18+
18+
75 лет томской промышленности, Предприятие, 75 лет томской промышленности.Завод «Манотомь»: волчки на ёлках, юбилейные манометр 75 лет томской промышленности.Завод «Манотомь»: волчки на ёлках, юбилейные манометры и запалы для «лимонок»

75 лет томской промышленности.
Завод «Манотомь»: волчки на ёлках, юбилейные манометры и запалы для «лимонок»

В этом году «большой» томской промышленности исполняется 75 лет. Официальный отсчет ведется с 1941 года, когда после начала Великой Отечественной войны в Томск были эвакуированы крупные столичные предприятия. В нашем спецпроекте «Томская промышленность» рассказываем о крупнейших предприятиях региона. Часть из них — наследники перевезенных предприятий, часть — родились и росли в Сибири, но все они полны интересных людей и историй.

Томский завод «Манотомь» сохранил практически все принадлежавшие предприятию площади и продолжает выпускать конкурентоспособную продукцию, в том числе и на экспорт. Здесь поддерживают многие традиции советских времен, такие как производство специальных манометров к юбилейным датам и ведение книг почета. А еще здесь есть большой и очень интересный заводской музей.

У томского завода «Манотомь» несколько «родительских» предприятий. Прежде всего, это московский завод «Манометр». Также в Томск были эвакуированы три небольших завода из Ленинграда: «Ленгзип» (Ленинградский завод измерительных приборов), «Молодой ударник» и оптико-механический завод № 5.

Новый завод по выпуску приборов контроля для танковой и авиационной промышленности разместили в корпусах бывшего ликероводочного завода, около Лагерного сада. В декабре 1941 года численность рабочих нового предприятия составляла 417 человек, в конце 1942-го — 587.

Ликероводочный завод. Здесь разместились цеха манометрового завода

Так как часть станков московского «Манометра» застряла в пути, а часть затерялась, работникам пришлось приспосабливать под свои нужды оборудование пищевого производства. Чтобы в начале 1942 года уже начать выпуск продукции для нужд фронта — во время войны здесь изготавливали запалы к ручным гранатам, снаряды.

«Завод отапливался своей котельной. Из-за нехватки каменного угля нередко подача тепла в производственные помещения прекращалась совсем. Не помогали никакие „буржуйки“, в цехах стоял такой холод, что металлические детали „хватали за руки“. Тогда решено было котельную топить дровами. А это опять проблема, но решили ее просто: ежедневно группа рабочих, инженеров, служащих отправлялась за реку Томь, в окрестности деревни Кисловка, где заводу была отведена лесная деляна. Заводчане рубили деревья, разделывали их и вывозили на конных санях, впрягшись в них вместо лошадей». (О людях с чистой совестью: Из истории группы томских заводов / Отв. ред. А. Н. Новоселов. — М.: Пресса, 1992. — С. 150)

Лидия Ивановна Колесова, на заводе с 1942 года:

— Нас из оккупированных немцами Великих Лук вывели партизаны. Переправили в город Торопец, где посадили в большой-большой эшелон, товарняк, и повезли на восток. А везли долго — наверное, с месяц.
Довезли нас до Новосибирска (был уже август 1942-го), а дальше поезд не идет. По перрону ходят представители разных заводов с рупорами и выкрикивают названия городов, приглашают на работу. Мы выбрали Томск, манометровый завод.
До Томска ехали на грузовике. По приезду дали общежитие от завода на улице Учебной. Маму, старшую сестру и Машу сразу оформили на работу, а меня не берут. Я в слезы. Ладно, Вере, младшей сестре, было всего 12, а мне-то уже около 14 было. Мама сама пошла в отдел кадров, говорит: «Девчонка хочет работать. Я видела, у вас такие же дети идут через проходную». Взяли меня в закрытый цех, мы там делали запалы для гранат-«лимонок». Станочки были небольшие, но стояли высоко. Ребятишки, кто не дорос еще, на ящики становились. Надо было длинные трубки разрезать на куски определенного размера. Станок включаешь, отмеришь и резцом — раз! Смена длилась 8 часов. Не сделаешь задание — оставайся, доделывай. Но мы в основном успевали.
А чтобы отапливать завод, мы зимой ходили за дровами. Возьмем большие сани, спустимся к речке, нарубим кустарника много-много, привяжем на эти сани и везем обратно. Лошадей не было, мы сами, как лошади…

Эльвира Борисовна Быкова, на заводе с 1945 года

— Перед самым концом войны умерла моя бабушка, которая меня воспитывала. Мне тогда было 14 лет, я даже 5 класс еще не закончила. А жить как-то надо. Вот я и пошла искать работу.
Сначала попробовала устроиться на ТЭМЗ. Но меня не взяли, потому что станки там большие и продукцию они выпускали крупную. Тогда я пошла до Лагерного сада, где разместился манометровый завод. В отделе кадров сказала, что у меня бабушка умерла, а больше родных нет. Меня пожалели и взяли на склад готовой продукции, паковать приборы.
А там в то время работала Анастасия Никифоровна Петухова, москвичка эвакуированная. Ее муж был каким-то начальником. Потом она перешла в пятый цех, и меня с собой забрала, чтобы я профессию получила. Пятый цех был самый чистый, там собирали механизмы, регулировали приборы. Я с двумя старушками пломбы вешала на манометры. Помню, они за работой песни стариковские пели, и я вместе с ними.
Переводили меня потом на другие работы. Одно время на приборах номера писала: у меня цифры хорошо получались. Работала и на сборке механизмов. А когда построили новые корпуса на Комсомольском, я перешла туда токарем на маленький станок. В него вставляли пруточек и точили деталь. Получались крошечные винтики, как в очки вставляют. Я и такие могла сделать.

«За годы войны предприятие увеличило объем выпускаемой продукции более чем в пять раз. Во Всесоюзном социалистическом соревновании своей отрасли 18 раз занимало классные места и получало переходящее Красное знамя наркомата и ВЦСПС. 636 работников завода за ударный труд в годы Великой Отечественной войны были награждены орденами и медалями». (О людях с чистой совестью... — С. 156)

После Победы: кадровый голод и новое строительство

В первые годы после войны началась реконструкция цехов и технологий на выпуск продукции для мирной промышленности. В Томске делали манометры, регуляторы давления, шахтные скоростемеры, тахометры. А с 50-х годов — и более сложные приборы: аммиачные и электроконтактные манометры, взрывоустойчивые сигнализирующие манометры для шахт, дифференциальные железнодорожные манометры и множество других измерительных приборов. Выпуск товаров народного потребления был освоен на заводе в течение 1946 года: выпускали лампы «бра» и детские игрушки.

После победы эвакуированные работники стали возвращаться на родину, молодежь уходила на учебу, и на заводе начал ощущаться дефицит кадров. Годовой план по выпуску манометров в 1945 году был выполнен всего на 49,5%. Но место ушедших рабочих стали занимать молодые кадры.

«В 50-е годы в коллективе зародилось немало трудовых починов и движений рабочих за высокую производительность труда, за перевыполнение норм выработки… …В эти годы бурно развивалось техническое творчество инженеров и рабочих. Среди рационализаторов выделялся А. Н. Афанасьев, на счету которого были десятки приспособлений. А всего их было 130 человек, и за пятилетие им удалось добиться повышения производительности труда на 20% без значительных капитальных вложений, за счет внутренних ресурсов». (О людях с чистой совестью... — С. 158)

С 1958 по 1961 годы на новой площадке — на проспекте Комсомольском, 62 — строили новые корпуса. К 1968 году были введены в действие пять корпусов.

«Мужик, закрой ворота!»

Руководители предприятия прошлых лет

В 1964 году директором завода был назначен Александр Пушных. За 9 лет он сумел вывести завод на «передовые рубежи», после чего его направили поднимать следующее предприятие — НПО «Контур».

Под руководством Пушных манометровый завод одним из первых в Томске перешел на новую систему планирования, которая в первый же год позволила коллективу получить сверхплановую прибыль 131 тысячу рублей — это примерно 23 автомобиля «Волга» в то время.

На эти деньги строили жилье, обустроили детские сады и пионерлагеря. В 1967 году рабочие завода впервые заработали премию и 13-ю зарплату.

Энергичный, ответственный, строгий, Александр Пушных на манометровом заводе до сих пор — человек-легенда:

Лидия Ивановна Колесова

— Был у меня в бригаде хулиганистый парень Витька, он на каре (грузовая самоходная тележка на производстве — прим.ред.) работал — возил корпуса в ЦКС, детали, какие надо. И вот везет этот Витька нагруженный кар, а мимо идет директор завода, Пушных Александр Федорович. Высокий такой, хромой — он с фронта без одной ноги пришел и ходил на протезе. Витька кричит ему: «Мужик, открой ворота!». Пушных похромал, открыл ворота. Витька выехал и опять орет: «Мужик, закрой ворота!». Прошло полчаса или час. Вызывает меня к себе Клавдия Петровна Зорина, начальник ЦКС: «Лида, что твой Витька натворил? Быстро бери его и поднимайтесь к Пушныху на третий этаж». Заходим. Александр Федорович говорит: «Ну, садись, «мужик», — передразнивая Витьку. — Ты где воспитывался, кто твои родители? Почему нет никакого уважения к пожилому человеку?!" В общем, отчитал и меня, и его…

Однако звание Героя Социалистического труда было присвоено не директору, а простой работнице, бригадиру Эльвире Борисовне Быковой. Так было принято в те годы.

Эльвира Борисовна Быкова

— Первый орден Ленина мне вручили в 1966 году, а второй и звание Героя Социалистического труда — в 1971-м. Как-то так получилось, что нас награждали одновременно с директором завода Александром Федоровичем Пушных: он в 66-м получил орден Трудового Красного знамени, а в 71-м — орден Ленина.
Награждали меня, во-первых, за перевыполнение плана. Моя бригада из года в год была победителем во всех соревнованиях. А во-вторых, за общественную работу. Я много лет была депутатом, членом обкома КПСС, а потом уже и членом бюро обкома.

«Продолжительное время завод выпускал приборы, которые по техническим характеристикам: классу точности, надежности и долговечности в эксплуатации — уступали аналогичным приборам на мировом рынке. Нужно было заменить устаревшие приборы. Решить эту проблему взялись инженеры отдела главного конструктора». В итоге получилось разработать приборы, многие из которых не уступают мировому уровню. «Об этом можно судить по такому факту. Когда в 1989 году завод получил право на самостоятельные внешнеторговые операции с инофирмами, чехословацкая фирма „Хирана“ заключила с томским заводом прямой контракт на поставку почти 90 тысяч манометров. Это помимо сотен тысяч приборов, которые шли в 40 с лишним стран». (О людях с чистой совестью... — С. 175)

Пугачева и ширпотреб

В 70-80-е годы на манометровом заводе выпускали и товары ширпотреба. Замки, отвертки, рамки для слайдов, приспособления для лепки пельменей, даже детские игрушки: конструктор и волчки. По воспоминаниям работников, красно- и сине-белых волчков было так много, что ими украшали новогодние елки.

Прямо на территории завода, между корпусами, часто проходили концерты художественной самодеятельности. Приезжали и приглашенные артисты — даже Алла Пугачева выступала на манометровом заводе!

Май 1969-го. Завод встречает гостей из Мелитополя — квартет РИТМ

В советское время большое внимание уделялось благоустройству завода. На территории и вокруг нее каждую весну высаживали множество цветов. А вот так высаживали березки на Комсомольском, эта аллея существует и до сих пор:

Территория завода

На работу, как на праздник — во время субботников духовой оркестр играл на проходной завода

В начале 80-х на заводе ощущалась нехватка рабочих рук и производственных площадей. Началась реконструкция старых корпусов, установка новых автоматизированных линий, которые компенсировали недостаток кадров. Одновременно шло обновление ассортимента продукции.

Тогда, в 1980-х, а потом и в 1990-х на манометровом начали детали полиэтиленовые крышки, решетки для раковины, дюбели, формы для выпечки, сковородки, прищепки, замочные изделия и даже прессы для чеснока!

В 1993 году предприятие было акционировано. Сегодня на нем работает 690 человек. Выпускают более 30 типов приборов: технические, взрывозащищенные, коррозионно-устойчивые и другие типы манометров.

Продукцию покупают 205 городов России и страны ближнего зарубежья: Украина, Беларусь, Литва, Казахстан, Узбекистан. Доля «Манотоми» на общероссийском рынке приборов последние пять лет держится на уровне 27–28%.

Юбилейные манометры и коллекция оружия

Удивительные вещи можно найти в заводских музеях. Вот, к примеру, юбилейные манометры — на заводе до сих пор существует традиция их выпуска к разным датам. И к юбилеям В. И. Ленина, и к началу пятилеток, и в честь съездов КПСС, и к 400-летию Томска.

Честь собирать такие манометры всегда предоставлялась лучшим рабочим коллектива.

Еще в музее «Манотоми» хранится целая коллекция оружия и личных вещей солдат Великой Отечественной войны — как советской, так и немецкой армий.

Коллекцию собрал и передал музею бывший главный энергетик завода Виктор Владимирович Люсый, он каждый год ездит на раскопки по местам сражений.

С 1946 года на предприятии сохраняется традиция Книг почета. В нее заносят сведения о лучших работниках предприятия. Записи в Книгу почета до сих пор делают вручную, как и 70 лет назад.

Книга в подарок от 10 «А» класса, подшефной школы № 10, сделанная в 1956–1957 году. Тогда школьники встречались с ветеранами, работниками завода и их истории с фотографиями оформили в подарочный альбом.

Текст: Катерина Кайгородова

Фото: Владимир Дударев, альбомы завода

Тэги/темы: