчики ставят перед собой задачу уравновесить рынок, создать условия, при которых люди смогут спокойно пользоваться сервисом, легально использовать музыку, поддерживая правообладателей.

«Все существующие технологии позволяют это все сделать. И мы знаем как. Ведь могут быть выдающиеся программисты, которые будут писать гениальный код. Но они нихрена не сделают, потому что не знают, что именно делать, — считает Дмитрий Пангаев. — Для этого нужна блок-схема, своего рода карта процессов. Мы умеем общаться, осознавая процессы, переводя их на язык блок-схем и, используя технологии, которые уже появились, складываем их в один организм. Иногда не надо что-то придумывать, оно уже есть. Ты берешь эту технологию и включаешь в общую платформу. Этим мы и занимаемся сейчас».

Фото: Вячеслав Станкевич, Сергей Степин, предоставлено компанией «БУБУКА»

Тэги/темы:
Комментарии для сайта Cackle