18+
18+
Предприятие, Томский Приборный: Есть ли жизнь после смерти? - 3 Томский Приборный: Есть ли жизнь после смерти? - 3

Томский Приборный: Есть ли жизнь после смерти? - 3

Т.О.: После всех злоключений, что стало основной целью Вашей работы на Приборном?

А.Б.: Основной целью конкурсного производства является распродажа имущества необходимого для удовлетворения интересов кредиторов. Первостепенной задачей была выплата заработной платы. Эта задача решалась в течение целого года. Затем выплачивались долги по подоходному налогу, пенсионный фонд и прочие налоги.

Т.О.: А кому еще, кроме непосредственно сотрудников, задолжал Приборный?

А.Б.: Пострадали кто - энергетики, газовики, «Томскводоканал», налоговые структуры (долг перед ними составил почти 100 млн. руб.), и те кредиторы, которые рискнули поставить какую-то продукцию, а потом не получили ничего взамен. При этом в настоящее время вероятность удовлетворения их требований незначительна, потому что остатков имущества все меньше и меньше.

Т.О.: Кто вошел в комитет кредиторов Приборного?

А.Б.: В разные периоды процедуры банкротства в комитет кредиторов входили представители различных крупных кредиторов. Представители налоговых органов, энергетиков, газовиков, представители администрации области, представители службы по финансовому оздоровлению, обычные кредиторы.

Т.О.: Можно ли сформулировать задачу конкурсного производства - простая распродажа имущества завода «с молотка»?

А.Б.: Здесь, наверное, более уместно говорить о целях конкурсного производства как бы с другой стороны. Что я имею в виду? На одном из заседаний комитета кредиторов появилось предложение – резко снизить непроизводственные затраты на проведение процедуры и в том числе, например, остановить работу котельной. Мало того, что возникли бы проблемы для жителей небольшого общежития, предприятия Технотрон и других присоединенных к коммуникациям предприятий, но еще могла при таком решении возникнуть проблема сохранения промышленной площадки в целом. В случае же сохранения инфраструктуры и коммунального хозяйства можно было ожидать эффективное использование продаваемых площадей. Кроме того, можно было бы ожидать высокую инвестиционную активность, а именно она и будет оценкой в дальнейшем результатов работы комитета кредиторов. Реконструкция, ремонт производственных помещений и последующая эксплуатация комплекса должна дать новые налоги и новые рабочие места.

Т.О. Насколько сложно оказалось найти будущих владельцев заводской недвижимости, ведь они должны были отвечать ряду достаточно жестких требований?

А.Б.: В силу больших масштабов предприятия встал вопрос о том, каким образом расчленить предприятие при максимально возможном сохранении контуров завода. На мой взгляд, комитет кредиторов решил ее достаточно эффективно. Боюсь, детализация этого аспекта работы читателям малоинтересна и я на ней останавливаться не буду. А если говорить в целом, то с поиском новых собственников ситуация складывалась по-разному. Некоторые объекты выставлялись на торги в соответствии с законом и с решением комитета от 3 до 5 раз. Все торги в отношении недвижимости и основных фондов, в основном, проводились через открытые аукционы, и, к сожалению, иногда на них не все продавалось, так как бы хотелось. Вообще период процедуры банкротства на ТПЗ совпал с большими, так сказать, выбросами недвижимости на томский рынок – это была и собственность «Химстроя», и «Ролтома», и ТРТЗ. Поэтому случилось так, что одновременно на рынке недвижимости появилось большое количество продавцов.

Учитывая удаленность Приборного завода от центра города, цена по продажам была очень невысокая, и зачастую собственника приходилось ждать достаточно долго. Но, в конце концов, Приборный «распробовали», и последние продажи по недвижимости крупных объектов шли достаточно уверенно. Они не отличились высокой аукционной активностью, но, тем не менее, оказались результативными - появились собственники. Сейчас как раз наступил тот момент, когда в собственности Приборного завода осталась фактически одна проходная, но и на нее, без сомнения, также найдутся покупатели. Все остальные объекты недвижимости уже распроданы.

Т.О.: Цены на многие объекты ТПЗ были достаточно невысоки – в частности, бывшее овощехранилище было продано менее чем за 500 тыс. рублей. Что, кроме удаленного местоположения сыграло свою роль при продажах и при формировании настолько низких цен?

А.Б.: К моменту продаж, все хозяйство находилось в плачевном состоянии - крыши текли, стены вываливались. Вот, например, бывшая азотно-компрессорная станция, которую купил один частный предприниматель для создания мебельного производства – перед аукционом у нее осталась одна крыша, стены вывалились. Здание бывшей «литейки» было абсолютно черным внутри от грязи и копоти, разрушилась стена котельной, ну и так далее – можно продолжать до бесконечности.

Т.О.: С какими еще сложностями столкнулись вы в процессе работы на заводе, кроме непосредственно продажи объектов подходящим владельцам и гашения задолженностей?

А.Б.: Самой сложной задачей была передача функций управления коммунальным хозяйством. ТПЗ ведь нес на себе все обязанности по поддержанию инфраструктуры объекта: поставку электроэнергии, водоснабжение (у завода есть свои скважины), теплоснабжение, канализацией и сливом, очисткой территории и ее охраной. Трудность заключалась в том, чтобы посадить за стол переговоров на заводе всех новых собственников и организовать передачу управления всеми этими вопросами так, чтобы вся площадка в одночасье не осталась без управления какой- либо функцией. Этот аспект, возможно, мало кто учитывает и понимает, но он был самым трудным в моей работе. Область и город не были заинтересованы в передаче им котельной.

Необходимость найти собственника на котельную, в ситуации, когда все коммуникации «спрятаны» на глубину 7 метров, (раньше такие нормы предусматривались на «вечной мерзлоте»), с учетом того, что идут подвижки грунтов и высокий износ оказалась достаточно непростой задачей. И благо, что комитет кредиторов принимал мудрые решения, потому что можно было просто получить на выходе огромное число собственников, топить которых было бы просто некому.

Несмотря на то, что здесь за дорогой проходит городская теплотрасса, запитаться на нее площадке Приборного было практически невозможно. Заводская котельная, обслуживающая достаточно небольшой участок, работала при небольших давлениях в теплотрассе от 1,5–2 атмосфер, а у городской трассы давление уже 6-8. Естественно, подключение к городским сетям просто угробило бы неприспособленные и изношенные коммуникации. И подобных нюансов была масса. Тем не менее, передача инфраструктуры в частные руки состоялась, поэтому вопрос с коммунальными услугами разрешился благоприятно. Это подтверждается нынешней ситуацией на заводе.

Т.О.: Что в итоге получилось из Приборного – производственный комплекс, который содержат несколько частных предприятий? Осталось ли там что-то от прежнего завода, или это фактически, жизнь старой площадки «с нуля»?

А.Б.: Основное, чего добивались в процессе банкротства ТПЗ, и что удалось реализовать – это действительно, сохранения территории завода, как производственного комплекса. Этот фактор был важнейшим при продажах собственности – так, чтобы недвижимые объекты не превратились в очередные магазины и рынки. Другим важным фактором стало то, что все будущие предприятия-собственники должны были иметь томскую «прописку» - что отличает банкротство ТПЗ от процедур, допустим, на ТНХК или Томском Электроламповом заводе, где появились московские деньги. На Приборном нет и иностранных инвесторов, в том числе, и в силу того, что предприятие было связано с «оборонкой». Важность местной прописки предприятий заключается в том, что все происходящее на ТПЗ – и развитие, и налоги, взимаемые с этих предприятий, и вся инфраструктура – все это будет оставаться здесь, в Томской области, а не уходить в центр или за границу.

Здесь уже начали работу самые разные производственные фирмы и компании – это деревообработка и производство мебели, производство строительных материалов, светильников, гофротары, пластиковых окон, производство продуктов питания, мощеное производство упаковочных материалов. Пожалуй, все перечислить просто не возможно. Кроме того, один из корпусов выкуплен Политехническим Университетом – здесь будут заниматься, и жить студенты-заочники. Создается инновационный инкубатор, на базе которого планируется выращивать одновременно несколько десятков небольших компаний. Что касается сохранения части старого предприятия, то и это удалось сделать, может быть, не в самой пока привычной для нас форме – в частной собственности – но, тем не менее. Приборный уже существует и выпускает оборонную продукцию. К сожалению, это предприятие не сильно рвется рекламировать свои достижения. Однако, ЗАО «ТПЗ» - это предприятие, которое имеет те же необходимые лицензии на производство продукции для «оборонки», которые имел старый ТПЗ, и которые мы помогли получить новому собственнику. Оно продолжает ту же самую работу, в той же самой тематике, и сейчас пытается вернуться на позиции, которые занимал завод раньше. Понятно, что часть технологических цепочек, которые были раньше, порушены - вылетела «термичка», нет «литейки», других технологий. Но если они войдут обратно в кооперацию по «оборонке», а к этому есть все предпосылки, и сделают техническое перевооружение, то мы получим то, что в принципе, можно было бы ждать от ТПЗ в рыночных условиях, только уже с частным инвестором, а не с государством в качестве собственника.

Т.О.: Новые владельцы Приборного имеют какое-то отношение к старому предприятию?

А.Б.: Конечно! Во главе предприятия - бывший работник завода, и вся его команда – это костяк Приборного. Сюда ушли все заводские старожилы, и уже начинают возвращаться другие специалисты - высокопрофессиональные токари, слесари. Каждый день в отделе кадров появляются по 3-5 работников желающих поработать на «новом приборном».

Т.О.: А вообще много бывших работников Приборного заняты на новом производственном комплексе?

А.Б.: Здесь ситуация такая. Те специалисты, которые могут выполнять определенные виды работ, конечно, будут здесь работать и дальше – им очень удобно добираться до предприятия, или они нашли себе здесь подходящую по профилю работу. Кто-то, конечно же, закрепился за прошедшие годы в других местах, поэтому вряд ли вернется на Приборный.

Соответственно, какая-то часть служащих будет новой. Но неважно, кем именно будут заполняться рабочие места – главное, что они появляются, и будут появляться - когда мы только пришли на завод, здесь было занято порядка 1 тысячи человек. Сейчас, с учетом того, что идет высокая инвестиционная активность, на этой территории работают уже более 2,5 тысяч людей.

Здесь же теперь не будет ни одного метра, который бы простаивал, каждый из них будет загружен, обихожен, и вся территория будет развиваться! Она, конечно, находится далеко не в идеальном состоянии, но, тем не менее, является очень перспективной. Рядом с промышленной площадкой приборного может пойти развитие жилищного строительства - и мало-, и высокоэтажного, здесь проходит канализация и водопровод, есть источник теплоснабжения и подвод газа. Тут нет проблем с дорогами, везде проложен асфальт, достаточно много «маршруток», есть троллейбусное кольцо, наконец.

Будущее развитие прилегающей к площадке территории таково, что не требуется вкладывать огромные средства, чтобы развивать район как с точки зрения промзоны, так и с точки зрения гражданского строительства. Эта площадка, безусловно, очень привлекательна, и очень активна в данное время.

Т.О.: Что Вам осталось сделать на Приборном?

А.Б.: Сейчас продадим последнее имущество, после чего в самое ближайшее время состоится закрытие ОАО «ТПЗ». Завод в старом варианте перестанет существовать, и будет исключен из реестра предприятий. Тогда закончится наша работа здесь.

Подробнее о том, какие томские предприятия-производители начали обживать территорию бывшего ОАО «ТПЗ» читайте в следующем материале «Томского Обзора».

Тэги/темы: